Об отсутствии философии богатства в России


 

 

Поводы для философских размышлений бывают с первого взгляда самые тривиальные. Вот именно для этого случай был такой повод. Капитан дальнего плавания Юрий Чашков предложил новый тип ледокола. Он много лет ходил по северным морям, был помощником капитана на ледоколе и потому все тонкости плавания во льдах знает очень хорошо.


Суть идеи, если кратко, вот в чем. Обычный ледокол ломает лед, наваливаясь на него носом, который сделан плоским. Но такой способ очень энергоемкий, поскольку лед на изгиб довольно прочный. Потому нужны ледоколы большие, с мощной атомной силовой установкой. Ледокол типа «Лидер» будет иметь на борту силовую установку в 120 МВт – хватит осветить небольшой город.


Но лед хрупок на сдвиг. Каждый желающий может убедиться в этом сам. Достаточно взять большую сосульку или заморозить ледяной брусок. Сломать ледяной брусок сгибом непросто, но он легко ломается от довольно слабого поперечного удара. Вот это оно и есть. Чашков это прекрасно знал и потому предложил сделать нос ледокола в виде ряда ступеней с обоих сторон, скошенных в сторону кормы, которые отламывают от льда небольшие куски.


Это обещает то, что ледоколы Чашкова будут намного менее мощными, чем нынешние ледоколы. Меньшая мощность машины – это меньшая стоимость судна и меньшие эксплуатационные расходы. Кроме того, появляется возможность построить речные ледоколы, которые позволят использовать реки в России, текущие с юга на север, в Северный Ледовитый океан, круглый год или почти круглый год. Потребности в небольших ледоколах, например, в портовых и рейдовых, очень велики. Наконец, вероятно, что любое судно с ледовым усилением, оснащенное таким носом, может стать ледокольным.


Перспективы очень ощутимые. Россия – страна с самой большой в мире морской границей. Только вот почти вся эта морская граница, за исключением небольшой части, приходится на ледовитые моря, в которых без ледокола плавать никак не можно. Если получится построить ледокол Чашкова и он покажет свою эффективность, в чем особых сомнений нет, то меняется вообще вся экономика России, ее экономическая география и экономические возможности.


Цена вопроса, как было сказано в интервью Чашкова «Российской газете» - 30 млн рублей. Проект получил одобрение экспертов-судостроителей, был построен и испытан в бассейне Крыловского научного центра. Теперь надо построить буксир и испытать его на настоящем льду. Там могут быть разные нюансы, которые нужно знать перед строительством серии.


Вот этих 30 млн рублей Чашков найти не смог. Трудно сказать, сможет ли найти после серии публикаций. Опыт других подобных изобретателей говорит за то, что не сможет. И это есть тот момент, который нуждается в философском осмыслении.


30 миллионов рублей для крупных бизнесменов, связанных с Севморпутем, - ничтожная сумма. Например, Совладелец «Норникеля» Владимир Потанин за 2020 год заработал 1,98 млрд долларов, увеличив состояние до 30 млрд долларов. Или в рублях примерно 146,5 млрд. Указанная сумма, потребная на испытание нового ледокола, составляет 0,02% его годового дохода. «Норникель» постоянно пользуется ледоколами и даже собирается строить новый, экологически чистый ледокол в Финляндии. Геннадий Тимченко, совладелец «НОВАТЭК», ведущей крупные газовые проекты на Ямале и тоже нуждающейся в ледоколах, за 2020 год заработал 1,51 млрд долларов или более 111 млрд рублей. Ну и так далее.


Список компаний, связанных с судоходством по Севморпути или по северным рекам, также весьма велик. У них также есть суммы, намного превышающие эти 30 млн рублей. Например, «Енисейское речное пароходство» строит десять барж на сумму в 2 млрд рублей. Выручка компании в навигацию 2020 года – 4 млрд рублей. Они на канцтовары тратят больше, чем попросил капитан Чашков для испытания своего изобретения.


И как это объяснить? Вероятнее всего тем, что у бизнесменов и руководителей компаний, в целом, мышление бедняков, связанное в первую очередь с отсутствием в России философии богатства. Они попросту не понимают, что такое богатство, как его создавать и приращивать, поскольку не было выработано понятия этого.


Вот что такое богатство? Если попробовать ответить на этот вопрос, то есть дать определение термину, то, скорее всего, в качестве атрибутов богатства будут названы: личный доход, роскошная вилла, лимузин, яхта, регулярные поездки на курорты и т.д. Соответственно, богатство может представляться как обладание всем этим. Но это явно неправильно, и вообще это первый признак мышления бедняка, даже если ему удалось напялить на себя костюм за 10 тысяч долларов. Все перечисленное есть гипертрофированное до абсурдного гротеска потребление. Если это и есть богатство, то такой богач в философском смысле, по типу своего мышления ничем не отличается от наигоршего бедняка, помышляющего лишь о потреблении. Бедняк мечтает о куске хлеба и миске супа, а такой богач - о пирах в ресторане где-нибудь на Лазурном берегу; разница между ними лишь количественная и состоит в размере вожделенной миски.


Мышление определяет характер деятельности. При мышлении одинакового типа даже резко различные между собой на первый взгляд бедняк и богач стремятся к одному и тому же: как можно быстрее заполучить предметы и услуги потребления. Это стремление определяет также их отношение к источнику средств, с помощью которых покрывается их потребление: как можно быстрее средства извлечь и конвертировать их во все те же предметы и услуги потребления, желательно не прикладывая к источнику средств особых усилий.


Поскольку дискуссии о богатстве всегда велись на повышенных тонах и с сильным моральным креном, то тут тоже можно ожидать чего-то вроде осуждения лиц с потребительским типом мышления. Однако же, нет. Это вещь, существующая объективно. Во-первых, это самая простая философская концепция богатства, возникающая сама собой, без глубоких размышлений. Потому она очень распространенная. Во-вторых, эта концепция внутренне логична, и люди, ее принявшие, поступают определенным образом вовсе не в силу моральной испорченности, а в силу принятия и следования определенной системе философских понятий. Эта примитивная концепция будет господствовать над умами, пока не появится другая, более сложная, но и более плодотворная философия богатства.


Чтобы заняться построением другой философии богатства, надо прежде всего, ясно понимать, почему не годится концепция, сводящая богатство к потреблению. На примере похождений капитана Чашкова это хорошо видно.


Во-первых, хотя для многих бизнесменов (не только для Потанина или Тимченко, но и для сотен других) 30 млн рублей – это не деньги, тем не менее, на испытание изобретения они из личных средств не дадут. Потому что личный доход – это потребление, а урезать свое потребление, пусть бы даже гротескно гипертрофированное, означает для них обеднеть. Это неприемлемо для них по чисто философским основаниям.


Во-вторых, можно было бы выделить из средств компании на испытания ледокола. Однако, тут играет роль отношение потребляющего лица к источнику средств на потребление, даже если это владелец-миллиардер. Средства, на которые приобретаются предметы и услуги потребления, по возможности не должны доставаться тяжким трудом (отчасти это объяснимо чисто физиологическими причинами, поскольку сильная усталость от тяжкого труда смазывает удовольствие от потребления). Для руководителя же компании ледокол нового типа – это именно что тяжкий труд. Нужно вникнуть в вопрос, встретиться с изобретателем, разработать проект, сломить сопротивление скептиков, добиться оформления решения. Это только чтобы денег дать. Потом труды еще и еще: испытания и оценка их результатов, разработка проекта строительства ледокольного флота, опять споры со скептиками, проведение этой программы через все этапы утверждений и выделения финансирования, договоры с судостроительными верфями, потом регистрация ледоколов нового типа (а это у нас отдельное приключение), организация перевозок, пиар-компания и так далее, и так далее. В общем, раз схватился – и должен пахать несколько лет, прежде чем все будет сделано и ледоколы Чашкова станут приносить приятную прибыль.


Нужны веские причины, в том числе чисто мировоззренческого свойства, чтобы взвалить на себя эту ношу. Если же таких причин нет, а мировоззрение потребительское, то предприниматель или руководитель, даже в принципе способный это сделать, предпочтет более простое и легкое для него направление: поддерживать сложившийся порядок, когда компания работает и дает прибыль усилиями наемного персонала почти без участия высшего руководства. Минимум инноваций, привычная и потому нетяжелая текучка, предсказуемый результат. Определенная логика в этом поведении есть.


В-третьих, потребительское понимание богатства, как ни крути, смещает фокус важности именно на потребление и тесно связанные с ним действия и события. Потому многие предприниматели и руководили отделяют себя от компании, которой руководят; воспринимают ее как нечто стороннее и даже чужое, что они лишь эксплуатируют для своих нужд. Довольно часто это вырождается в чисто хищническую «стратегию» бизнеса: заполучить контроль над предприятием или компанией, разорить, вывести деньги и потом обанкротить.


В конечном своем итоге философия, в которой богатство сводится к потреблению, приводит к разорению, когда все ресурсы, основной капитал, средства производства и так далее оказываются растащенными, проеденными и превращенными в мусор и фекалии. Именно поэтому такая философия и не приемлема. Требуется какое-то другое понимание и определение богатства, соответственно, требуется выработка философии богатства.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter