Двойной Бурбон

Прошедшее заседание Госсовета, посвященное национальным проблемам, вызвало большой интерес со стороны наблюдателей. Так, газета «Ведомости» даже обещала своим читателям, что в ходе Госсовета будет решено создать единую общегосударственную национальную идентичность «россиянин». Однако этого не произошло. Госсовет прошел под знаком растерянности. Похоже, власти не очень понимают, что делать с национальным вопросом, не чувствуют проблемы. Вызвано это, с одной стороны, слабостью экспертного обеспечения правительства по данному вопросу, а с другой – невнятностью существующих в мире теорий нации.
Ибо национальными государствами являются практически все государства, существующие на планете. А вот дать краткое определение нации ученые затрудняются, ограничиваясь утверждениями типа «нация – это гражданский коллектив» или «нация – это гражданское единство». Если эти определения и имеют отношение к нации, то крайне небольшое. В науке принято спорить, образуется ли нация вокруг единства по языковому, религиозному или территориальному признаку и не находить адекватного ответа.

Конечно, вдумчивый исследователь теории нации обнаружит в моих словах изъян – я перечислил далеко не все концепции нации. Но перечислять их все было бы очень долго, в мыслях людей науки действительно существует изрядная путаница и чуть ли не у каждого автора есть свой ответ на вопрос о нации (есть он, кстати, и у автора этих строк).

Вернемся к Госсовету. Самое важное, что сказал президент Медведев, обращаясь к его участникам: 

«В Европе стало модно говорить о крахе политики мультикультурализма. Дескать, это не тот курс, который направлен на гармоничное развитие разных культур в одной стране, где существует ведущий этнос; это бессмысленно делать; лучше, чтобы все иные культуры развивались только в русле традиций и ценностей ведущего этноса. Я считаю, что для нашей страны это было бы весьма существенным упрощением, несмотря на колоссальную роль, которую имеет русская культура, о чём я говорил недавно».

В докладе ростовского губернатора Голубева прозвучали слова: «Российская Федерация является одним из крупнейших полиэтнических государств мира, которое сложилось на федеративной основе и в котором сегодня проживают представители 182 этнических общностей. Нас объединяет общий государственный язык, российская культура, вобравшая в себя культурные традиции всех народов, у нас есть общие духовные черты – те, что определяют самобытность российской цивилизации. Мы, все граждане России, являем собой российскую нацию, от гражданского единства которой во многом зависит наше будущее».

Иначе говоря, российские власти не готовы менять модель межнациональных отношений, доставшуюся России в наследство от Советского Союза. В ходе выступлений в прениях на Госсовете прозвучало даже утверждение, что все жители СССР принадлежали к одной нации – к советскому народу. Об этом сказал Анатолий Бровко, глава администрации Волгоградской области. 

Таким образом, провальная советская модель межнациональных отношений, господствовавшая в Советском Союзе и приведшая его к краху, довлела над присутствующими. 

Но что же не так в этой модели, почему она не годна для России? 

Попробуем пояснить. Советский Союз строился на основе примата коммунистической идеологии. Стоит ли напоминать, что вся власть в стране принадлежала Коммунистической партии и ее лидерам. 

Поэтому СССР не был национальным государством, а был государством, как правильно указывает Михаил Ремизов, идеократическим (то есть построенным на базе идеологии). Но на более низком уровне СССР был конгломератом разного рода этнических территориальных образований, которых существовало великое множество. В частности, существовала иерархия национальностей. СССР состоял из 15 союзных республик, мыслившихся как национальные дома соответствующих народов. При этом в состав союзных республик входили этнические образования меньшего ранга – автономные республики, автономные области. В составе областей и краев могли быть автономные округа. 

Таким образом, советская иерархия этнических территорий была весьма сложной. На вершине ее находился СССР, который с этнической точки зрения был «общим» государством, приверженным коммунистической идеологии. Но парадокс состоял в том, что это государство состояло исключительно из этнических субъектов, имевших к тому же право выхода из его состава. Союзные республики состояли не только из этнических субъектов, но и из областей (краев). Например, такова была ситуация в РСФСР, в которой было 16 автономных республик, но гораздо больше «простых» областей и краев (несмотря на разницу в названиях, они имели одинаковый статус). 

Самой слабой республикой в советской системе была Россия. В отличие от других союзных республик, у нее не было собственной коммунистической партии и собственного Центрального комитета. Это привело к любопытному парадоксу. Хотя на государственном уровне РСФСР существовала, на уровне партийных организаций никакой России не было. Существовали подчиненные непосредственно ЦК КПСС парторганизации российских регионов, самой могущественной из которых была Московская.

Неудивительно, что при подобной системе после смерти Сталина в руководстве СССР возобладали выходцы с Украины. Ведь Коммунистическая партия Украины контролировала громадную республику с населением в 50 млн. человек. Ни одна российская парторганизация не могла похвастаться контролем над такими громадными ресурсами. В итоге к власти в СССР пришел сначала бывший первый секретарь ЦК КПУ Никита Хрущев, затем – бывший первый секретарь Днепропетровского обкома ЦК КПУ Леонид Брежнев. Связаны с Украиной были и многие люди из их окружения – председатель Президиума Верховного Совета СССР в 1965-1977 годах Подгорный, многолетний помощник Брежнева и будущий кратковременный генсек Черненко. 

РСФСР на общегосударственном уровне была представлена слабо. Достаточно сказать, что председателю Совета министров РСФСР полагалась лишь должность кандидата в члены Политбюро. Между тем первый секретарь Компартии Украины легко дорастал в партийной иерархии до ранга члена этого сверхпрестижного партийного синклита. 

Иначе говоря, РСФСР имела примерно такой же ранг, как и сравнительно небольшие республики вроде Грузии и Азербайджана (их первые секретари как правило также были кандидатами в члены Политбюро). 

При этом, в отличие от территории других республик, РСФСР была прямо покрыта разного рода этническими автономиями, партийные руководители которых, естественно, подчинялись непосредственно союзному руководству. В то же время на Украине была только одна автономная область – Крым. В Узбекистане – одна автономная республика, Каракалпакская. В Грузии автономий было три (Абхазская и Аджарская автономные республики и Юго-Осетинская автономная область). 

Советский мультикультурализм и интернационализм сводился к тому, что коммунисты отказывались формировать единую нацию. Ведь она неизбежно возникла бы на базе русского народа. А именно этого коммунисты и не хотели. Советская система республик должна была ослабить русских, противопоставить им прочие народы СССР. Недаром Ленин отказался от «сталинского плана автономизации», согласно которому все республики, позже ставшие союзными, должны были войти в состав России на правах автономий. Не случайно также в самом Советском Союзе не было ничего русского. 

Естественно, в ходе краха коммунистической идеологии «ленинская национальная политика» и ленинская схема территориального устройства привели СССР к закономерному распаду. Союзные республики объявили себя суверенными и ушли. Когда же суверенной себя провозгласила и Россия, выяснилось, что у президента СССР Горбачева нет никаких рычагов власти.

Но Россия, единственное государство постсоветского пространства, которое в полной мере наследовало «ленинскую национальную политику». В отличие от прочих бывших республик, которые приступили к строительству национальных государств украинцев, узбеков, казахов, латышей, грузин, литовцев и прочих, Россия отказалась быть государством русских.

Больше того, русских официально дискриминировали. С одной стороны, официальная доктрина гласит, что Россия – многонациональное, но не русское государство. С другое стороны, бывшие автономные республики в составе РСФСР были согласно ельцинской Конституции 1993 возвышены до ранга государств в составе Российской Федерации, да еще и суверенных.

Местные бывших автономий элиты сразу же приступили к этническим чисткам, где то жестким, с изгнанием всех русских, как в некоторых республиках Северного Кавказа, где-то к мягким, как в Татарстане или Якутии, где русских попросту изгнали с любых значимых должностей.

В результате к началу президентства Владимира Путина бывшие автономии представляли собой готовые этнические государства, с доминированием титульных этносов. 

Путину удалось отстоять территориальную целостность страны, вернув республики в лоно общефедерального законодательства. Однако свой статус автономии не утратили. Равно как не утратили и разрешения на национализм. Ведь многочисленные конгрессы и курултаи соответствующих народов существуют при руководстве республик вполне открыто. 

При этом невозможно представить, чтобы Конгресс русского народа удостоился бы официального статуса при руководстве России. 

Иначе говоря, была в другом формате воспроизведена советская модель. Высокий статус этнических меньшинств, отсутствующий статус русских. Последних по возможности старались не замечать, называя презрительной кличкой «россияне», неприменимой к представителям других народов. Точнее, чеченец может сказать, что он чеченец и при этом «россиянин». А вот от русских требовалось, чтобы они свою национальность забыли.

Итог – советская модель национальной политики в ходе Госсовета сохранена, а значит, сохранены все ее проблемы и противоречия. Современные государства, как правило, не поощряют образования на своей территории этнических автономий. Если же таковые все же возникают, это попросту означает, что данное государство находится в состоянии распада. Таково, например, положение дел в Бельгии, которая развалилась на две общины – фламандцев и валлонов. 

Бесправное положение русских, которые лишены своего собственного национального государства, данная система усиливает и закрепляет. В сочетании с привилегиями национальных республик и национальных меньшинств все это создает взрывоопасную ситуацию, когда почти 80% населения страны лишены своей государственности и при этом официально утверждается, что русские – всего лишь один из 180 народов. Иначе говоря, русских рассматривают как малозначительное и лишенное собственной территории национальное меньшинство. 

А это значит, что российское руководство ничего не забыло и ничему не научилось. События на Манежной отнюдь не привели к извлечению уроков из ситуации и признанию роли русских в российской государственности (даже скромной, в преамбуле к Конституции, как предлагали некоторые). Это значит, что проблема не решена, и конфликтный потенциал в национальных отношениях будет накапливаться, несмотря на меры властей – его воспроизводит сама модель «ленинской национальной политики», нацеленной на максимальное ослабление и лишение русских политических и гражданских прав.

Опубликовано на сайте "Русский обозреватель".
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter