Партийная "разводка"

Система «управляемой демократии» обкатывается на региональном уровне

Мнение Владимира Путина о будущем политическом устройстве нашей страны достаточно хорошо известно. На недавней встрече с председателем ЦИК президент говорил об «укреплении многопартийной системы», делая ставку на «солидные и компетентные» крупные партии. Число их вряд ли будет более трех-четырех. Кроме того, президент высказывается в пользу формирования парламента исключительно по партийному принципу, и вряд ли у кого-то возникают сомнения, что Дума с его предложением согласиться.

А пока обкатка новой системы происходит на региональном уровне. Согласно недавно принятым в законодательство поправкам, не менее половины депутатов в субъектах федерации отныне избираются по партийным спискам. Чтобы не потерять свои кресла, парламентарии на местах загодя создают фракции федеральных партий: члены фракций получают возможность формировать такие списки в преддверии грядущих выборов. Показательны в этом плане процессы, происходящие на «малой родине» нынешней кремлевской элиты — в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.

В обоих регионах выборы в местные Законодательные собрания состоятся в конце 2006 года. Из 50 депутатов 25 будут избираться по партийным спискам. И городские, и областные власти ясно дают понять парламентариям, что перенарезка округов будет проведена в пользу «своих» депутатов. Поэтому народные избранники спешат.

На своем заседании 29 июня Законодательное собрание Ленобласти намерено образовать сразу три новых фракции: к уже давно существующей «Единой России» добавятся «ЛДПР», «Аграрная» и «Социалистическая» (от «Социалистической Единой Партии России»). В последнюю собирается войти и спикер Кирилл Поляков.

СЕПР, как известно, является составной частью блока «Родина», но в последнее время обретает все большее самостоятельное значение. Партию возглавляет очень близкий к президенту человек — Василий Шестаков (заслуженный тренер России по дзюдо). По некоторым данным, Владимир Путин настроен весьма благосклонно в отношении этой партии как новой силы в левой части политического спектра. В администрации президента раскрутку СЕПРа курирует лично Владислав Сурков. Возможно, СЕПР в будущем призван заменить на политическом поле «Родину», ибо в Кремле озабочены слишком активным PR-ом Дмитрия Рогозина.

В пользу этой версии говорит и тот факт, что планы Рогозина создать фракцию «Родины» в питерском ЗакСе с треском провалились. А вот «социалистическая» фракция в ближайшем будущем там появится. В ее лидеры прочат бывшего «единоросса» Константина Сухенко, и это еще один любопытный знак. СЕПР может стать второй после «Единой России» проправительственной партией. Ведь в и так донельзя разбухшем «ЕдРе», куда очередь стоит на три года вперед, происходят постоянные разборки, борьба различных амбиций и интересов. Вступление в параллельную «партию власти» может стать хорошим выходом для проигравших в этой борьбе и для второго эшелона лояльных к федеральной власти депутатов.

Не менее привлекательными в этом смысле оказались и либерал-демократы. Партия Жириновского на минувших думских выборах показала на Северо-западе весьма неплохие результаты: в Петербурге она получила 8% (наравне с «Яблоком»), а в Ленобласти и вовсе 12%. Чуть раньше областных коллег фракцию ЛДПР образовали городские парламентарии под руководством известного авторитетного депутата Дениса Волчека. Посетивший по такому случаю северную столицу Владимир Вольфович был настроен весьма благодушно и заявил, что будет лоббировать в Госдуме интересы Петербурга и депутатов своей фракции в ЗС, а также — что с губернатором Петербурга Валентиной Матвиенко его связывают давние и хорошие отношения. В таком же духе собирается взаимодействовать со Смольным и фракция Волчека.

Левый фланг, стабильно привлекающий значительную часть голосов избирателей, в областном ЗакСе представляют упомянутые выше аграрии, а в городе — фракция «КПРФ-НПСР». Левые силы питаются голосами протестного электората, но «оппозиционность» и «левизна» этих фракций весьма условны. Питерские «коммунисты» ориентируются на раскольника Геннадия Семигина, и в этом качестве их пребывание в парламенте вполне устраивает Кремль. Противники приватизации и антинародной политики властей на деле голосовали за повышение тарифов на жилищно-коммунальные услуги, а также отказались поддержать инициативу нескольких своих коллег, выступивших против распродажи городского имущества, затеянной Смольным.

Областных «аграриев» возглавил директор крупной птицефабрики Юрий Кокошников, один из наиболее незаметных в ЗакСе депутатов, уже по своей должности лояльный к исполнительной власти.

Для полноты картины надо упомянуть о фракции «СПС+Яблоко» в питерском парламенте, в которой были вынуждены объединиться вечно препирающиеся друг с другом «демократы». Как ни странно, именно справа сегодня исходит критика действий региональной и федеральной власти. Например, попытки дать отпор приватизации исторических памятников и проведению жилищно-коммунальной реформы. А самыми рьяными оппозиционерами считаются депутаты-эспээсовцы Алексей Ковалев и Сергей Гуляев. Поскольку СПС вместе с «Яблоком» имеют в Петербурге стабильную поддержку 15-20% избирателей, они, вероятно, сохранят в будущем свое представительство в ЗакСе.

Валентина Матвиенко в принципе должна быть довольна положением дел. Смольный полностью контролирует ситуацию в ЗакСе, как бы ни группировались депутаты по партиям. Любые оппозиционные инициативы не находят поддержку парламентского большинства. Не в последнюю очередь это связано с тем, что для большей части кремлевской элиты и президента Валентина Ивановна, безусловно, свой человек.

Куда тяжелее приходится Валерию Сердюкову. Со спикером Поляковым и значительной частью депутатского корпуса у него весьма натянутые отношения еще со времен прошлогодней губернаторской кампании. Их уход под крышу политических партий и вовсе лишит губернатора рычагов влияния на ЗакС.

Таков расклад сил на сегодняшний день. И уже становится ясно, к чему приведет затеянная президентом реформа в масштабах России. Фактически можно говорить о грядущем обнулении политического поля в регионах. Развод депутатов по партиям — это еще один шаг к большей управляемости законодательной власти, потере ей своего суверенитета. Не подлежит сомнению, что большинство мест на грядущих региональных выборах получат проправительственные партии.

Наносится удар по позициям местных элит. Депутаты уже в меньшей степени будут зависеть от них и могут стать опорой Кремля в борьбе с неугодными губернаторами. В конечном итоге все вопросы лоббистам придется решать через партийных боссов, роль которых и на центральном и на местном уровне значительно возрастет.

Но главным итогом «реформы» станет уничтожение влияния одномандатников — депутатов, непосредственно представляющих население. Они худо-бедно выполняли роль трубы, доносящей до власти голос рядового избирателя. Теперь же и Госдума и местные парламенты рискуют превратиться в придаток к федеральным органам власти. Тогда вообще непонятно, зачем они будут нужны. Может, проще распустить депутатов по домам и не тратить бюджетные деньги на их содержание?

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter