Война с НАТО становится неизбежностью? Балто-черноморская дуга – как второй фронт против России.

 

Пожалуй, однозначной новостью недели стало решение Литвы перекрыть транзит попавших под санкции Евросоюза товаров между Калининградской областью и остальной Россией. Всерьез заговорили о блокаде региона и даже попытке его отторжения.


 

Наверное, пока во всем этом больше алармизма, чем реальной угрозы. О реальной блокаде речи пока не идет. Во-первых, речь далеко не о полном запрете транзита, хотя уже сегодня это около половины товаров, и надо понимать, что их список будет расти с новыми пакетами санкций. Во-вторых, все можно доставить по морю и по воздуху, а на случай перекрытия газовой трубы есть уникальное судно «Маршалл Василевский», единственная в России плавучая регазификационная платформа, предназначенная как раз для такого случая.


Да. Это дороже и дольше, но, повторю, о полной блокаде и отрыве региона от России речи пока не идет. Пока. Потому, что, как я уже указал, санкционный список будет расширяться, а с ним будет расти сила ощущения вседозволенности наших оппонентов, если не ответим.

Вот только чем ответить? Прозвучало много весьма грозных заявлений от российских политиков и чиновников — вплоть до угрозы решить вопрос силой. Но что мы можем сделать в реальности?


Отозвать признание Литвы, как предлагает депутат Евгений Федоров? Можем, конечно. Только что это изменит де-факто? Да и де-юре это только для нас что-то изменит. Наше решение никто в мире признано не будет, Литву не исключат из НАТО и не выведут оттуда НАТОвские войска. В плане троллинга можно, конечно, но это тот случай, когда эффектное действие абсолютно неэффективно.


Экономическое давление? Вообще-то мы уже, итак, лишили их главного заработка — транзита через порты, а контрольный выстрел сделали они сами, отказавшись от перевалки белорусских нефтепродуктов и удобрений, что ставит окончательный крест на Клайпеде.


От наших электросетей они сами давно планировали отказываться в пользу европейских, как и от нашего газа в пользу американского СПГ (от трубопроводного уже отказались, однако продолжают получать реверсный и СПГ, но опять же — российский). Можно ввести полный запрет на литовские товары, причем, привлечь к этому Белоруссию, заставить ее выкинуть предприятия с литовским капиталом.


Конечно, это разорит целые отрасли, убьет значительную часть литовского бизнеса, но, когда это останавливало прибалтов, которые в свое время своими руками уничтожили всю весьма развитую советскую промышленность в угоду Брюсселю, которому не нужна была конкуренция? ЕС тогда поставил это условием принятия трех республик, наобещав золотые горы и, конечно же, кинул, хотя ему и пришлось тащить эти страны на буксире и заваливать дотациями — в обмен на это он получил дешевую рабочую силу. Но главное — антироссийский форпост у самых наших границ.


Прибалты хорошо понимают свои обязанности в этой роли и справно их исполняют, их даже упрашивать не надо. Особенно, Литва, где у властиСоюз Отечества — Литовские христианские демократы—наиболее реакционная русофобская сила в стране (глава этой партии и литовского МИД Габриэлюс Ландсбергис — внук того самого Витаутаса). Иными словами, стрелять себе по ногам их даже заставлять не надо, они это делают с удовольствием. Глупо пугать самоубийцу смертью.


С другой стороны, надо понимать, что дело тут не только в суицидальной русофобии, но и в том, что страны Прибалтики — это прямые марионетки даже не Брюсселя, а Вашингтона, и, если тот прикажет сделать харакири, они сделают, не колеблясь. Напомню, год назад Литва умудрилась безо всякого повода ввязаться в дипломатическо-торговую войну с Китаем — зачем-то открыла у себя представительство Тайваня, в результате Пекин ввел необъявленные санкции, что привело к исходу немецкого бизнеса, е желающего сталкиваться с ограничениями второй экономики мира. Литва тогда чуть ли не на коленях умоляла немцев вмешаться, но те и бровью не повели.


Тем более, что в Берлине, очевидно понимали, что этот совершенно нелогичный для Вильнюса шаг был продиктован Вашингтоном, желающим посмотреть, как Пекин будет реагировать.


Меня не покидает ощущение, что в этот раз все то же самое, цель этой полублокады вовсе не в том, чтобы создать России новые сложности, а в том, чтобы проверить ее реакцию, насколько можно двигаться дальше. Если не ответим — следующим шагом может стать полный запрет транзита. Ну, а дальше — морская блокада.


Последнее уже, правда — это уже точно претензия на отторжение региона и уже точно война. И в том, что власти прибалтийских республик, а также Польши готовы принести свои страны в жертву уже не только в экономике — также трудно усомниться. Как и в готовности НАТО воевать за своих вассалов. Вопрос в том, кто именно готов воевать?


Ведь пятая статья НАТО не конкретизирует, кто именно и какими силами должен участвовать в защите подвергшегося нападению члена альянса. И я не сомневаюсь в том, что многие страны (например, Турция, которой точно до лампочки конфликты на Балтике) ограничатся тем, что просто пришлют пару рот саперов — исключительно для создания видимости участия.


Турцию едва ли можно заставить воевать, если ей это не нужно—это единственная страна НАТО с ярко выраженной политической субъектностью. В отличии от стран Европы, которых действительно можно заставить. Некоторых, впрочем, и заставлять не надо. Речь не только о Польше и Прибалтике, но и о Великобритании, которая с недавних пор взяла на себя роль главного русофоба Европы. Причем, с ядерным оружием.


Это отдельный крайне интересный момент. В последние годы в западной прессе регулярно появляются различные сценарии война НАТО с Россией на Балтике, подразумевающие стремительное отсечение Калининграда. Все эти сценарии объединяет одно: они совершенно не учитывают того факта, что российская ядерная доктрина предполагает применение ядерного оружия в случае угрозы государственности.


Конечно, трактовать это понятие можно по-разному. Но потеря Калининграда со всем Балтфлотом означает развитие угрозы и дальнейшую потерю территории, перспективу хаоса и гражданской войны внутри России. Вполне тянет на основание для применения ЯО. Одно дело, когда наши лидеры грозят ударить по центрам принятия решений (никогда их не называя, но явно подразумевая США) в ответ на поставки ракет Украине — надо понимать, что едва ли этот сценарий возможен, Удар по центрам принятия решений—это полноценная ядерная война с применением стратегического оружия, война на уничтожение друг друга, и поставки ракет Украине (если, конечно, не ядерных) едва ли может стать поводом для столь крайнего сценария). А вот попытка отторжения Калининграда — может.


Так или иначе, все западные военные сценарии всегда исходили из того, что война будет вестись конвенциональными средствами, совершенно непонятно, на каком основании. Однако в США в последнее время начали появляться и более серьезные и устрашающие сценарии — к примеру, т.н. «концепция ограниченной ядерной войны», подразумевающая применение против России тактического ЯО в Европе без страха получить ответ по центрам. На чем основана эта уверенность —– так же непонятно, и это на самом деле пугает. В Вашингтоне есть люди, которые реально верят, что смогут вести войну с Россией на ее территории руками европейцев, да еще и с применением ядерного оружия без опасности для себя.


Вернемся к Британии. На дняхНовый глава Генштаба ВС этой страны Патрик Сандерс призвал создать армию, способную победить Россию. Опять же — о ядерном оружии ни слова. То есть Британия на полном серьезе готовится к конвенциональной войне с Россией. И где именно — становится понятно после заявления премьер-министра Польши Матеуша Моравецкого, который сказал, что членство в НАТО обезопасит Польшу от желания России «поднять руку на самый сильный в истории мира союз», однако добавил, что Варшаву беспокоит «сувалкский коридор». По словам Моравецкого, этим и объясняется «сильное военное присутствие» в «коридоре» и рядом с ним как польских частей, так и сил Североатлантического альянса.


А нет ли тут тонкого намека из серии «только в терновый куст не бросай»? Мне кажется, что есть и уже не тонкий. Ведь если не остановить их сейчас (а как я описал выше, ответить так, чтобы они успокоились, невоенными методами просто невозможно), то дальше будет реальная блокада, и «сувалкский коридор» станет единственным доступным для России инструментом решения вопроса.


По сути, слова Моравецкого это подстрекательство и провокация. Тем более, что никто из российских официальных лиц самого этого термина никогда не употреблял, его придумали в НАТО и постоянно провоцировали им Россию. В этот раз уже крайне навязчиво — не просто подталкивая нас к его созданию, а не оставляя выбора.


В последнее время в западных СМИ все чаще звучат голоса о том, что победа России на Украине неизбежна, причем, говорят об этом серьезные военные аналитики и генералы, а не какие-то там журналисты. В России такие заключения едва ли могут кого-то удивить, однако на фоне предыдущих мантр на тему того, что Украина должна победить, это звучит удивительно. Прозрение? Для кого-то, возможно, да. Но какие выводы?

А они заключаются вовсе не в том, что нужно срочно устанавливать мир. Наоборот!


Вот недавно оставивший посты вице-премьера и председателя Комитета по национальной безопасности и делам обороны, Ярослав Качиньский утверждает, что победа России на Украине станет для США поражением будет серьезнее, чем во Вьетнаме или Афганистане. Странное сравнение, учитывая, что США на Украине не воюет, и гробы оттуда не идут. Однако, если задуматься, все становится на свои места. Качиньский призывает Байдена ни в коем случае не «соскакивать», а продолжать прокси-войну с Россией, усиливая обороты.


И очередным «прокси» вслед за Украиной может стать та же Польша или Литва. Ведь на признание украинских успехов России можно реагировать по-разному. Можно пойти на мировую, а можно нарастить давление, открыв «второй фронт».


Кстати, не затем ли приезжал на днях в Киев британский премьер Борис Джонсон чтобы убедить Зеленского продолжать сопротивляться до конца и заверить в том, ч о «заграница ему поможет»? А то вдруг тот загрустил после визита Шольца, Макрона и Драги, которые явно дали ему понять, что настроены скептически, и едва ли не давили на него, чтобы искать компромисс с Москвой?


Кстати, тот факт, что Качиньский покинул постпредседателя Комитета по национальной безопасности и делам обороны, а на его место пришел кадровый военный — то же может оказаться дурным знаком.


Про то, что Польша, возможно, готовится к вводу войск на Западную Украину — сказано и написано в последнее время достаточно. Но еще год назад, когда разворачивался миграционный кризис на польско-белоруской границе, многие эксперты озвучивали сценарий провокации, которая может привести к войне между Варшавой и Минском с неизбежным втягиванием в нее России и НАТО.


Наконец, еще одной горячей точкой может стать Молдова, власти которой активно тянут страну в Румынию, что может привести к повторению ситуации 30-летней давности, когда подобные действия привели к войне в Приднестровье.


В прошлом месяце в Молдове принят закон, разрешающий иностранным силам безопасности охранять госграницу страны, что может легализовать на ее территории румынских силовиков. Еще одной страны НАТО. И, кстати, Румыния, как и Польша, в случае полной победы России на Украине заинтересована в том, чтобы забрать «свое» (Буковина и Южная Бессарабия»).


К тому же, помочь качнуть Приднестровье, чтобы создать России еще одну «тыловую» головную боль, несомненно захотят киевские власти. Собственно, вооруженные провокации в ПМР мы уже наблюдали и есть основания полагать, что это была «разведка боем». По мере продвижения основного фронта на Запад, Днестр становится все более и более взрывоопасной точкой.


А теперь глянем на карту! Прибалтика, Польша, Румыния. Тут уже не просто второй фронт выходит, а целая дуга от моря до моря.

Разве не об этом веками мечтала Польша и стоящая за ней Великобритания, которой США, судя по всему, отдали кураторство над Восточной Европой и карт-бланш на любые действия, включая военные?


Напомню, недавно итальянская газета Corriere della Sera написала о том, что Лондон предлагает Киеву создать военный союз против России,который может стать «альтернативой Евросоюзу» и объединить страны, недовольные позицией Брюсселя, а также реакцией Германии на спецоперацию России.

Согласно задумке Бориса Джонсона, которую он озвучил во время визита в Киев еще в начале апреля, в организацию, которую должна возглавить Великобритания, помимо Украины должны войти Польша, Эстония, Латвия, Литва и на более поздних этапах Турция.


Паззл складывается. Не самый приятный для нас. Единственный способ помешать реализации этих планов — как можно быстрее решить вопросы на Украине. Решить полностью, а не частично, не путем переговоров и поиска компромисса. Чем быстрее мы это сделаем, тем меньше у них будет пространства для маневра.

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter