Имперство как оно есть

Статья Сергея Кара-Мурзы «Об «асбехах», Ашлыхах и рациональном мышлении», поднимает одну очень важную проблему — о сути понятия «Империи», то есть единственной ныне предлагаемой альтернативе «русскому национальному государству», как возможному пути дальнейшего развития нашей страны.

На первый взгляд, статья уважаемого имперского идеолога излишне эмоциональна, хаотична и во многих местах допускает разночтения и кривотолки. Например, незнакомый с проблематикой человек можно предположить, что почтенный просоветский публицист проповедует «бремя белого человека» в духе Британской империи времен королевы Виктории, с белыми русскими сагибами, несущими свет знаний в окружающие нас джунгли.

Дело, однако, в том, что несмотря на известную эмоциональность изложения, С.Кара-Мурза железно логичен и последователен. Он имеет в голове четкую модель «Империи» и исходит из неё, а разночтения вызваны не его статьей, а неопределенностью и множественностью самого современного российского понимания «Империи».

Каких только видов и пониманий «Империи» не существует, от вышеописанной «империи сапог в индийском океане» до «либеральной», «расовой», «советской», «евразийской» или «энергетической» империи! Но все они, однако, связаны между собой одним общим формообразующим признаком, понять который нам поможет подробное рассмотрение статьи С.Кара-Мурзы.

Следует принять за очевидность, что Сергею Кара-Мурзе не понравилась история об «асбехах», собирательном образе нерусских и их типичном поведении при столкновении их интересов с интересами государства и интересами русских.

Как он верно замечает, основная мысль этой истории состоит в том, что при столкновении интересов даже самый идеальный «имперски-обработаный» асбех (т.е. советский нерусский вообще) — непременно предаст и империю, и русских, а сосредоточится на интересах своего племени, поскольку культурная обработка его родного племени все равно пересилит. Они культурно некомплементарны русским, и это неисправимо. И это, ясно выраженное в тексте понимание, неприятно советскому публицисту.

Кара-Мурза совершенно верно подозревает, что такое прочтение лишает смысла всякую имперскую обработку. Зачем было тратить столько сил и средств на воспитание, образование, содержание, подтягивание асбехов до столичного русского уровня, если в результате в даденой асбеху квартире будет асбехская бандитская малина, доверенная ему больница превратится в асбехский наркопункт, а сам он станет председателем антирусской организации? Не лучше ли было потратить те же силы на русского?

Именно эта крамольная мысль и вызывает эмоциональное возмущение автора. Ибо, с его точки зрения, подталкивание событий в такое русло совершенно неправильно.

А почему, собственно?

Мы могли бы ожидать, что далее в статье автор опровергнет исходную мысль, докажет, что статья — вранье, подобный персонаж в действительности не предаст государство и русских ради интересов своего племени. А, следовательно, инородцы нам вполне комплементарны, в конечном итоге перевоспитуемы в примерных «имперских граждан», и это будет (из неких соображений) выгоднее, чем просто взять на его место русского. Казалось бы, защищать надо именно эту позицию.

Однако далее автор начинает удивлять.

Первым делом он требует от истории конкретики. Сложно понять, каким образом можно требовать конкретики от истории, открыто и сознательно очищенной от всякой конкретики, - именно с целью обнажить типовой сценарий, характерные черты любой из тысяч и тысяч таких историй. Это как опровергать типовое советского домостроение на том основании, что в фильме «Ирония судьбы» не указан настоящий адрес обеих домов.

Однако ничего запутанного тут искать не следует, имеется в виду буквально то, что написано — автор требует перевести историю из «типовой» в «конкретную», поскольку ему хочется это видеть не типичной историей, одной из многих подобных, а всего лишь одной уникальной частной историей, из которой никаких общих выводов делать нельзя. Поскольку это простодушное желание есть всего лишь требование закрыть глаза, чтобы проблема исчезла, то аргументом мы его считать не будем.

Далее он сообщает нам, что персонаж Машид никак не мог думать приписанные ему мысли (что будто бы сопутствующие развалу государства неприятности асбехов есть немножко вина русских) поскольку, дескать, думать такое мог только круглый дурак, ведь всякому было тогда ясно, что виноваты в этом местные асбехские мафии и пассивность Горбачева. Вряд ли и это можно считать полноценным аргументом, «дураком» какой только теории не опровергнешь. Тем более, весьма неглупые люди в те годы верили в ещё более удивительные вещи – например, в то, что москали съели всё украинское сало, убили всех польских офицеров и изобрели концлагеря. Верили, ещё как верили. И сейчас верят, ещё как верят.

Это бы ладно. Однако впереди нас ждет нечто, ещё более удивительное.

В последующих абзацах автор объясняет, что в описаных проблемах Машида с асбехской мафией виновато вовсе не асбехское общество, как неправильно трактует дело критикуемая им статья. Нет, а виноват вызванный интеллигентами развал СССР и «трагическая неспособность русских к самоорганизации». То есть аккуратно воспроизводит именно тот самый образ асбехских мыслей, который вроде бы положено думать только круглым дуракам.

В русских действительно есть трагический изъян, благодаря которому несчастному асбеху пришлось столкнуться со страшными проблемами (напомним, асбехского же происхождения). Если бы Машида защищало «российское государство и общество» (то общество, которое остается за вычетом собирательных асбехов и их мафии, то есть русские), то ему не пришлось бы делать страшный выбор. То есть русские всё-таки «немножко виноваты»: они, нехорошие, не воссоздали вовремя имперских защитных структур.

А впрочем, и не немножко, как выясняется далее. Это, вообще-то, целиком прямая русская вина. Русские не то что могли бы помочь асбехам в их борьбе против их же общества, будь они чуток потолковее, поорганизованнее — они прямо обязаны были это сделать.

Тут следует разобраться поподробнее, поскольку это и есть тот краеугольный камень, лежащий в основании всех проектов предлагаемых нам «империй». Русские должны служить нерусским и обустраивать их жизнь, в этом-то и состоит суть «имперства».

Заметим, ни к Машиду, ни к асбехам вообще никаких требований соорганизоваться и восстановить порядок в империи априори не предъявляется. Да и как же это сделать, если плохая часть асбехов самоорганизовалась в банду, разрушающей этот самый имперский порядок, и пришла к хорошей части асбехов, чтобы их тоже в банду самоорганизовать? Других асбехов-то и не остается. Машид из самых лучших был. Просто асбехи ничем империи не обязаны, никаких моральных и материальных повинностей перед ней не несут, если она в данный момент не в лучшей форме, чтобы их заставить силой.

Обязаны это делать только русские, мало того, обязаны они — асбехам (то есть всеми советским нерусским). «Где русский закон и порядок, ради которого «асбехи» присягали русскому царю?» — спрашивает нас автор. Из чего ясно, что с точки зрения С.Кара-Мурзы и асбехов, присяга — это такая сделка, где асбехи согласились вечно принимать от русских некие услуги, а не налагали на себя гражданских обязательств. Причём присягали они царю, а долг почему-то требуется с русского народа, причем царские долги с русских требует советский человек, интернационалист, коммунист Кара-Мурза. Беспорядок, грабежи и насилие делают сами асбехи, но морально и материально ответственны за него русские, причем ответственны перед асбехами же — нарушили договор, не обеспечили асбехам порядок.

То есть обязанность русских опекать асбехов от асбехов есть просто следствие соединения асбехов и русских в одном государстве.

Или еще четче — полиэтнический характер России, где русские опекают нерусских, есть попросту историческая данность, как любезно объясняет нам автор. Данность, против которой русские не смеют восстать, не смеют даже роптать на неё. Это дано – и всё тут. Исторический выбор сделан за нас Петром и Лениным, нам остаётся только покориться и терпеть, терпеть, терпеть азбехов, бесконечно удовлетворяя их всё возрастающие потребности. Или уж терпеть азбехский беспредел. Так или иначе – русские во всём виноваты, являются ли они слугами инородцев или их жертвами. Быть слугой или быть жертвой – вот какой выбор предлагает русским «Империя».

Кара-Мурза ссылается на исторический авторитет и опыт Российской Империи и СССР, выбравших свое национально-государственное устройство как «межнационального общежития». Угрожает (а как же без этого), что без подобного национально-государственного устройства, как в РИ и СССР, Россия была бы (то есть будет, если откажемся) «мгновенно уничтожена молекулярной этнической войной». Очевидно, будучи не в курсе (или думая, что мы не в курсе), что оба указанных государства закончили именно мгновенной смертью, и как раз в молекулярной этнической войне.

И вот, сидя в государстве, оставшемся после того, как дважды этнические окраины откалывались с войной и кровью, забирая с собой «века кропотливой работы и вложения ресурсов», С.Кара-Мурза уговаривает нас повторить опыт в третий раз. Ссылаясь на первые два.

Программу он предлагает такую. Россия есть межнациональное общежитие, без апартеида и этнических чисток. Русские обеспечивают асбехам «закон и порядок», иначе асбехи за себя не отвечают. Создают «гибкую систему непрерывного поиска компромиссов при постоянном модернизационном давлении, через образование, армию, идеологию, культуру, уклад общественного производства», то есть «давят» азбехов хлебом и развлечениями. Русские веками кропотливо вкладывают в асбехов работу и ресурсы, создают «благоприятные условия для возникновения местной интеллигенции» (типа Машида), «постепенно модернизируют культуру и быт асбехского населения». При таких условиях происходит постепенная добровольная ассимиляция части асбехов, при сохраняющей свою этническую самобытность другой части.

Программа, все о себе сама говорящая. Я даже не буду с ней спорить. Человек, соглашающийся с подобной перспективой для своего народа, не может вызывать ни малейшего уважения ни у своих, ни у чужих. Абсолютное национальное унижение, возведённое в культ – это хуже, чем культ Молоха.

Но хотелось бы вернуться к началу и подвести итог.

С.Кара-Мурза, вроде бы намереваясь опровергнуть неправильную историю, полностью подтвердил её.

Да, асбехи некомплементарны. Да, они предадут при первом же столкновении интересов. Более того, это их естественное свойство и право. Да, их имперское перевоспитание есть штука почти невозможная, требует веков кропотливой работы и вложения множества ресурсов, и в лучшем случае обещает лишь частичный результат совестливых добровольцев. Оба государства, которые пытались это сделать, не только не добились успеха, а наоборот померли, очень быстро, зато очень больно.

Так что же он все это время оспаривал, если история осталась без поправок?

Он оспаривал одно: виновность азбехов. В той статье обвинялись асбехи, асбехское общество, а с его «имперской» точки зрения виновны русские.

Казалось бы, сложно понять, что это за система взглядов, в которой равно и вперемешку фигурируют цари и секретари, бомбардируемые в ускорители ядра и угрозы, экскурсы в историю государств и вчерашняя уголовная хроника, интернационализм без русских и национализм меньшинств, но все это объясняется крайне просто — это крайне последовательное и жесткое родоплеменное мышление.

Все вышеуказанное, и ровно с тем же успехом бесконечное количество чего угодно, объединяется лишь одним — «русские нам должны всё, мы им ничего, потому что мы — не они».

Имперство – это автономная этика инородцев против гетерономной этики русских. «Вы должны работать на нас и служить нам, и в этом состоит ваша добродетель». Вот к чему всё сводится, вот с чего всё начинается и чем всё заканчивается.

Империя С. Кара-Мурзы — это «родо-племенная» (то есть «первобытно-коммунистическая» в исходном марксистском смысле) Империя. Аборигены против Куков.

Этим все имеющиеся на данный момент «Империи» и объединены. Народы «Империи» делятся на русских и нерусских. Русские — это те кто кормят, поят и защищают  нерусских, а нерусские - это те, кто размышляет, ассимилироваться ли им, или еще век-другой на кровати поваляться… При этом долг русских только растет, потому что растет история кормления.  «Вы в ответе за тех, кого приручили» - говорят нерусские, всегда готовые в случае прекращения кормёжки (или хотя бы урезания рациона) тут же взяться за ножи и вспомнить о традиционных мужских добродетелях.

И единственное, что равно возмущает всех официальных постсоветских имперцев, независимо от рода лелеемой ими «Империи», - так это идея, что инородцев кормить необязательно, а русским пора бы заняться собой, своими делами и своими интересами.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter