Возвращение к двухполярному миру: США будут противостоять Китаю, а Европа и Россия проиграют

 

 


Энергетический кризис может привести к разрушению многополярного мира, лишив Россию и Евросоюз статуса сверхдержав, пишет адъюнкт-профессор политологии Брауновского университета Джефф Д. Колган в статье для Foreign Policy.

По его мнению, ЕС и Россия теряют свои конкурентные преимущества, что дает Соединенным Штатам и Китаю возможность соперничать. Из-за сокращения темпов роста экономики Евросоюз утратит свою конкурентоспособность, и причиной тому будет огромная зависимость от российских энергоресурсов, в то время, как для перехода к возобновляемым источникам энергии понадобится много времени.


При этом Колган считает, что Россия в результате противостояния пострадает еще сильнее, так как в добыче нефти и газа начнется спад, переориентация поставок на азиатский регион приведет к потере больших объемов средств.


Автор отмечает, что дешевая энергия является основой современной экономики.И хотя в обычное время на энергетический сектор приходится лишь небольшая часть общего ВВП большинства стран с развитой экономикой, он оказывает чрезмерное влияние на инфляцию и затраты на производство для всех секторов из-за своего повсеместного потребления.


Сегодня европейские цены на электроэнергию и природный газ почти в 10 раз превышают средние исторические значения за десятилетие до 2020 года. Массовый рост в этом году почти полностью связан с конфликтом на Украине, хотя этим летом он усугубился экстремальной жарой и засухой. До 2021 года Европа получала из России примерно 40% импорта голубого топлива, а также значительной доли своих потребностей в нефти и угле.


В материале отмечается, что энергоносители в Европе обходятся примерно в 2 процента от ВВП в обычное время, но сегодня они взлетели до 12 процентов из-за роста цен. Это приводит к тому, что многие отрасли промышленности по всей Европе сокращают свою деятельность или полностью закрываются. Производители алюминия, удобрений, металлургические и стекольные заводы особенно уязвимы перед высокими ценами на газ.Это означает, что Европу может ожидать глубокая рецессия в ближайшие годы.


По мнению Колгана, это не означает, что Европа обеднеет или замерзнет. Реальный риск, с которым сталкивается континент, заключается в потере экономической конкурентоспособности из-за медленного экономического роста.


Автор обращает внимание на то, что с 2008 года доля ЕС в мировой экономике снизилась.По данным Всемирного банка, в период с 2009 по 2020 год среднегодовой темп роста ВВП ЕС составлял всего 0,48 процента. Темпы роста США за тот же период были почти в три раза выше, составляя в среднем 1,38 процента в год.А Китай в тот же период рос стремительными темпами — 7,36% в год. В результате, хотя в 2009 году доля ЕС в мировом ВВП была больше, чем доля США и Китая, сейчас она является самой низкой из трех.


Если в 2005 году на ЕС приходилось целых 20 процентов мирового ВВП, то, по прогнозам, в начале 2030-х годов на него будет приходиться лишь половина этой суммы, если экономика ЕС сократится на 3 процента в 2023 и 2024 годах, а затем возобновит свои умеренные допандемические темпы роста в 0,5 процента в год, в то время как в остальном мире рост составит 3 процента. Если зима 2023 года будет холодной, а грядущая рецессия окажется серьезной, доля Европы в мировом ВВП может сократиться еще быстрее.


Впрочем, в тех же США можно встретить и куда более пессимистичные оценки. Как пишет The Wall Street Journal, в попытках заполнить газохранилища ЕС сокращает производства и закрывает предприятия. В итоге некоторые заводы могут больше никогда не открыться. По мнению авторов, это можно считать началом эпохи европейской деиндустриализации.


Энергетический кризис, утверждают он, поставил Европу на грань экономического спада и может причинить долговременный ущерб ее производственным предприятиям. В отличие от США, Европа в последние десятилетия развивала экономику за счет обрабатывающей и тяжелой промышленности. Значительную часть ее экономики составляют сталелитейные, химические и автомобилестроительные производства, которые больше всех страдают в нынешней ситуации. Аналитики и руководители предприятий говорят, что они могут уже никогда не открыться.


В качестве примера авторы приводят ситуацию с норвежским гигантом по производству удобрений Yara, который уже на 65% сократил производство повышающего урожайность аммиака на всех своих европейских заводах.

А снижение производства удобрений — это снижение урожайности и продовольственный кризис. Добавьте к этому массовую потерю рабочих мест, и …


По мнению авторов, континент может навсегда лишиться доступа к дешевому российскому газу, который помогал Европе конкурировать с обладающими богатыми ресурсами США и компенсировать большие затраты на оплату труда, соблюдение жестких правил занятости и на выполнение строгих природоохранных норм.


Страшный вердикт «деиндустриализация» выносит Старому свету и китайская Global Times.


«На новейшую волну «деиндустриализации», с которой столкнулась Европа, на этот раз в значительной степени повлиял единственный эффект, а именно рост цен на энергоносители и импортируемая инфляция, что еще больше обнажило все старые проблемы, которые уже существовали», — пишет издание.


Автор также предсказывает Европе нехватку промышленного сырья, в том числе металлов, из-за роста цен на топливо в Европе. Это грозит снижением прибыли, которое на фоне девальвации евро и удорожания импорта может привести к проблемам в обрабатывающей промышленности. Кроме того, негативную роль сыграли и неверные решения европейских властей. Нынешний энергетический кризис, по мнению автора, представляет настоящую «экзистенциальную угрозу» для промышленности.


«...некоторые страны выдвинули цели радикального энергетического перехода, включая решение о поэтапном отказе от атомной энергетики, негативное влияние которого только что было катализировано кризисом в Европе», — подчеркивает GT.


Давайте тут немного остановимся. Споры об энергопереходе (на «зеленую» энергетику) в Европе ведутся много лет. Впрочем, не о том, есть ли смысл на нее переходить в целом — насчет этого Брюссель, кажется, давно определился, и на его мнение не повлиял даже экономический кризис, вызванный пандемией, когда ЕС не отказался от финансирования «зеленой сделки», которая осталась долгосрочным европейским трендом. Тогда стало ясно, что Евросоюз продолжит движение к «чистой энергетике», даже если за это придется платить огромные деньги.


Конечно, сегодня, это движение замедлилось — многие страны будут возвращаться к атомной и даже угольной генерации, однако видно, что Брюссель будет с упорством самоубийцы цепляться за «зеленую сделку» буквально до последнего. На это будут работать различные «зеленые партии», НКО и т.д.


Вопрос: кому это выгодно? Кто финансирует все эти структуры, которые продолжают затягивать удавку на шее у Европы? В чем цель? Не в той ли самой деиндустриализации, о которой мы говорим?


Возможно, «чистая энергетика» это не так уж плохо, но не может не смущать способы перехода к ней, когда сначала сносят старый дом, а потом только ставят новый, хотя все должно быть наоборот. Итог закономерен: собственную невозобновляемую генерацию Евросоюз практически уничтожил, а создать способную полностью заменить ее новую генерацию, основанную на ВИЭ — не получилось.


Самое забавное, что отказ от угля и атома буквально подсадил европейскую промышленность на газ, главным образом — российский. Как тогда считали в Европе — временно, о необходимости отказа от российского газа говорили за многие годы до СВО на Украине. Только вот этот отказ сильно затянулся. И все те, кто так говорил, явно не рассчитывали, что может наступить ситуация, когда российского газа просто не станет. В один момент. И не в далеком будущем, а сегодня, сейчас.


Создается впечатление, что Европу просто заманили в ловушку, сначала подсадив на газ, а потом просто лишив его.

А где же альтернативы, о которых нам постоянно говорят? Где хваленый американский СПГ, которым Штаты не раз обещали «завалить» Европу в случае, если та откажется от российского голубого топлива.


А его нет, оказывается. И не будет. Как пишет Financial Times, американские сланцевики просто не способны нарастить добычу до того объема, который необходим Старому свету для полной замены газа из России.


Оказывается, все просто. Во-первых, американская сланцевая промышленность до сих пор не оправилась от «нокаута», нанесенного пандемией с резким сокращением спроса и ценовой войной Росси и Саудовской Аравии весной 2020-го с обрушением цены (себестоимость добычи топлива методом гидроразрыва пласта весьма высока и требует еще более высокой продажной цены, чтобы его не добывать тупо себе в «минус»). Сегодня в США нефти и газа добывают больше, чем в прошлом году, но меньше, чем в начале марта 2020. Нарастить добычу нереально технически.


Так же, как нереально технически доставить такие объемы. Мы все знаем о нехватке терминалов по приему (разжижению) СПГ в Европе, но часто забываем о нехватке терминалов по отправке (сжижению) в Америке. Их надо строить — не очень понятно, кому и на какие деньги.


Наконец, учитывая высокую себестоимость добычи, производителям просто выгоднее продавать меньше, но дороже.

Получается, что все, кто обещал, компенсировать Европе американским СПГ российский трубопроводный газ, или совершенно не продумали экономических аспектов, или просто лгали.


Впрочем, вся эта история не про экономику, а в большей степени про политику. Про политику деиндустриализации Европы.

Последним (на сегодняшний день) «аккордом» этой кампании стало уничтожение (специалисты уже заявляют о невозможности восстановления) обоих «северных потоков» американскими диверсантами (в том, что за всем этим стоят именно США, с трудом можно усомниться, это даже американские СМИ признают).


За последние месяцы Европу последовательно физически лишали российского газа: Польша перекрыла «Ямал-Европу», Украина на треть сократила транзит, теперь вот «потоки», Балканский поток с его пропускной способностью всего в 15,8 млрд м³ в год погоды е делают. По сути остается урезанный украинский транзит, который, судя по всему, после присоединения к России ДНР, ЛНР, Запорожской и Херсонской областей и неизбежным переходом конфликта на новый уровень, скорее всего, и вовсе прекратится.


Финита ля комедия!


Нет, Европа, конечно, не замерзнет одномоментно, я никогда не был склонен разделять тут шапкозакидательские настроения некоторых наших ура-патриотов. Но по экономикам как Евросоюза, так и России будет нанесен страшный удар.


Уже упомянутый мной материал в GT предрекает Европе мрачные перспективы: в ближайшие годы найти решение проблеме энергетического кризиса не получится. Помимо этого, между экономикой ЕС и США все больше растет координация, и США могут впоследствии извлечь из этого выгоду.

«США станут предпочтительным местом назначения для европейских предприятий, решивших покинуть континент», — резюмирует китайский автор.


Как сообщает The Wall Street Journal, экономика США извлекает наибольшую выгоду из энергетического кризиса в Европе —высокие цены на газ вынуждают европейские компании переносить производства в США, где цены на энергоносители более стабильны и работают меры стимулирования производства, что ввергает ЕС в эпоху деиндустриализации.


Что касается России, то ситуация в ней, возможно, более серьезная, чем в ЕС, считает Джефф Д. Колган. Несмотря на то, что страна по-прежнему получает огромные доходы от экспортных продаж нефти и газа, в долгосрочной перспективе российский нефтегазовый сектор, скорее всего, придет в упадок — даже после окончания конфликта на Украине.Остальная часть российской экономики испытывает трудности, и западные санкции лишат энергетический сектор страны технических знаний и инвестиционных средств, в которых он отчаянно нуждается. В результате Россия окажется младшим партнером в сфере влияния Китая.


«Мы, похоже, быстро движемся к биполярному миру, в котором доминируют две сверхдержавы: Китай и США», — резюмирует он.

 


 

 

 


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter