“Жемчужный” прапорщик: ”Я - проститутка”!

Фигура милицейского прапорщика Вадима Бойко, ударившего демонстранта во время разгона акции 31 июля 2010 г. в Санкт-Петербурге, благодаря стараниям либеральных СМИ за полгода оказалась раздута до поистине колоссальных размеров. В кратчайший срок об этом человеке узнала буквально вся политически активная и даже просто читающая часть страны. Причём, узнала как о некоем зловещем “жемчужном прапорщике”, из которого поспешили сделать чуть ли не главный символ беззакония и милицейского произвола.

Собственно, глядя на подобную “раскрутку” Вадима Бойко, мне и захотелось поведать, наконец, общественности об этом человеке то, чего она в мессе своей не знает. Тем более, что о существовании в рядах питерской милиции сего прапорщика в силу моего активного участия в политической жизни страны я знал ещё задолго до июльского митинга на Гостином дворе.

Надеюсь, что приговор Куйбышевского районного суда в итоге будет справедливым и объективным – тот, кто, пользуясь своим служебным положением, оскорбляет и избивает людей, не имеющих при этом возможности ответить, должен получить по заслугам. Не думаю, что власть станет выгораживать прапорщика Бойко и уводить его от ответственности. Ведь, в конце концов, кого-то же по ст. 286 УК РФ (“превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия и специальных средств”) время от времени осуждать надо, хотя бы даже ради простой отчётности. Поэтому фигура неуравновешенного милицейского прапорщика видится вполне подходящей для подобной роли. Если у нас регулярно сажают мелких наркодилеров, при этом, как правило, самих сидящих на игле, просто потому что кого-то за распространение наркотиков сажать надо (благо крупные наркодилеры крышуются известно кем), то не вижу серьёзных причин для того, чтобы не распространить подобную аналогию на “жемчужного прапорщика”. Понятно же, что генералы и высшие офицеры, отдающие приказы на разгоны митингов оппозиции, да ещё с использованием спецсредств, при существующей общественно-политической системе де-факто оказываются неподсудны.

Как я уже говорил, прапорщик Бойко питерским оппозиционерам известен давно. Лично я впервые столкнулся с этим человеком ещё три года назад, задолго до того, как он получил всероссийскую известность.

И, надо сказать, никакого страха по отношению к нему люди, регулярно посещающие оппозиционные мероприятия, не испытывали. Чувства их были совсем иными: презрение напополам с жалостью. Прапорщик Бойко хоть и сделался быстро именем нарицательным, но при этом отнюдь не зловещим. О нём, по большей части, вспоминали лишь тогда, когда хотели привести пример морально павшего человека, который, однако, будучи облачён в форму защитника правопорядка, страсть как пытается самоутвердиться и реализовать собственные комплексы.

Я хорошо помню тот день – 2 февраля 2008 г. Промозглый, серый и сырой день той малоснежной и тёплой питерской зимы. На Миллионной улице, возле штаба Северо-Западного регионального командования Внутренних войск МВД РФ, разворачивается митинг патриотической части петербургской оппозиции. Цель митинга – выражение поддержки беззаконно осуждённым в угоду Рамзану Кадырову русским офицерам ВВ Сергея Аракчееву и Евгению Худякову.

Меня, как и большинство остальных собравшихся, скрутили и затолкали в милицейские автобусы, едва только мы успели развернуть плакаты “Свободу Сергею Аракчееву!” и крикнуть: “Русские своих не сдают”!

При задержании особенно усердствовал один прапорщик, высокорослый и дородный. Сначала он набросился на девушку, снимавшую “винтилово” на любительскую камеру, и, замахнувшись дубинкой, начал выламывать ей руки. А когда ей на помощь поспешил её муж, также находящийся в автобусе, среди задержанных участников акции, объект агрессии Вадима Бойко (как впоследствии выяснилось, это был именно он) резко изменился: с криком: “Ты чё, жить не хочешь?!” прапорщик ринулся уже на него. От немедленной физической расправы этого парня удалось спасти только общими усилиями всех остальных задержанных, которыми автобус был уже забит битком, и некоторых наиболее сознательных сотрудников милиции, удерживающих Бойко едва ли не шиворот.

Пока нас везли до отделения и пока выводили из автобуса по одному, между задержанными и ретивым прапорщиком произошёл весьма знаменательный диалог. Цель нашего митинга – защита от судебного произвола его же товарища из МВД – не произвела на Бойко абсолютно никакого впечатления. Угрызения совести насчёт того, что он по мере сил способствует совершению дичайшей несправедливости, его явно не мучили. Безразлично глядя в окно, он ответил, что в условиях нашего российского государства любые митинги абсолютно бесполезны, а на их цель ему наплевать – он готов выполнить любой приказ. Приказали разгонять защитников Аракчеева – вот он и разгоняет.

- И вообще, я – проститутка,- заявил тогда прапорщик Вадим Бойко во всеуслышание.- Что мне прикажут, то и выполню. У нас же вся страна такая – проститутки, снизу и до самого верха. Вот и я проститутка, как и все.

О том, что он – проститутка, Вадим Бойко повторял с каким-то особенным циничным наслаждением ещё целый час. Эта фраза сделала прапорщика в определённых кругах знаменитым ещё задолго до событий на Гостином дворе летом 2010 г. Действительно, не каждый день страж порядка в путинской России на глазах у многих свидетелей публично приравнивает себя к женщинам, торгующим телом. Подобный сеанс саморазоблачения не мог остаться неоценённым.

Правда, в тот день такие откровения вырывались из уст прапорщика Бойко наряду с угрозами. Как я успел заметить, он вообще человек, склонный к непредсказуемым реакциям и резким перепадам настроения. Он, сидя на сидении возле окна, долго и многократно обещал оставить парня, посмевшего заступиться за свою жену, в автобусе последним и “разретушировать всю морду”. И потом, когда нас всех уже рассовали по обезьянникам, бегал по отделению, всматриваясь в лица задержанных и бормоча ругательства…

Вот собственно и всё, что мне хотелось бы поведать общественности о моральном облике этого человека – прапорщика пока ещё милиции Вадима Бойко, представшего перед судом за избиение манифестанта уже на другом митинге, два с половиной года спустя. Ничего грозного и зловещего я в его облике не нахожу. Скорее, наоборот.

И когда осенью прошлого года, после возбуждения уголовного дела он начал делать вдруг неожиданные заявления насчёт готовности назвать имена тех своих сослуживцев, которые при разгоне митингов в защиту 31- статьи Конституции так же избивали задержанных, я сразу вспомнил те давнишние его откровения.

Я – проститутка,- не моргнув глазом, утверждал в своё время Вадим Бойко при двух десятках свидетелей.

Что ж, исчерпывающую характеристику он дал себе сам. Ни убавить, ни прибавить. И если “жемчужный прапорщик” был готов бить тех, кто пришёл защищать от политической расправы офицеров Внутренних войск Сергея Аракчеева и Евгения Худякова, то что удивительного в том, что, попав под уголовное преследование и почуяв личную опасность, он тут же выразил готовность сдать собственных сослуживцев.

Чего ещё ожидать от человека, определившего себя в проститутки?

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter