Голышев: "Код да Винчи" — это смешно

АПН: Как Вы относитесь к волне протестов на Западе и в России против проката экранизации нашумевшего романа Дэна Брауна "Код да Винчи"?

Владимир Голышев, публицист:


Скорее отрицательно, чем положительно. Обратите внимание, "Код да Винчи" обвиняют ровно в том же, в чем в свое время обвиняли "Последнее искушение Христа" Скорцезе — мол "Христов женится на Магдалине" и все такое. Так как новый "богохульный" фильм я не смотрел, попробую оценить происходящее исходя из прежнего опыта, связанного с фильмом Скорцезе.

"Последнее искушение Христа" — это великий фильм, снятый великим режиссером по великому роману. И Церковь протестовала против его показа не просто так — дело в том, что НТВ запланировало его показ нарочно на Великую Пятницу (день, когда православные христиане молитвенно вспоминают Страсти Христовы). Показать столь "неоднозначный" фильм в столь важный для верующих день — это, конечно, пощечина. Таким образом, адресатом протеста были не создатели фильма, а дирекция НТВ, намерено оскорбляющая чувства верующих.

Что же касается самого фильма, то здесь протест лишен смысла. И автор книги, и киностудия, и режиссер, и прокатчики имеют полное право делать то, что они делают. Россия никогда не была теократией. У Русской Церкви есть богатый опыт сосуществования со светской наукой и культурой, подчас не совсем деликатно касающихся вопросов веры и религии, и совсем нет опыта нелепых истерик в духе незабвенного "карикатурного скандала". Давайте не будем уподобляться представителям иных религий, культур, цивилизаций. У них — своя свадьба, у нас — своя.

Возвращаясь к "Последнему искушению Христа" хочу вспомнить вот какой эпизод.

Один мой знакомый семинарист, путешествуя по Греции, увидел теплоход с гордым именем "Никас Казанзакис" (автор романа "Последнее искушение Христа").

Он спросил сопровождающего: "Как такое возможно? Это ж автор богохульного романа, осужденного Эладской Церковью!"

Сопровождающий засмеялся и говорит: "А я собственными глазами видел в России теплоход "Лев Толстой". И его пассажиров такое название почему-то не удивляло…

С другой стороны, клирики и прихожане РПЦ имеют полное право на то, чтобы четко обозначить свое отношение к тому или иному общественному явлению или произведению искусства. Особенно, когда речь идет о массовом искусстве. Они имеют полное право указать на несоответствие данного произведения церковной традиции, могут выражать сожаление в том, что подобные произведения, вообще, создаются. Духовенство имеет полное право рекомендовать прихожанам воздерживаться от просмотра того или иного фильма или прочтения той или иной книги (именно так поступил Патриарх, когда НТВ отказалось перенести показ фильма Скорцезе). Но просто "выступать против" или требовать снять фильм с проката, или, того хуже, угрожать расправой его создателям — это какое-то совершенно "неправославное поведение".

Скажем, я довольно скептически отношусь к творчеству писателя Салману Рушди. Но приговорившее его к смерти иранское духовенство в скандале вокруг его "Сатанинских стихов" выглядит гораздо более отталкивающе.

АНП: А чем отличается ситуация вокруг "Кода да Винчи" от скандала вокруг фильма Скорцезе?

Владимир Голышев:


В конечном счете, все расставляют по своим местам художественные достоинства того или иного "сомнительного" произведения. Не возможно вычеркнуть из истории русской классической литературы, допустим, толстовское "Воскресение" (с его запредельным антиправославным, антицерковным пафосом). Нельзя выбросить из истории философии материалистов или Ницше с его богоборчеством. Точно также в истории мирового кинематографа навеки "прописано" "Последнее искушение Христа" Скорцезе.

Что же касается "Кода да Винчи", то, насколько можно судить, мы здесь имеем дело с чисто коммерческим проектом, не представляющим никакой художественной или интеллектуальной ценности. В этих условиях скандал — это единственное, что есть за душей у его создателей. А значит, участвуя в нем, мы дарим этому "мертворожденному ребенку" иллюзию жизни. Не даем ему умереть своей смертью.

Получается, что журналисты и кинокритики в Каннах, освиставшие этот фильм, умнее и достойнее некоторых наших сограждан, искренне считающих что их "протест" — богоугодное дело. Надо, наконец, вытрясти из головы испуг перед очередной голливудской пустышкой и увидеть, что "Код да Винчи" — это смешно.
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter