Евразийская идеология и Русский вопрос

 

Доклад на конференции «Евразийство – идеология будущего» Ливадийский клуб, г.Ялта, 10.12.2021 г.

 

 

В наше время само собой разумеющимся стало вести духовную генеалогию современного Евразийства от Николая Яковлевича Данилевского, Константина Николаевича Леонтьева и Федора Михайловича Достоевского, двухсотлетие со дня рождения которого мы недавно отметили. Собственно, сами основатели евразийства это неоднократно подчёркивали. Такая преемственность как бы подтверждается сходством между суждением великого писателя о двойственности русской души («русский не только европеец, но и азиат» и платформой сборника «Исход к Востоку», ставшей отправной точкой в формировании идеологии Евразийства. 


Тем не менее, при внимательном сравнении концепций Данилевского и Николая Сергеевича Трубецкого, преемственность между ними представляется не столь однозначной.


Фёдор Михайлович Достоевский и Николай Яковлевич Данилевский идея ухода в Азию рассматривалась как шаг на пути обретения Русской цивилизацией самой себя. Как осознание дистанции между Западноевропейской цивилизацией и Восточно-европейской (Русской) цивилизацией. Но нигде у этих великих русских мыслителей нет даже намёка на то, чтобы воспринимать будущее России под знаком внехристианского цивилизационного проекта, в котором русский народ был бы всего лишь одним из «равных участников», а если говорить откровенно, то всего лишь строительным материалом нового космополитического общества. Проекта, в котором, как в случае с советским народом, ему отводилась бы роль гумуса и, в результате которого, он должен был бы пожертвовать собой ради чьих-то очередных завиральных идей, раствориться и исчезнуть как самостоятельный субъект.


Между тем один из основателей и столпов евразийства Трубецкой именно такую судьбу и видел предпочтительной для русского народа. В работе «Наследие Чингисхана», опубликованной в 1925 г. в Берлине, он отмечал, что в советской̆ внешней̆ политике проявляется «отказ от фальшивых славянофильских и панславистских идеологий, отказ от подражания империалистическим замашкам великих европейских держав. По отношению к Востоку впервые взят правильный тон, соответствующий̆ исторической сущности России – Евразии: впервые Россия признала себя естественной̆ союзницей азиатских стран... Во внутренней̆ политике следует отметить отказ от русификаторства, органически чуждого исторической стихии России...».


В другой своей работе («Общеевразийский национализм») он не менее откровенно писал: «...национальным субстратом того государства, которое прежде называлось Российской Империей, а теперь называется СССР, может быть только вся совокупность народов, населяющих это государство, рассматриваемая как особая многонародная нация и в качестве таковой обладающая своим национализмом. 

Эту нацию мы называем евразийской, её территорию — Евразией, её национализм — евразийством». 


Возможно, изначально евразийство и рассматривалось его основателями как крайне специфическое продолжение Русского цивилизационного проекта с поправкой на новые условия установившейся в России большевистской диктатуры и дерусификации « бывшей России», но за последующие годы своего существования идея евразийства или Евразийской цивилизации окончательно переродилась в попытку подмены самой идеи и смысла Русской цивилизации с её конкретным и осязаемым национальным и цивилизационным ядром в лице русского народа, несущего ответственность за её развитие и сохранение, на некий аморфный симулякр евразийства с максимально размытой или вовсе отсутствующей идентичностью. 


«...Россия подлинная, Россия историческая, древняя, не выдуманная славянская или варяжско-славянская, а настоящая русско-туранская Россия- Евразия, преемница великого наследия Чингисхана. Заговорили на своих признанных теперь официальными языках разные туранские народы: татары, киргизы, башкиры, чуваши, якуты, буряты, монголы, – стали участвовать наравне с русскими в общегосударственном строительстве; и на самих русских физиономиях, раньше казавшихся чисто славянскими, теперь замечаешь что-то тоже туранское; в самом русском языке зазвучали какие-то новые звукосочетания, тоже "варварские”, тоже туранские. Словно по всей России опять, как семьсот лет тому назад, запахло жжёным кизяком, конским потом, верблюжьей шерстью — туранским кочевьем. И встаёт над Россией тень великого Чингисхана, объединителя Евразии...» – писал Трубецкой. 


То есть идеологи евразийства отрицали и отбрасывали как ненужные те основы, на которых строился уникальный культурно-исторический тип Русской цивилизации. Они готовы признать Россию туранской, монгольской, якутской, тюркской, какой угодно, но только не русской… Это роднит классическое евразийство с современным, которое, как и их предшественники, отказывается видеть в Русской цивилизации притягательную силу, способную, как и в предыдущие столетия, объединять вокруг себя самые разные народы. Иначе как объяснить желание строить абстрактное будущее без России и отказ нынешнему поколению русских людей в субъектности и способности к государственному творчеству?


Евразийская идеология отказывается признавать тот факт, что потенциал русского народа в самой России, несмотря на все катастрофы XX столетия, до сих пор до конца не раскрыт и не исчерпан, даже несмотря на то, что двадцать пять миллионов русских людей оказались за пределами России.


Сейчас нужна не замена русскости евразийскостью, а чёткое артикулирование истины, что Русская Цивилизация для коренных азиатских народов России стала своей, полностью отвечающей их интересам, так как создаёт условия для комфортного существования под сенью развитой цивилизации, под защитой большого народа, который никогда не претендовал и не посягал на их самобытность.


Государствообразующий русский народ несёт на своих плечах всю тяжесть поддержания и сохранения Российского Государства. Но, при этом, само это Государство существования русских как бы и не замечает. Получается, что формально его нет. Ни в конституции, ни в законах Российской Федерации существование русского народа никак не отражено. Сложилась парадоксальная ситуация, когда государствообразующий народ оказался в образованном им государстве народом без статуса, говоря советским языком, – народом «без прописки».


Россия для русских людей – это единственный дом, единственное государство, которое они в полной мере могут назвать своей настоящей исторической родиной. Для всех русских людей без исключения, а не только для великоросов, вне зависимости от их фактического места проживания. Нациогенез русского народа происходил одновременно с формированием и становлением русского централизованного государства. Столетиями многие и многие поколения русских людей строили этот дом, не отказывая никому, никакому народу ни в приюте, ни в защите.


В результате на евразийском пространстве сложилась уникальное Русское государство-цивилизация, что стало результатом многовековых титанических усилий как всего русского народа, так и лучших представителей других коренных народов, в разное время ставших частью общего государственного проекта под названием Россия.


В современной России, по данным переписи 2010 года, русские составляют 81 % населения. Если считать вместе с малоросами (украинцами) и белорусами, то 83% населения. Следующие по численности, после русских, татары составляют 4 % процента населения Российской Федерации. При этом татары, в отличие от русских, обладают чётко прописанным статусом, закрепленным в конституции Республики Татарстан.


Евразийские мантры об опасности возвращения русским их законного статуса абсолютно беспочвенны. Внутрироссийскому единству угрожает не русский национализм, а разрушение веры русского народа в способность современного Российского государства отстаивать его интересы. Особенно на фоне парада этнонационализмов на всём постсоветском пространстве, да и в отдельных собственно российских субъектах. И в современном политическом контексте современные евразийские теории способствуют развитию таких региональных этнонационализмов, придают им соответствующее идеологическое обоснование. Но итогом такой деятельности могут стать совсем не те результаты, к которым данные теории стремятся. Развитие региональных национализмов приведёт не к укреплению «евразийской» цивилизации, а к её разрушению. И главными жертвами станут те самые коренные народы, в среде которых сегодня активно популяризируются националистические идеи. 


Попробуем чисто гипотетически представить, что произойдёт, если какой-нибудь коренной народ России (назовём его условно «татары» или «якуты»), поддавшись националистическому соблазну, объявит о своей независимости и отделении от России? 


Такая независимость с самого начала и до конца недолгой истории этого народа окажется фикцией. Местная официальная идеология будет спекулировать на национальной теме и способствовать сохранению в региональных обществах того высшего класса, чьей реальной целью станут разграбление своих стран и интеграция в западную элиту. А уделом всех остальных окажется падение в полуколониальное состояние без каких-либо надежд его изменить. Вместо возможностей для дальнейшего развития коренные народы вступят в неоколониальное состояние. А реальная цель любой неоколониальной политики – уничтожение того народа (этноса), с которым эта политика взаимодействует. 


Современное евразийство, при всей его внешней относительной эстетичности – это всего лишь орудие в руках западного неоколониализма. И чем-то иным в современных условиях евразийство быть не может.  


Или попробуем представить, что произойдет, если коренной народ России татары вдруг объявит российскому государству бойкот и откажется участвовать в его функционировании, развитии и защите? Безусловно, для государства это будет очень неприятно. Возможно даже болезненно. Но в результате подобного процесса оно не погибнет. А если представить, что подобный бойкот объявят русские?  Также чисто гипотетически.

Что произойдёт с государством, если его перестанет поддерживать народ, которого нет, народ без прописки, само имя, которого пытаются вымарать из домовой книги особо ретивые управдомы, дабы не обиделись другие жильцы?

 

Главная стратегическая задача, стоящая перед современной Россией, это не надувать очередной идеологический симулякр, а высвободить энергию русского народа. Направить её не на развитие абстрактных и чуждых, а порой и откровенно враждебных интересам государствообразующего народа проектов, а на укрепление и развитие Русской цивилизации, её базовых, по своей сути глубоко христианских основ, благодаря которым эта цивилизация сформировалась и выстояла как самостоятельная. 


В первую очередь нужно прекратить подыгрывать и заигрывать с азиатскими нациократиями, образовавшимися на месте искусственно созданных советских республик, усиленно занимающихся «догоняющим нациогенезом» – в первую очередь за счёт русского народа как в России, так и на подконтрольных им территориях.

 

Необходимо не погружаться в конструирование альтернативной истории или изобретать новый скифо-сармато-ордынский миф, а трезвым взглядом окинуть то достояние, которое досталось нам по наследству от наших великих предков. Осмыслить, наконец, благодаря чему, а главное кому здание Русской цивилизации выстояло в чудовищных бурях XX столетия и продолжает стоять несмотря ни на что, когда по всем законам природы оно должно было рухнуть и рассыпаться в прах.

 

Для того, чтобы это произошло, необходимо чтобы Государство, ставшее возможным благодаря государствообразующему русскому народу, повернулось к этому народу лицом. Люди, представляющие и олицетворяющие современное Государство Российское на всех его этажах, включая Совете Федерации и Государственной Думе,  вероятно должны, наконец, осознать, что государствообразующий народ это не абстрактное безликое население, не ширнармассы, а вполне конкретная общность, живой организм, нуждающийся не только в пенсиях и МРОТах, но и в совершенно конкретной поддержке и защите со стороны сидящего на его плечах государства. Государствообразующий народ нуждается в защите и поддержке именно со стороны того, кто существует благодаря его воле и энергии. 


При этом необходимо помнить, что русский народ слишком велик для того, чтобы его социальные идеалы ограничивались исключительно сферой материального потребления и благополучия. Сегодня наш народ – возможно, как никогда ранее, нуждается в более чётком и ярком образе будущего, в рамках которого он смог бы максимально полно реализовать свой духовный потенциал. И государство должно способствовать формированию именно таких проектов.


Отчуждённость государства от интересов образующего его народа ведёт к апатии в самом широком смысле, а апатия в условиях расширяющегося мирового кризиса, особенно перед лицом угроз, с которыми столкнулось современное Российское государство, смертельно опасна, прежде всего, для самого государства. 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter