Октябрьский переворот. Власть и народ

В чем причина нынешнего катастрофического разобщения власти и русского народа? Родом это все из «Октября».

Почему? Все очень просто. Революция в октябре 1917 года была не демократическая, а элитарная.

Демократические революции (их еще называют буржуазными) решают проблему социального и политического равенства в обществе. Человеческая природа такова, что для человеческой личности нетерпимо неравенство. И любое социальное или политическое неравенство – это явление временное, пусть оно даже и длится столетиями или тысячелетиями. Ибо, как сказал Лев Толстой: «Все мы люди не меньше Наполеона». И это понимание, так или иначе, всегда было присуще людям.

В России перед Февральской революцией было три идеала свободы.

В просвещенной среде это был идеал западного демократического общества.

Был еще идеал мужицкой воли. И казацкой воли.

Все эти три идеала были реализованы в результате февральской революции 1917 года.

Просвещенное общество получило свободы развитой демократии, мужицкий мир стал воплощать в жизнь свой идеал свободы, когда крестьяне фактически отделялись от государства, и появились «Советы», органы власти вооруженного населения. Это идеал казацкой свободы.

Большевики пришли к власти, используя в своих целях идеалы европейской, мужицкой и казацкой свободы, но ликвидировали сами эти свободы.

Их не интересовали вопросы «свободы личности», их сами по себе не интересовали вопросы социального равенства, и демократическое устройство общество их тоже не интересовало.

Они пришли для того, чтобы вывести породу нового человека. О чем они довольно откровенно говорили, но общество просто не понимало о чем идет речь. В них видели обычных радикалов, которые хотят больше демократии, чем Милюков, или больших защитников трудового народа, чем эсеры.

На самом деле, если бы их интересовал вопрос социального равенства или защита интересов трудящихся, то они остановились на каком-то варианте социального государства, каким, между прочим, в значительной степени и был СССР во времена НЭПа.

Но вот что говорил Лев Троцкий, наиболее откровенный из большевиков:

Жизнь, даже чисто физиологическая, станет коллективно-экспериментальной. Человеческий род, застывший хомо сапиенс снова поступит в радикальную переработку и станет под собственными пальцами – объектом сложнейших методов искусственного отбора и психофизической тренировки.

Большевики не просто хотели улучшить жизнь людей и защитить права трудящихся, они хотели изменить саму природу человека. Речь, разумеется, идет не о партийных массах, а вождях большевизма. Большевизм (как и большинство других политических течений в Европе) появился в результате борьбы между христианством и оккультизмом. Это борьба в Европе началась еще в эпоху Возрождения. Христианство утверждало неизменность мира в целом и человеческой природы в частности. Оккультисты говорили, что и природу, и человеческий мир, и самого человека можно изменить. Основные философские дискуссии крутились именно вокруг этого вопроса.

Но это были разговоры, ибо все заинтересованные лица понимали, что на практике коренная революционная «переделка» людей приведет к чудовищным жертвам с непредсказуемым результатом. Большевики единственные решили попробовать на практике усовершенствовать породу людей в масштабах всего мира. Умные люди об этом начали догадываться уже в 20-е годы. И даже писали об этом. Булгаков создал своего незабвенного Шарикова. А вот как об этом написал Сергей Есенин:

Я гражданин из Веймара
И приехал сюда не как еврей,
А как обладающий даром
Укрощать дураков и зверей.

Напомним, что из Веймара приехал в свое время Троцкий.

Но разве не жалко было проливать реки крови, сознательно уничтожать национальную Россию?

Здесь необходимо было какое-то внутреннее оправдание. И лидеры большевизма постоянно твердили о «проклятом прошлом», они сознательно убивали в себе русских людей и русскую культуру. Невероятный лицемер Ленин мог поговорить с Горьким о гении Льва Толстого, но наивный Троцкий проговаривался. Так он писал в своей статье о Толстом:

Как жалка, в сущности, эта старая Россия со своим обделенным историей дворянством - без красивого сословного прошлого, без крестовых походов, без рыцарской любви и рыцарских турниров, даже без романтических грабежей на большой дороге; как нищ внутренней красотою, как беспощадно ограблен сплошной полузоологический быт ее крестьянских масс!

По мнению Троцкого Толстой выдумал (!) красоту русского мира. Видимо, Лев Давыдович, в самом деле, не понимал, что аромат бытия выдумать нельзя. Но ведь если понимаешь гармонию русского мира, то, как же можно это сознательно уничтожать?

Большевики пришли для того, чтобы сознательно уничтожить Русский мир (и вообще старый мир) и вместо него построить более, по их мнению, более совершенное общество. Ставя перед собой такую задачу, нельзя не понимать, что в предполагаемом опыте народу служить нельзя. В этой большой игре власть будет не просто отчуждена от народа, она будет ставить над народом эксперименты, как врачи в лабораториях ставят опыты над кроликами.

Большевики клялись именем народа, но никто ни до них, ни после них так не призирал этот самый народ, как они.

Я здесь уточню, что они презирали не только конкретно русских людей, они презирали вообще людей.

Как же они собирались выводить новую человеческую породу?

Самое страшное, что я читал, из того, что было сказано образованным русским человеком, это речь Ленина пред комсомольцами, в которой он призвал их «учиться, учиться и еще раз учиться…» Ленин там отрицает общечеловеческую мораль. Морально, по его мнению, то, что полезно делу строительства коммунизма. А кто будет решать, что полезно, а что нет? А решать будут они, Ленин, Троцкий и еще с десяток вождей «нового мира». Они будут определять, что людям любить и что им ненавидеть.

Но они кто? Боги? Кто они были: Ленин, Троцкий, Бухарин, Сталин? Грязные людишки с грязными страстями, абсолютно психопатические личности. В этом весь и ужас. Тот же Ленин, страдавший всеми фобиями эмигрантов, мизантроп. Ему бы в задницу галопередол поколоть и потом на антидепресанты посадить. И он вполне бы пришел в себя, успокоился. И как бы Россия и весь мир выиграли от этого.

И как же вся эта компания собиралась выводить нового человека? Йоги, например, тысячи лет пытаются вывести нового человека с помощью психофизических тренировок, о которых упоминает Троцкий. И не получается. Вывести новых людей ни у кого не получилось, но можно дать людям понимание о любви, что делают мировые религии.

Нет, большевики дали понимание ненависти и страха. «Мы будем расстрелами выводить нового человека»- сказал товарищ Бухарин. И они начали убивать. И они убивали почти сорок лет.

Почему они победили на время? На то было много причин, они победили, в том числе и потому, что были нелюди.

Русское общество было не готово к нашествию нелюдей. Но Россия все-таки сопротивлялась.

Лидеры Белого движения не претендовали на лавры мыслителей и теоретиков. В каждом народе есть психологические типы мыслителей, тружеников, торговцев, а есть воины. Воинов не может быть много. И это не обязательно люди в военной форме. Просто когда приходит их час, воинов нельзя остановить ничем кроме смерти.

В Белом движении на начальном этапе были те люди, которые инстинктивно чувствовали, что большевизм несет гибель национальной России, и они были готовы физически уничтожать большевиков. Это были воины.

А что касается их целей, то объективно они устраивали громадное большинство русских людей. Ведь те, кто первоначально создавали белое движение, по большому счету ничего не хотели для себя. Они боролись за уничтожение большевизма и созыв Учредительного собрания, которое и должно было бы определить судьбу России.

Но вот очередной парадокс человеческой психологии! Белых воспринимали, как борцов против революции. А большевики были в глазах общественности (на тот момент) пусть и узурпаторы власти, но революционеры.

Но проиграли белые не поэтому.

Повторим, белые были люди, а красные - нелюди. Белые пытались делать то же, что и красные, т.е. массово убивать, но сломались, ибо были воины, а не убийцы. Между прочим, этот фактор поражения белых понимают многие, в том числе, к моему удивлению, такой литератор, как Радзинский.

Большевики всегда страдали тотальным недоверием к народу, что было неудивительно. Они лучше кого-либо понимали, сколько у простых людей есть причин ненавидеть их власть. Именно при них российское общество стало тотально провокаторским. Ленин был чрезвычайно чутким ко всяким методам, дававшим полный контроль над обществом. И в этом деле он не мог пройти мимо провокаторства.

В свое время, чтобы остановить революционную чуму, Охранное Отделение Российской империи стало внедрять в ряды революционеров своих агентов в массовом порядке. Это оказалось чрезвычайно эффективно. Охранка вошла во вкус, так в некоторые периоды чуть ли не половина функционеров РСДРП (б), действовавших на территории России, были агентами Охранного Отделения. Сам Ленин в это время шарахался в эмиграции даже от своих адептов Зиновьева и Каменева, и их подозревая в том, что они агенты.

Но именно тогда умные люди в России, в том числе, как сейчас выражаются, из силовых структур предупреждали Столыпина, чтобы он прекратил все это. Ибо ничто так не разрушает души людей, как провокаторство. Российская империя была больна, и добавлять к этому еще и новую болезнь, было опрометчиво. Великий Столыпин в этом деле допустил ошибку, и сам получил пулю от агента Охранки, провокатора Богрова.

И кто знает, как все было на весах истории дальше? Верхушка русской армии, которая предала Николая II, не была ли она уже развращена всеми этими провокаторскими делами, когда можно было возглавлять партию боевиков-эсеров и быть одновременно агентом Охранного Отделения?

Но как развернулся в направлении провокаторства Владимир Ильич Ленин, какую, понимаешь, выгоду увидел для дела выведения новой человеческой породы! Вопреки расхожему мнению, главным идеологом создания советских спецслужб был не Дзержинский, а именно Ленин. Он выработал принципы, на которых потом и строилась ВЧК.

В 20-е годы большевики несколько приостановили машину террора, но зато развернулись именно в провокаторском направлении. Если Охранное Отделение не лезло к нормальным людям, ограничиваясь только революционной средой, то эти-то в первую очередь лезли к обывателю, к обычным людям. Вот есть хороший поэт или кораблестроитель выдающийся. Ну и проку от них? Чего «порожняком» ходят? А завербовали их, и сразу с точки зрения власти в жизни этих людей смысл появлялся.

Ну хорошо, скажет мой дорогой предполагаемый оппонент, которому так дорог Ленин, самый человечный человек, а как же быть с теми завоеваниями, которые случились у большевиков. Неужели все успехи на страхе были основаны?

Да, в первую очередь на страхе! Когда этот страх нагнетается год, два и десять лет, то человек на подсознательном уровне понимает, что, чтобы выжить, нужно поверить во всю эту чушь с марксизмом-ленинизмом.

Но был не только кнут, но и пряники. Людям внушали, что они самые лучшие, т.к. строят необыкновенное общество. Молодежь на время удалось посадить на этот психологический наркотик. Но страна, с этими строителями счастливого будущего довольно быстро начала превращаться в сумасшедший дом, с 1934 года это видно отчетливо. Доигрались экспериментаторы. Используя провокаторов, Ягода состряпал «Кремлевское дело» против Авеля Енукидзе, преследуя сугубо узкую цель, заменить армейские части в Кремле, на своих ребят из НКВД, а в итоге начался «великий террор».

После смерти Сталина номенклатура делает первую попытку вернуться к нормальному состоянию. Но этим людям и в голову тогда не приходит восстановить нормальные отношения между народом и властью. К тому времени уже сформировалось второе поколение руководителей в стране, которое было уверено, что народ не должен иметь право голоса в управлении государством, ибо это будет означать конец их власти.

И только Горбачев через честные выборы попытался навести мосты между народом и властью. Но система, сконструированная еще Владимиром Ильичем, не дала возможность вырваться из заколдованного круга. Напомним, что эта система была создана для того, чтобы вывести «нового человека», но, начиная с Брежнева, никто таких целей и не ставил уже. (Хрущев еще пытался идти в этом направлении). Уже сорок лет эта система не имеет никакого смысла ни для власти, ни для народа, а порочный круг разорвать не удается.

Хотя совершенно очевидно, что речь должна идти о возвращении к тому процессу, который был прерван в 1917 году. Как и почти сто лет назад, перед нашим обществом стоят те же самые вопросы, связанные с тем, чтобы уничтожить феодальные пережитки. Люди должны стать равными перед законом и получить реальные политические свободы.

Советская номенклатура всегда стояла над народом, и нынешняя номенклатура стоит над народом. Рассекая на своих черных машинах с мигалками по улицам Москвы, они чувствовали и чувствуют себя не хуже, чем их «сиятельства и превосходительства».

Есть ли у общества шанс? Есть. Дело в том, что элита все-таки хочет и сама жить в нормальной стране и детям своим того же желает. Ведь советская элита создала общество, в котором ей самой было плохо. Отсюда и реформы сверху. Их детям было плохо. Дочь Сталина живет на Западе, сын Хрущева оказался в США, внук Андропова живет в США. Что это за общество, в котором дети правителей бегут за рубеж?

Коммунистическая власть была самая отвратительная из всех, самая лживая и вероломная. Искалечив психологически народ, они этих калек в 1991 году бросили, а потом и обобрали.

Но самое худшее, что мы получили в наследие, это глубокий подсознательный страх власти перед своим народом. Это страх так силен, что власть нормально чувствует себя только тогда, когда народ повержен совершенно и контролируется каждый сантиметр земли и каждый миллиметр мозга.

Что делать? Ответ банален. В России необходимо воссоздать нормальную демократическую систему.

Сторонники всяких Соборов и Народных монархий могут сказать, что это скучно. Нет, господа, скучно нам точно не будет, по крайней мере, еще лет десять-двадцать. Ильич в свое время для нас постарался.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter