День Сурка

Программная статья Владислава Суркова «Национализация будущего» появилась на страницах журнала «Эксперт» спустя две недели после Русского Марша.

Точнее было бы сказать так: две недели минуло со дня Русского Марша, и на страницах журнала «Эксперт» появилась программная статья «Национализация будущего», подписанная Владиславом Сурковым. Потому что, во-первых, такое построение фразы адекватно отражает причину и следствие, а во-вторых, корректно по отношению к настоящим авторам статьи.

Статью вряд ли написал собственноручно Сурков. Во-первых, «не по рангу», во-вторых, от человека, писавшего некогда дамские романы в качестве «литературного негра» и тексты песен известной декадентской группе «Агата Кристи», логично было бы ожидать менее топорного слога и более внятного изложения материала. В-третьих, креативность и оригинальность мышления «главного идеолога» России (по крайней мере, «Единой»), не ставится под сомнение даже его злейшими недругами. Текст в «Эксперте» не креативен и не оригинален: это компиляция банальностей, неточностей и полу-фрейдистских проговорок, по которым уже весело потоптался Дм. Ольшанский в оперативно написанной статье «Декларация боярского будущего».

Маловероятно, чтобы Владислав Юрьевич не прочел текст, под которым стоит его подпись, перед тем, как одобрить публикацию в «Эксперте». Столь же маловероятно, что он не видел всех ляпов, трюизмов, идеологических прорех этого документа. Однако одобрил, и текст ушел в медиа-пространство.

Это означает только одно: команда райтеров не справилась с полученным заданием, однако само задание было настолько важным, что заказчик предпочел махнуть рукой на косорукость и косноязычие исполнителей — главным был сам факт ответа.

«Национализация будущего» — ответ на Русский Марш, прошедший в Москве 4 ноября. Ответ запоздалый и невнятный, но очень закономерный. Потому что не ответить на Марш вообще для Суркова означало бы публично признать свое поражение.

Итоги Русского Марша уже неоднократно обсуждались в СМИ и экспертном сообществе. Многие наблюдатели, причем далеко не всегда принадлежащие к лагерю русофобов, склонны считать, что Марш не достиг заявленных его организаторами целей. Вместо обещанных (и ожидавшихся) двадцати тысяч на улицы столицы вышло в лучшем случает тысяч пять. Собственно, в прошлом году было не больше — но в отличие от прошлогоднего Правого Марша, который был организован буквально «на коленке», Русский Марш задумывался как фундаментальное мероприятие, объединяющее все патриотические силы страны. К нему долго готовились, в него были вложены определенные средства (в дни, предшествовавшие Маршу, близкая к Кремлю пресса активно пропагандировала идею о финансировании «русских фашистов» олигархами Березовским и Невзлиным). В итоге, все обернулось двумя митингами — на Славянской площади, где собирались «православные имперцы», и на Девичьем поле, где к мероприятию, организованному партией «Народная воля», присоединились ДПНИ и ряд патриотических организаций. Был также проход участников митинга на Девичьем поле к станции метро «Парк Культуры», который, собственно, и стал «маршевой» составляющей мероприятия. Никакого триумфального шествия русских патриотов по улицам Москвы не получилось. Прокремлевские СМИ немедленно обрадовались: «Марш не состоялся!», «Фашизм не прошел!», «Гора родила мышь!» и т.д.

Но это была неправда. Главная задача, которую ставили перед собой организаторы Русского Марша, была успешно решена.

***

Те, кто был на митинге на Девичьем поле, знают, чем он закончился. Лидер «Народной Воли» Сергей Бабурин до последнего момента пытался не дать слово фронтмэну ДПНИ Александру Белову, несмотря на то, что собравшиеся на площади время от времени начинали скандировать: «Слово Белову! Слово Белову!». Но Белов дожидаться милостей не стал — когда из динамиков грянули звуки марша (как прозрачный намек на то, что митинг закончен, можно расходиться), забрался на колонки, как Ельцин на танк, и заорал на всю площадь: «Вырубите на… музыку!»

Организаторы не хотели «вырубать» музыку, но кто-то из соратников ДПНИ просто вырвал провода из колонок. Дальше произошло то, ради чего, собственно, организаторы Марша упорно шли на конфликт с властями.

Прежде всего, Белов объяснил, почему Бабурин не дал ему выступить. «Он очень боится Асланбека Дудаева, — кричал в мегафон Белов. — Потому что Асланбек Дудаев сказал ему, что если на митинге выступит Белов, то партии «Народная воля» больше не будет!»

В дальнейшем имя Асланбека Дудаева повторялось еще не раз. И это было совсем не случайно: таким образом, реализовывалась стратегия по дискредитации Владислава Суркова, начало которой было положено еще в конце октября. С 27 октября на сайте ДПНИ стали публиковаться призывы «выкинуть Дудаева из Кремля». Информация о настоящей фамилии помощника президента РФ и до этого не была тайной, но впервые связка «Сурков-Дудаев» стала «общим местом» медиа-пространства. Недельной артподготовки оказалось достаточно: когда 4 ноября Белов с трибуны обвинял Дудаева в заговоре против русского народа, подавляющее большинство собравшихся понимало, что речь на самом деле идет о Суркове.

В действительности против Суркова была применена техника, которую на протяжении целого года применяли его пиарщики в борьбе с Александром Беловым. Сразу после первого Русского Марша (тогда он еще назывался Правым) правозащитница Светлана Ганнушкина обнародовала настоящую фамилию Белова — Поткин. При этом акцент, естественно, делался на то, что Поткин — фамилия того же плана, что и Нуйкин, Клямкин, Баткин — то есть еврейская.

Надо отдать должное правозащитникам — они лишь тонко намекали на «известные обстоятельства», но за черту не переступали. Да и то сказать, с их стороны это было бы несколько странно. Но эстафету тотчас же подхватили бойкие райтеры, получающие зарплату в ведомстве главного пиарщика Суркова Константина Костина. Для этих никаких запретов не существовало. Истерия, нагнетаемая вокруг ДПНИ и ее фронтмэна (надо заметить, что лидеры Движения — люди непубличные, поэтому фигура Белова, изначально отвечавшего в организации за связи с общественностью, стала олицетворять все ДПНИ), достигла такого градуса, что официальная молодежная организация «Единой России» «Молодая Гвардия» запустила в интернет натуральную антисемитскую фальшивку. В опусе под названием «Двойная жизнь лидера ДПНИ» рассказывалось о том, что Белов — даже не Поткин, а вовсе Саша Кац, родом из Биробиджана, где отец его, Лев Моисеевич, преподавал в еврейской религиозной школе — хедере…

Говорят, что придумал эту развеселую шизу некто Андрей Садов, тоже человек с двойной фамилией и интересной судьбой. Садов, он же Татаринов, был некогда принят в НБП самим Лимоновым, затем торжественно сжег партбилет нацбола на Пушкинской площади и основал движение «Левый поворот», потом ушел из «Левого поворота» и прибился к «Обороне», оттуда перескочил в молодежное «Яблоко», а затем, кинув младояблочников, поступил на службу в «Молодую Гвардию». Тут Садов-Татаринов, наконец, нашел себя — его восторженный текст про встречу с Сурковым и полученную от начальства машину с персональным водителем обошел весь Рунет. Головокружительная биография Белова-Поткина-Каца была, судя по всему, частью платы за персонального шофера и аудиенцию у великого человека. Но, стараясь получше отработать кремлевский паек, райтеры Суркова слегка перегнули палку. Антисемитские фантазии «молодогвардейцев» вызвали у общественности реакцию, противоположную ожидаемой: в защиту ДПНИ и Русского Марша высказались некоторые демократы, в том числе из московской городской организации партии «Яблоко», и часть оппозиционных режиму СМИ. А 4 ноября операция «исправление имен» бумерангом ударила по одной из кремлевских башен, а именно по самому Суркову.

Я уделяю такое внимание истории с двойными фамилиями только потому, что персонификация Владислава Суркова как Асланбека Дудаева, на мой взгляд, была одной из главных задач мероприятия ДПНИ на Девичьем поле. Я далек от мысли рассматривать весь Русский Марш-2006 как антисурковскую акцию: разумеется, если бы не чудовищное, несоизмеримое сопротивление властей, Марш состоялся бы в своем нормальном формате как свободное волеизъявление русского народа. Но в тех условиях, которые создали организаторам Марша московские и федеральные власти, Марш вылился в акцию, направленную персонально против Владислава Суркова.

Рассматривая события 4 ноября 2006 года, сложно отделаться от впечатления, что ДПНИ была задействована в войне двух кремлевских башен. Версия эта, хотя и кажется насквозь конспирологической, все же имеет право на существование. И вот почему.

Считается, что вся политика в современной России делается либо с подачи Владислава Суркова, либо, по крайней мере, с его ведома. Даже слияние РПЖ, РПП и «Родины» в «Справедливую Россию», происшедшее, как известно, против воли всесильного помощника президента, было усилиями его пиарщиков превращено в очередной «креатив Суркова». Единственной реальной политической силой в стране, неподотчетной и неподвластной Владиславу Юрьевичу, довольно долго оставалась НБП Эдуарда Лимонова — тем и объясняется почти биологическая ненависть, которую испытывают к пожилому писателю некоторые сотрудники администрации президента.

ДПНИ, безусловно, не сурковский проект. Но проект на порядок более серьезный, чем НБП. Без определенного покровительства сверху проект такого масштаба в современной, насквозь зарегулированной России, вряд ли возможен.

При этом сам Белов никогда не делал секрета из того, что у него есть «единомышленники» в самых верхних эшелонах власти. Поскольку «верхние эшелоны» — в некотором роде эвфемизм для обозначения все той же администрации президента, можно предположить, что ДПНИ оказывал покровительство кто-то из сотрудников АП, имеющий большой зуб на Суркова.

С некоторой долей вероятности этим человеком может быть, например, Игорь Сечин.

Если представить себе, что ДПНИ стала оружием в битве башен Кремля, Русский Марш-2006 не просто достиг своей цели, а перевыполнил план на 200%. С точки зрения здравого смысла, властям (как федеральным, так и московским) было бы куда спокойнее дать Маршу состояться. Не нужно было тратить миллионы бюджетных долларов на истеричную пиар-кампанию в прессе, на пригнанный в Москву из шести регионов ОМОН, на тяжелую технику, водометы и вертолеты. Фактически 4 ноября в Москве была развернута настоящая войсковая операция — но против кого? Неужели вся королевская конница и вся королевская рать были брошены против нескольких десятков скинхедов (которые были на Марше, но, соблюдая договоренности с организаторами, не вскидывали руки и не орали «Зиг Хайль!») или нескольких сотен убежденных противников нелегальной иммиграции?

Нет, они были брошены против Идеи.

И вот тут самое время вернуться к тому, с чего мы начали — к статье «Национализация будущего».

«Нашлись и среди русских поддавшиеся пропаганде невероятной жизни без соседей и «приезжих». Шарлатаны, проповедующие прелести этнического уединения, на самом деле пытаются выселить русских из многонациональной России. Куда? В «русскую республику» в границах раннемосковского царства? В этнографический заповедник, где нас никто не достанет, с табличкой «не беспокоить» на заборе?»

Оставим на совести коллективного автора статьи бессовестное передергивание фактов, приписывающее идеи двух-трех сторонников «русской республики» всем представителям русского патриотического движения. Речь о другом. О том, что Владислав Юрьевич Сурков и работающие на него «идеологи» смертельно боятся межнациональных конфликтов на территории России. С одной стороны, это понятно — национальный фактор сыграл определяющую роль в развале СССР, и никому не хочется повторения этого сценария в России. Но на деле оборачивается все позорной практикой покровительства этнокриминальных группировок, замалчиванием их преступлений против русских (и, шире, замалчиванием фактов преступлений, совершаемых мигрантами против представителей коренных народов), созданием страшного жупела «русского фашизма» и самозабвенной борьбой с ним. Мысль, которая не дает покоя защитникам «межэтнического мира» а-ля Сурков, чрезвычайно проста: если позволить русским бороться за свои права, то дело непременно кончится кровавой баней. Поэтому никакого намека на пробуждение национального самосознания допускать нельзя — в интересах Высшей Стабильности.

Излишне говорить о том, что бороться с подъемом национального самосознания так же бессмысленно, как и затыкать пальцем дырку в плотине — какое-то время это работает, но потом вода неизбежно смоет и плотину, и затыкающего. Однако те, кто планировал операцию «Русский Марш», знали, что другой реакции на происходящее со стороны В.Ю. Суркова просто не будет. Они не просчитались.

Сурков сделал все, чтобы Русский Марш не состоялся. Русский Марш состоялся.

Сурков сделал все, чтобы Александр Белов не получил слова на митинге. Белов слово взял.

С трибуны Русского Марша Владислав Юрьевич Сурков был впервые принародно назван Асланбеком Дудаевым и определен «врагом русского народа» номер один.

Разумеется, это не попало в официальные СМИ. Но и неофициальных каналов информации оказалось достаточно, чтобы об этом узнали миллионы людей.

Для преуспевающего кремлевского царедворца, каким еще недавно был Владислав Сурков, это, конечно, не смертельный удар, но довольно чувствительный и обидный пинок. А если прибавить к этому разнос, устроенный Суркову его непосредственным начальником Сергеем Собяниным — за то, что не справился, не смог предотвратить шабаш страшных русских фашистов на улицах Москвы, становится еще обиднее. И не объяснишь же, что никаких страшных русских фашистов не было, что это миф, придуманный его же, сурковскими райтерами и креативщиками… Бюджет потрачен, миллионы израсходованы — не может же быть, что «Русский Марш» изначально был грандиозной аферой, некоей политтехнологической Панамой. Или все-таки может? Но кто тогда несет ответственность за эту аферу?

Все, что в этих условиях оставалось Суркову — это ответить своим оппонентам. Что он и сделал, заказав команде райтеров «Национализацию будущего». Ответ получился невнятным и местами даже комичным — чего стоит хотя бы определение Третьего Интернационала как «величайшего русского политического проекта». Но не ответить совсем, как уже говорилось выше, Сурков не мог.

А ведь через год, 4 ноября 2007 года, состоится третий Русский Марш, на который организаторы обещают вывести миллион человек. Новый праздник имеет все шансы стать регулярно повторяющимся кошмаром для «главного идеолога» страны. Своеобразным Днем Сурка. Если, конечно, через год Владислав Юрьевич еще будет трудиться на том же месте в прежней должности.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter