Сбор гуманитарной помощи и положение беженцев из Новороссии в Татарстане: наблюдения и анализ ситуации

Гуманитарную помощь беженцам и жителям Донецкой и Луганской народных республик наша инициативная группа общественных активистов Казани начала организовывать в начале июня 2014 года (первые призывы к началу сбора прозвучали в Татарстане в конце мая со стороны Общества русской культуры Республики Татарстан), когда появились первые беженцы и мы увидели, что расползание бандеровского фашизма по лику Украины не сдерживается ЕС и провоцируется США. Так было перед Второй мировой войной, когда потакали фашизму в Германии, давая ему возможность укрепиться, а затем выйти и за пределы немецкого государства. Это зло в чистом виде, которое не останавливается  в своей жестокости и будет убивать, и разрушать, и насиловать людей. К сожалению, народ нашей страны на собственном ужасном опыте знает, что это такое. И, к сожалению, ему снова не дают об этом забыть США и ЕС. Поэтому, перед нами стоит задача помощи беженцам Донбасса до тех пор, пока бандеровский фашизм не будет уничтожен и не наступит мир на земле.

С начала нашей работы прошло два с половиной месяца. За это время на пунктах гуманитарной помощи в Казани получили помощь около 1000 беженцев. Сначала беженцы думали, что вскоре вернутся в свои дома, их было меньше (люди приезжают, они думают, что их положение все-таки это явление временное, и вскоре они вернуться к себе домой), но в настоящее время многим  возвращаться просто некуда и количество беженцев, приходящих за помощью значительно возросло.  Каждый день приходят от 8 до 16 новых семей, которые добрались до Казани сами своими путями. В основном, это женщины и дети.

Большей частью приносят помощь люди пенсионного возраста, которые родились вскоре после Великой Отечественной войны и очень хорошо знают и помнят, что такое война. Откликнулись в первую очередь и те, кто воевал или находился в «горячих» точках. Они тоже знают, что такое война. Помогают люди, которые сами оказались беженцами после развала Советского Союза. Они понимают, что такое быть беженцами. Предлагают жилье на длительное время, частично или полностью оплачивая не только его, но и питание беженцев. В последнее время помощь приносит много молодежи, что бесконечно радует. Как-то татарская молодая семья, сама проживающая втроем (мама, папа и ребенок) в однокомнатной квартире, тем не менее,  предлагала взять к себе на проживание женщину с ребенком. Это наша прекрасная, неравнодушная к людскому горю, смена. На таких людях стоит и строится наш мир. И он будет стоять, пока такие благородные люди в народе есть. И только благодаря этим людям, все-таки теплится надежда, что удастся миру избежать Третьей мировой войны. А, значит, мы и наша страна  будем жить.

В процессе общения с казанской молодежью выяснилось, что, последнее поколение, выросшее после развала СССР, не изучало в школе событий в Испании 1937 года. Учебники истории, написанные в 1990-х годах, вычеркнули из истории антифашистское восстание  в Гренаде и, таким образом, исключили понимание, как началась Вторая мировая война и что сейчас происходит на Донбассе. Мало кто из молодых понимает, что события на Донбассе – это вторая Испания 1937 года, когда антифашисты всего мира пытались сдержать наступление «коричневой чумы». Антифашисты тогда потерпели поражение, а в 1939 году, всего через 2 года,  началась Вторая мировая война, в результате которой погибли 50 миллионов человек. А сейчас, через 70 лет после победы над фашизмом, история повторяется. В России и за рубежом выросло поколение людей, которым сделали плохую прививку от фашизма. Но нам нельзя наступать опять на те же грабли. Нельзя допустить, чтобы на территории Украины образовалось бандеровское нацистское государство, истекающее антирусским, антироссийским ядом, намного более жуткое, чем гитлеровская Германия. И сейчас только мы, народ, можем остановить бандеровский нацизм, если отвлечемся от своих личных забот, откроем глаза, свое сердце и душу, и вовремя осознаем, что творится в мире. Только от нас сейчас зависит, будут ли рваться снаряды в наших городах, на нашей земле, будут ли погибать наши родные, уничтожаться наша жизнь, в которую мы вложили столько труда.

Какие же задачи стоят перед нами в Казани? Вообще, в городе насчет беженцев ходит много слухов, совершенно не соответствующих реальности. Вот основные их них: 1) «беженцам оказывают материальную помощь в размере 25 000 рублей в месяц»; 2) «беженцы живут в шикарных условиях гостиниц на всем готовом»; 3) «беженцы не хотят работать, они ленивые»; 4) «беженцам помощь уже не нужна»; 5) «на пунктах гуманитарной помощи принимают только новые вещи»; 6) «за предоставление помещения под пункты гуманитарной помощи хозяева помещений получают «маржу» (т.е. деньги)».

Теперь по порядку. О слухах насчет материальной поддержки беженцев. Несколько недель назад, после указания Правительства России и многочисленных обсуждений представителей власти с общественностью, в Казани было принято постановление об оказании разовой материальной помощи беженцам. Эту помощь могут получить люди, которые оформили статус беженца или временное убежище. Статус беженца получить сложно. Поэтому, большинство беженцев подают заявление на временное убежище (всем известный Эдвард Сноуден также смог оформить только временное убежище в России, т.к. из США никто не предоставит ему справку, что Пентагон с большим удовольствием посадил бы его на  электрический стул (по правилам статус беженца можно получить при документальном подтверждении угрозы жизни и здоровью в собственной стране). Через три дня беженец может получить справку о временном убежище и затем пройти обязательную  медкомиссию. Ее проходят бесплатно. Затем беженцы должны отдать все необходимые документы на получение свидетельства о временном убежище. Эти документы должны быть рассмотрены и выдано свидетельство о временном убежище. Рассматриваются документы долго. Так, сначала служба УФМС Казани заявляла «приходите через месяц», затем, что «нет бланков». Однако, только после получения свидетельства беженец может завести банковскую карту, куда должна быть перечислена сумма единовременной помощи. Для взрослых эта сумма составляет около 8 тысяч рублей, для детей –  7 тысяч рублей. Суммы за детей должны быть перечислены на карту матерям. Сейчас поступили новые сведения от беженцев, что на справки стали ставить печати, а выдача свидетельств в УФМС  задерживается чиновниками. Вся эта процедура настолько затягивается в казанских госслужбах, что пока никто из известных нам беженцев,  даже те, кто подал заявления на временное убежище 2 месяца назад, не получили ни  свидетельства о временном убежище, ни материальной помощи. Да и сумма-то мизерная. Поэтому, пока беженцы, приехавшие в Казань сами, не смогут устроиться на работу, они могут надеяться только на помощь родных, близких, друзей, знакомых и благородных людей нашего города, помогающих напрямую или через пункты гуманитарной помощи. В 95% случаях надеются именно на жителей Казани.

Где живут беженцы? Часть беженцев перевезена в Казань службой МЧС. Их поселили в общежития, гостиницы, отапливаемые пионерские лагеря. Фото комнаты беженцев в гостинице «Кварт» приводим ниже. Для условий Казани им «повезло». Однако часть людей поселили сейчас в хостелы, по 8-12 человек (2-3 семьи) в комнате, с двухъярусными кроватями. Это ужасные условия даже для месяца жизни! В таких условиях ведь не только жить, там  дети должны еще как-то учиться. Для властей богатого города, каким они представляют по всему миру  Казань («третья столица России»), селить в такие условия людей должно быть просто стыдно.

Половина беженцев, которые приехали сами (СМИ уже сообщали о практике сегрегации беженцев: на тех, кто приехал организованно по линии МЧС, и тех, кто добрался своим ходом; последние меньше обделены вниманием со стороны местных чиновников), поселились у родственников, знакомых, друзей, просто рядовых жителей Казани. Некоторые беженцы нашли здесь жилье по Интернету еще будучи на Донбассе. Однако, многие бежали от смерти под бомбежками «куда глаза глядят» и выходили в город Казань, как в чистое поле, надеясь, что их не бросят. Как говорится, «слухами земля полнится». Спрашивая, где легче устроиться, беженцы получали ответ, что Казань – один из самых хорошо обеспеченных городов России, центр мира и согласия людей разных национальностей и вероисповеданий. Так столицу Татарстана по всей стране позиционирует местное «министерство пропаганды» - Татмедиа. Бывало и такое, что общественным активистам звонили поздно вечером, говорили, что только что приехали в Казань и не знают куда податься, где переночевать. Никакой службы в Казани, которая могла бы приютить на ночь беженцев, нет. Приходилось искать хостелы, где подешевле, куда можно устроить их хотя бы на первую ночь.  Часть беженцев устроились пока с жильем благодаря рядовым казанцам, которые звонили к нам на пункты гуманитарной помощи. Тем не менее, до сих пор еще очень многие беженцы не имеют крыши над головой и буквально скитаются по городу, перебиваясь то тут, то там (сегодня ночуют тут, завтра в другом месте: нередко по несколько раз в неделю меняют место ночлега). Очень мало людей имеют деньги, чтобы снимать даже самое дешевое жилье, пока они не оформят документы и не устроятся на работу.   

Теперь как обстоит дело с работой для беженцев. Мы все прекрасно понимаем, что и не беженцам работу найти нелегко, сколько бы не трубили официозные местные СМИ о безумном количестве вакансий и предложений. Каково же людям, чья жизнь так кардинально резко изменилась? В принципе, на работу можно трудоустроиться после получения справки о временном убежище. Однако, это в теории. Во-первых, только чтобы подать заявление на временное убежище и получить справку, нужно отстоять очередь в течение 4-5 дней. Пропускная способность УФМС Казани составляет 10-15 человек в день (сколько бы не говорили в СМИ про упрощенную форму для беженцев из Украины, реальность далека от показываемого в СМИ). Затем нужно ждать выдачи справки. После, хотя и издано постановление брать беженцев на работу со справкой, однако далеко не все предприятия этому подчиняются и требуют свидетельства (справка и свидетельства – это разные документы). Кроме того, даже если взяли со справкой, будет ли работодатель в рабочее время днем отпускать работника на прохождение медкомиссию и оформление документов для получения свидетельства? Вряд ли. В других местах на работе спрашивают временную прописку. Это вообще сложно сделать! Значит, сначала надо устроиться с жильем. А цены на жилье в городе не маленькие и далеко не всем беженцам доступно снять жилье, даже если работать. Это и большинству местных жителей Казани не под силу. Причем, большинство беженцев – это женщины с детьми без мужей. А чтобы им устроиться на работу, надо сначала детей определить в детский сад, в школу. А для этого нужно пройти медкомиссию детям, собрать нужные документы. И в какой детсад, в какую школу – сначала надо определиться опять же в первую очередь с жильем. Конечно, те мужчины, которые приехали со своими семьями, быстрее устраиваются на работу, но, опять же, нужно получать зарплату, на которую можно хоть как-то прокормить семью и заплатить за съем жилья (подчеркну: далеко не все семьи приезжают с мужьями-отцами, гораздо чаще едут мать с детьми). Кроме того, у людей разные возможности и разные умения, не профессии, а именно умения. Пожилым же людям, пенсионерам, вообще тяжело адаптироваться. Пенсий они не получают здесь в России, на работу им тем более сложнее устроиться, и определиться с жильем труднее. Поэтому, прежде, чем осуждать,  распространять слухи «про зажравшихся и обнаглевших беженцах», нужно представить себя в этой ситуации, которой никому не пожелаешь! Те, кто осуждает беженцев, либо равнодушны, либо просто не вникают в ситуацию, либо сознательные провокаторы.

Из всего вышесказанного, наверное, понятно каждому, что помощь беженцам очень нужна. Она нужна и здесь, и там, на Донбассе. И нужна будет, по крайней мере, полгода-год. Помощь очень нужна продуктовая (рисовая, гречневая, пшенная крупы, горох, мясные и рыбные консервы, сахар, чай), медикаменты (в основном для отправки на Донбасс), одежда демисезонная и зимняя, обувь. Одежда нужна и для детей, и для взрослых, мы на пунктах сбора гуманитарной помощи принимаем и новую, и б/у в приличном состоянии. Нужны также все хозяйственные товары: мыло, порошки, шампунь, полотенца, белье постельное, одеяла, подушки, матрацы. Несколько раз нам даже привозили телевизоры и холодильник. На днях приезжали к нам  сердобольные сотрудники МЧС, просили оказать помощь для беженцев, которых недавно привезли:  200 человек, в основном матери с детьми. Беженцев разместили рядом с поселком Залесный,  это за городом. Спрашивали у нас памперсы для детей. Не оказалось. Мы отдали им 3 мешка детской одежды, немного хозтоваров, то, что у нас было. МЧСники собирались заехать еще.   

Для нас, добровольцев гуманитарной помощи, главная проблема сейчас заключается в том,  чтобы была информационная поддержка, чтобы жители Казани знали об адресах, телефонах и  заботах пунктов гуманитарной помощи. Когда в начале августа мы, общественные активисты, самоорганизовались и объединились в народное движение «Помогаем Новороссии», чтобы координировать работу по помощи беженцам с общественными активистами из Набережных Челнов, Зеленодольска, Волжска, мы стали рассказывать о том, с чем столкнулись беженцы в Татарстане (безразличием со стороны чиновников, бюрократической волокитой, сегрегацией беженцев, выходками местных национал-сепаратистов, которые, не скрывая симпатий к киевской хунте, начинают агитировать против Новороссии, пытаются срывать благотворительные концерты, на которых собираются пожертвования), то последовали негласные указания местным СМИ со стороны чиновников больше не освещать нашу деятельность. По данным опроса ВЦИОМ, опубликованном три недели назад, по России гуманитарную помощь оказали около 15% населения нашей страны, а порядка 40% населения могли бы оказать помощь, но не знают, куда ее принести. Т.е. рядовые россияне готовы помочь, но не знают куда приносить гуманитарную помощь. По нашим наблюдениям, в Казани не знают, где можно оказать гуманитарную помощь,  более половины горожан. Кроме того, люди не знают, какая помощь нужна, и нужна ли она вообще. В официозных СМИ запрет на освещение нашей деятельности.

Однако, наладить информационное обеспечение пунктов гуманитарной помощи оказалось не таким легким делом.

Мы пытались распространять информацию с помощью расклейки объявлений. Так, например, в г.Волжске (близкий к Казани город Марий Эл) эти объявления расклеены буквально на каждом шагу. Но в Казани они не держутся и половину дня, их срывают (кто и зачем это делает, нам неясно). Пытались распространять объявления по магазинам, но по непонятным нам причинам на это не соглашается идти администрация. Такое чувство, что ждут указаний сверху.

Недавно произошел очень неприятный инцидент. Беженку, мать с ребенком, чиновники «футболили»  от одного к другому отделу в течение пяти дней. После нашей публикации  истории ее мытарств, вместо недопущения таких же случаев в дальнейшем, поступило указание «сверху» из Казанского Кремля не сообщать об адресах и телефонах наших пунктов гуманитарной помощи по телеканалу «Татарстан – новый век» (местный республиканский телеканал). На этом канале в ежедневной программе теленовостей ранее было сделано 2 сюжета и были даны адреса пунктов сбора гуманитарной помощи, после этого к нам пришло много казанцев, принесло гуманитарную помощь. Мы, видя такой эффект, попросили еще раз сделать сюжет, дать указания на пункты сбора гуманитарной помощи (по нашим наблюдениям, большинство населения, которое несет гуманитарную помощь, смотрит больше телевидение, чем заходит в Интернет, где в множестве сайтов просто не наткнется на информацию о пунктах сбора гуманитарной помощи). Однако после указания чиновников, телеканал перестал снимать репортажи, и на наши вопросы к журналистам, мы получали отказ, который они объясняли указаниям «сверху». Таким образом, лишив информационной телевизионной поддержки наши пункты гуманитарной помощи, казанские власти лишили беженцев значительной части гуманитарной помощи, которую сами не оказывают. Ну и как это называть? Чего добиваются этими методами – мы не знаем. Но в любом случае, это не стремление к миру, не улучшение духовного состояния нашего общества, а, наоборот, указание на черствость, равнодушие и бессердечность чиновников. А ведь эти люди просят, чтобы мы голосовали за «партию власти».

К сожалению, и с казанской частной телекомпанией «Эфир»  положение обстоит не лучшим образом. Вначале, в июне, в программе «Город. Актуальная тема» было несколько передач о сборе гуманитарной помощи в Казани, были встречи с первыми беженцами, сообщены адреса и телефоны пунктов помощи. После этих передач в течение 3-4 дней горожане принесли много продуктов и медикаментов. В течение 2-х недель было собрано более 4 тонн груза (кроме вещей), который отправлен с первой машиной гуманитарной помощи в Новороссию. С тех пор с наших пунктов отправлено в Новороссию еще несколько машин. Однако уже около 2 месяцев телекомпания «Эфир» информацию о наших пунктах не дает, хотя кадры из снятых сюжетов постоянно транслирует в разных своих передачах. Помощь горожане приносят, но гораздо меньше, т.к., в основном, находят нас через Интернет, но телевизоры смотрит большинство людей. Сотрудница телекомпании «Эфир» по поводу войны на Донбассе равнодушно заявила, что «это естественно, когда людей убивают на войне». А мы, дескать, слишком назойливы в своей просьбе оповещать жителей Казани о пунктах гуманитарной помощи. Услышать это было просто жутко. Как люди могут дойти до такой степени равнодушия, чтобы отказаться всего лишь от оповещения жителей города о пунктах сбора гуманитарной помощи для пострадавших от бандеровского нацизма? Чему генеральный директор учит сотрудников телекомпании «Эфир»? Тому, что убийство мирных людей – это «естественно»? Что война – это нормально? Неужели и здесь на частном телеканале указание «сверху»?

Возникает закономерный вопрос: может быть этого и добиваются наши власти? Ведь каково оповещение, такова и помощь. Но они сами ухудшают свое положение, отказывая в помощи горожанам. Ведь если люди хотят помочь, то они в первую очередь звонят на пункты гуманитарной помощи. И звонят не только те, кто несет продукты, лекарства, одежду,  хозтовары. Звонят и те, кто предлагает беженцам жилье, работу, т.е. именно то, в чем в первую очередь нуждаются люди, и что является наибольшей проблемой для  хозяйственных структур города.

И еще одна проблема, с которой столкнулись общественные активисты из народного движения «Помогаем Новороссии». Сейчас очень остро стоит вопрос о помещениях для пунктов помощи. И найти удобные помещения можно было бы быстро, если оповестить жителей города через СМИ. Для такого большого города, как Казань, в целом, хорошо бы иметь 10 пунктов сбора помощи. Это удобно горожанам, ведь каждый спрашивает, где есть пункт поблизости, а не на другом конце города. Не все могут ехать далеко. Это удобно и беженцам, примерно 1 пункт на 600-1000 человек. Ведь на этих пунктах беженцы не только могут получить помощь продуктами и лекарствами, там же они могут примерить одежду. К сожалению, постоянных помещений для пунктов помощи нет. Да, нам позволяют отдельные организации, выделив одну комнату под сбор гуманитарной помощи, но они разрешают безвозмездно занять помещение на 1-2 месяца, на большее они не могут. Затем нужно искать новое помещение, а это новый адрес. Поэтому очень важна постоянная оперативная информационная поддержка пунктов сбора гуманитарной помощи средствами массовой информации, в первую очередь - телевидением. Нужны не спорадические, а постоянные, через каждые 3-4 дня, сообщения. Чтобы все, кто может и желает помочь народу Новороссии, смог бы это сделать. Ведь всем нам, по сути, нужно одно – предотвратить Третью мировую войну. Не дать разрушить наш мир. Вернуть мир в разбитые города и села Донбасса и Луганщины. Помочь беженцам пережить тяжелые времена. Оставить добрую память о нас.

Елена Бобрикова, активист народного движения «Помогаем Новороссии»

Телефоны пунктов сбора гуманитарной помощи в Казани:

252-21-72

251-75-35

8-9375-29-79-29

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter