Что стоит за «корпоративной цензурой» Facebook?

Как сообщил целый ряд средств массовой информации, социальная сеть Facebook начнет специальными значками помечать материалы "авторитетных СМИ". Так называемый  (trust indicator), сначала появится только у нескольких СМИ, но впоследствии их количество будет увеличиваться. При нажатии на значок читатель сможет узнать мнение аффилированных с социальной сетью оценщиков о работе издания: его политику в области этики, систему фактчекинга и правок, а также структуру собственности.

 

Как же отнестись к подобной экзотической инициативе? С одной стороны, можно было бы смело сказать, что компания Facebook явным образом нарушила этим проектом, как российское, так и европейское и американское антимонопольное законодательство. Не только по букве, но и по духу. Попытка, воспользовавшись своим доминирующим положением на одном рынке влиять на другой законодателями всех серьёзных юрисдикций оценивается крайне негативно. Прецедент антимонопольных разбирательств против компаний IBM и AT&T, приведший к их принудительному расчленению, кажется, забыт пионерами из социальной сети. Ну или, за молодостью их бизнеса, никогда не учитывался и не имелся ввиду.

 

Перспективы такого сорта разбирательства против социальной сети вполне недвусмысленны, особенно, если учесть, что транспарентности и беспристрастности СМИ собирается учить та самая компания, собственные практики модерации которой последние несколько лет не выдерживают с этой точки зрения никакой критики.  Политически ангажированные анонимные модераторы блокируют пользователей за употребление вполне нормативного слова "хохол", даже в виде цитат из русской классической литературы, но при этом раз за разом сообщают жалобщикам, что призывы к насилию над русскими и пропаганда ненависти к ним "соответствуют требованиям сообщества". И эти люди собираются рассказывать читателям о политике изданий в области этики, фактчекинга и публичности их структуры собственности? 

  

Впрочем, минимально пристальные раскопки материала приводят нас к закономерному результату. Цензура, платформу для которой предоставляет Facebook вовсе не является корпоративной. Она является политической и организована не самой соцсетью, а внешними по отношению к ней людьми.

 

"Trust Project" - проект, созданный "Центром прикладной этики" Университета Санта-Клары готов взять на себя нелёгкое бремя решать - кто тут достоин доверия, а кто нет. Первый же взгляд на предлагаемые им индикаторы фокусирует наше внимание на том, что, оказывается, одним из индикаторов доверия является наличие в издании diversity policy - или, в переводе на простой французский, политики гендерного разнообразия в редакции.  Вот оно чё, Михалыч! А мы то думали, что доверие к изданию никак не должно быть связано с централизованным контролем работодателя за тем, как и с кем спят его сотрудники. Мы то думали, что доверие - это про профессионализм редакции, а не про качественную работу месткома профсоюза! Как же наивны мы были, ожидая, что такого сорта идеи останутся в прошлом!

 

Впрочем, оставим иронию. Над ситуацией можно было бы посмеяться - в конце концов предлагаемый "прикладными этикам" набор индикаторов надёжности изданий выглядит ресурсоёмкой, неимоверно затратной в поддержании и никому не нужной маниловщиной - запах и вкус подобных работ хорошо знаком каждому, кто имел сомнительное удовольствие соприкасаться в своё время с советской официозной как бы наукой. Известный сорт научных работ, как правило, продвигаемых какими-либо мелкими начальниками, подразумевал учёт неучитываемого и измерение неизмеримого. А цель - одна, отчитаться о проделанной научной работе. Мы полагали, что это - "специфическая отрыжка советского режима". Спасибо Университету Санта-Клары, который предметно продемонстрировал нам универсальность подобных явлений в международной научной среде.

 

Но, как было сказано выше, поводов для смеха, на самом деле, не так много. В компании Facebook работают не настолько тупые люди, чтобы  особенности Trust Project в части достижимости и полезности заявляемых его организаторам целей, на которые мы обратили внимание примерно через 10 минут после ознакомления с этим прожектом, не были им очевидны. Однако, Facebook нашёл возможным не просто связать свою репутацию с этой сомнительной историей, но и начал активно поднимать её на щит.

 

Мы полагаем, что причины подобного поведения лежат в сфере чистой политики и должны рассматриваться именно в этом ключе. Либо компании-монополисту, путём имитации бурной деятельности, понадобилось публично продемонстрировать лояльность к определённого сорта идеологическим установкам. Либо это - не имитация, а вполне наглая и неприкрытая подготовка к осуществлению цензуры, не обоснованной ничем, кроме политической позиции её организаторов.

 

Мы полагаем, что в ближайшее время всем станет очевидно, о чём конкретно идёт речь. Практическая реализация Trust Project в том виде, в котором заявляют его организаторы, технически невозможна. В мире существуют сотни тысяч, если не миллионы СМИ и большая часть из них присутствует в Facebook, так уж сложилось. Оценивать их в соответствии с заявленными принципами и регулярно обновлять эту оценку - никакого бюджета не хватит. Значит, либо расстановка Trust Indicators заглохнет на старте, либо... она будет вестись в соответствии с иными принципами и, скорее всего за счёт отдельного, внешнего бюджета. Полагаем, что очень скоро мы сможем убедиться в реальных качествах громко объявленного проекта - является ли он времянкой и пустышкой или попыткой не известных, но вполне угадываемых структур впрямую использовать Facebook в качестве идеологической платформы массового поражения.

 

Попытка, конечно, интересная. Но стоит ли переоценивать свои силы и подвергать опасности капитализацию компании, связывая корпоративный имидж с крайне сомнительной затеей?

 

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter