Заложник Зла

Как всякий плебей, я очень люблю зрелища. Поэтому, не скрою, сообщения о смерти первого президента РФ ждал давно — уж очень не терпелось посмотреть, как оно всё это будет. Событие-то историческое, на Руси происходит впервые: хоронят руководителя страны, который пришёл к власти, поцарствовал и сам удалился на покой. Предыдущий похожий случай — отставка Хрущёва — всё же был "отстранением от власти" с помощью внешних сил.

Тем не менее, даже и здесь наблюдается определённая преемственность. Хоронить бывшего гаранта собираются на Новодевичьем кладбище, там же, где обрёл покой "дорогой Никита Сергеевич". Прощание с телом, однако, состоится в Храме Христа Спасителя, что лишний раз подчеркнёт его характер — "церковь для VIP-прихожан". Это теперь такой высший номенклатурный разряд, как раньше Дом Союзов…

Покойного я, как и многие другие россияне, не любил и не уважал. Более того, в тот самый предновогодний день, когда он вдруг нарисовался на экранах с заявлением вроде "простите меня, дорогие соотечественники, и забудьте всё плохое", я для себя твёрдо решил, что — не прощу и не забуду. Как бы это ни было плохо для меня самого. Интересно, простили бы Гитлера жертвы Холокоста, если бы он выступил перед ними с покаянным словом?

В тот момент у меня был длинный список конкретных личных обид на "первого президента", не говоря уж об обидах абстрактных, общечеловеческих. Сейчас я ловлю себя на мысли, что за эти годы многое забылось, а какие-то обиды уже кажутся ерундой. На этом основании можно было б и простить его, наверное…

Но нет! Я считаю, что прощать его всё равно не стоит. Пусть даже я не помню своих личных обид. Так даже лучше: нежелание прощать должно зиждиться на совершенно иррациональных основаниях. Это мой выбор. И, думаю, я здесь не одинок. Может быть, ближе к старости мы его и простим, чтобы не тащить этот груз с собой в могилу.

Но пока мы ещё что-то можем, необходимо выполнить несколько условий для того, чтобы наше прощение было искренним. И в наших силах сделать так, чтобы примириться с ним. Как раз с момента его смерти открывается возможность для этого ритуального акта.

Я имею в виду вот что. Покойный, естественно, был неоднозначной фигурой (ведь и Гитлер был неоднозначной фигурой, и Наполеон, и Саддам Хусейн, и Арафат…). Но после смерти любой такой личности всегда начинают бороться тенденции, стремящиеся сделать её совсем однозначной. И важно, какая из них победит, а ещё — на чьей ты стороне. Тем более, что в данном случае всё более-менее ясно. Такой потрясающей чёрно-белой картины мы не скоро дождёмся.

Итак, уже есть силы, которые хотят превратить покойного в некий монументальный мраморный образ. Образ первого демократического президента свободной России, который построил рыночную экономику и предотвратил гражданскую войну. Ну и так далее…

Так вот…

Если вы считаете,

— что номенклатурно-феодальная олигархическая реакция с зубодробительными кулаками — это и есть демократия, выше которой на Руси не прыгнуть;

— что власть двух-трёх замкнутых кланов в СМИ, "приятных друг другу позитивно настроенных людей" (как это было в 1990-е и называлось "либеральной демократией"), а всех остальных надо глушить дубинкой — это и есть свобода слова, которую заслужил народ России;

— что на 80% сырьевая, наполовину госмонополистическая, задушенная налогами и поборами разнообразных "сильных мира сего" экономика — это и есть свободный рынок;

— что вялотекущая холодная война всех против всех, а также всё возрастающий разрыв между 1% "эффективных" и 99% "быдла" — это "предотвращение кровавой внутренней смуты";

— что бесплатная раздача собственности хитрым дядям из обкомов и бандитским паханам — это приватизация…

… и так далее, пунктов может быть много…

…то вы, конечно, должны плакать на похоронах "отца русской демократии".

Мы этого делать не будем. И другим нормальным людям не советуем.

Перед всеми остальными стоит простая задача — назвать, наконец, вещи своими именами. Вор — это вор, а не "деловой человек" и не "уважаемый руководитель", а бандит — это бандит, а не "активный уверенный деятель рынка".

А всё без исключения наследие, созданное покойным, подлежит постепенному, но неизбежному демонтажу. Как химера, сравнимая с худшими диктатурами прошедшего века, ещё более худшая от того, что называла себя "демократией".

Конечно, сразу ничего изменить не получится. Моральная атмосфера, которую породил ельцинизм, ещё долго будет нас отравлять. Надо хотя бы по чуть-чуть, понемногу, по маленькому шагу в день… Ельцин — он ведь живёт и в каждом из нас, даже если мы этого не осознаём…

Таким образом, у нас появляется некий простой, техничный метод оценки. Заметьте, я не призываю сейчас вернуться к какой-то там абстрактной морали, к религиозным и прочим нормам. Пока всё намного, намного примитивнее. Принцип проще пятака: я не буду поступать так, потому что это "ельцинизм". Это точка отсчёта, за которой — только абсолютное зло и миллионы безвестных могил.

И вот когда наконец-то, со временем, нашими усилиями, Ельцин займёт подобающее ему место на страницах учебника русской истории — место жестокого, бездарного, мелкого и злобного царька времён смуты — вот тогда мы его простим. Потому что это — правда. И покойный отчасти эту правду признал сам.

Думаю, столетие со дня его рождения и будет моментом подведения итогов. Как будут оценивать Ельцина из 2031 г.? Пока что в наших силах сделать эту оценку справедливой. И, соответственно, спасти из грязного мутного плена зловонной жижи 1990-х все те понятия, которые так нагло были присвоены и перевраны феодальной олигархией. С плохо соображающим "первым президентом" во главе её.

Возможно, нам удастся многое. В идеале же Ельцин должен утратить не соответствующий его "заслугам" титул "первый президент свободной России". Ибо это пример полностью ложного определения.

Дело даже не в конкретном человеке Борисе Ельцине, незадачливом и недалёком партийном работнике из Свердловска. Он здесь оказался просто заложником Зла. Натурального, метафизического Зла, абсолютной, запредельной Лжи. Лучшей памятью — и наибольшим проявлением уважения к этому человеку — будет возвращение ему человеческих качеств. Свержение с пьедестала, на который его затащили пляшущие бесы, а он этого даже не понял.

Вот тогда всё вернётся на свои места, и он будет прощён.

А пока — что ж… Люди всерьёз беседуют о месте Ельцина в истории. Бунин писал о Ленине: "…он разорил величайшую в мире страну и убил несколько миллионов человек — и все-таки мир настолько сошел с ума, что среди бела дня спорят, благодетель он человечества или нет". Чем лучше наш нынешний герой?

Это такая русская черта — воцарись сегодня над нами хоть сам Змей Горыныч, после его смерти историк напишет, что он был "неоднозначной личностью" и "помимо плохого, сделал много хорошего". Это, видите ли, "наш сукин сын". Такова традиция.

Не пора ли от неё отказаться, наконец? Особенно, если всё очевидно

И пусть мёртвые погребают своих мертвецов.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter