Страсти по свободе, равенству и братству

Парад, салют, национальный триколор! Франция отмечает 14 июля День взятия Бастилии.


 

 

 

С чем, кроме лозунга "Свобода, равенство и братство", Париж встречает новый свободный день и смотрит в братское будущее?

 

Начнём с авторитета главы государства. Следует отметить "стабильную", точнее стабильно низкую поддержку гражданами своего президента - 36%. При этом примечательным, по результатам июльского опроса baromètre mensuel Elabeоказывается тот факт, что Эммануэль Макрон пользуется большей популярностью среди сторонников левых партий (39%), чем правых (32%).

 

Реформы, в том числе, пенсионная, которая далека от завершения, и "Закон о глобальной безопасности" только раскололи страну и сторонников президента явно разочаровали. Намерение повысить пенсионный возраст до 64 лет вряд ли можно объяснить заботой о социализации пожилых людей.

 

Логично в этой связи проверить состояние банковского счета государства. Дефицит госбюджета Франции в 2021 году может составить 220 млрд евро вместо прогнозируемых ранее 173,3 млрд.Объяснения, как обычно, связаны с затратами на преодоление последствий пандемии. Собственно, да, объективные обстоятельства... А в прошлом? Размер бюджетного дефицита Франции достиг в 2020 году уровня в 9,2% ВВП, или 211,5 млрд евро. Согласно данным экспертов, это «самый высокий уровень за период с 1949 года». И этот год грозит побить рекорд.


 

Ещё рекорды? Размер внутреннего госдолга на конец марта составил 118,2% ВВП -2739,2 млрд евро, что назвали историческим максимумом.

 

На что ещё идут деньги? На многое. Так Франция участвует в миссиях ООН по поддержанию мира и занимает шестое место по объёму взносов (порядка 386 млн долларов США), а совместные военные операции в Мали, которые были прекращены 3 июня, возобновились месяц спустя. Франция не оставляет без внимания свои бывшие колонии, заморские территории, поддерживает оппозиционные движения в разных странах, читает мораль «тоталитарным правителям» и заблудшим европейцам, пугает неофашизмом при любом несогласии с генеральной линией партии.

 

Париж безоговорочно поддерживает решения Брюсселя и, с приходом Макрона, считается одним из наиболее ярых сторонников европейского единства и европейских ценностей. Последним примером защиты интересов ЕС можно назвать критику Греции министром по европейским делам Клеманом Боном -- за открытие туристических границ для привитых российской и китайской вакцинами.

 

А что народ? Французский народ не безмолвствует. Несмотря на то, что пандемия и карантин положили конец массовым уличным волнениям и выступлениям "Жёлтых жилетов", недовольных бюджетной политикой государства и снижением качества жизни рядового француза, акции протеста вспыхивают в разных городах с завидным постоянством.


 

Примечательно, что одной из причин Великой Французской революции, как, собственно, и любой другой, называют финансовые проблемы на государственном уровне. Сегодня как раз есть повод вспомнить прошлое. Где же, на какой дороге конца XVIII века поиздержалась французская корона до такой степени, что никакими булочками (или в русском переводе - пирожными) стало невозможно заменить хлеб голодным подданным даже при всём желании? Обеспечить работой, впрочем, тоже. В одном только Лионе в 1788 году насчитывалось 20-25 тысяч безработных.

 

Одной из наиболее расточительных статей бюджета за три десятилетия до революции историки называют заморские баталии Франции. Семилетняя война с Англией, которая с европейского континента полномасштабно перекинулась на североамериканские колонии, грубо говоря, вышла Парижу боком и переросла отведённые ей историей семь лет: далёкие расстояния, просчёты военачальников, когда первые победы вскружили голову и не позволили правильно оценить силы противника. Не помог и альянс с местными племенами индейцев. Защита идей свободы как-то случайно совпала с защитой собственных, таких сладких на новой земле, территорий. Даже Испания, союзница Франции, осталась в выигрыше, уступив британцам Флориду. 1763 год стал решающим на всех фронтах - европейском и североамериканском, а последствия разорительных заокеанских баталий подготовили успех войны за Независимость американских штатов и Французской революции. Впрочем, лучше потерять колонии, чем лишиться головы на гильотине.


 

Оставим за бортом идеи Просвещения, которые вместе с освободительной борьбой американских штатов нашли отзвук в сердцах французов. Экономическая ситуация в стране после невыгодного торгового договора с Британией, займов Неккера, разорения предприятий и неурожаев оказалась к концу 80-х настолько тяжелой, что Людовик Шестнадцатый начал сдавать одну за другой позиции автократии. Налоги, которые должны платить все, - вот так началась эпопея по спасению монархии и аристократии. Последнюю как раз и призывали пожертвовать частью своих привилегий.

 

Чем закончилось намерение найти деньги, не сумев провести адекватные реформы, -- всем известно. Не помогли ни бурные дебаты в парламенте, ни составленная Лафайетом Декларация прав человека. Отставка Неккера и размещение в столице королем немецких и швейцарских наемников стали, можно сказать, последней каплей.

 

Что же отмечают французы 14 июля? Взятие Бастилии, где находились на момент восстания семь узников, стало символом расправы со старым миром, с властью церкви, с несправедливостью. А вот "Декларация прав человека и гражданина" была принята в качестве основы будущей Конституции 26 августа 1789 года, и отнюдь не королём. Через два года, когда Людовик уже был со всем согласен, -- оказалось поздно.

 

Французы, забывая о последовавшей за революцией реконструкции монархии, отмечают 14 июля принятие таких идеалов как свобода, равенство и братство.


 

"Мы же все равны! И все блага нужно распределять поровну!" - говорит, перебивая друг друга, французская пара. Он - бывший повар, немного музыкант, сегодня - неудачник-бизнесмен, покинувший континент и переселившийся на Гваделупу в поисках лучшей жизни или, как минимум, жизни без оплаты отопления и покупки зимней одежды. Его спутница - врач, практикующий нетрадиционные методы лечения. Возраст - за 50.

 

"А вы в курсе, что лозунг Французской революции говорил исключительно о равенстве перед законом? Мало кому могло прийти в голову, даже идеалистам в XVIII веке, что люди действительно равны... в происхождении, способностях, возможностях... Да и с какой стати делиться с бездельником результатом своего труда? Собственно, он и так живёт за чужой счёт в социальной квартире..."

 

Результат разговора можно привести как пример "работы" другого лозунга революции, а именно -- свободы слова, когда французами совершенно не приветствуется критика порядков и своих традиций иностранцем, пусть даже и платящим налоги, иностранцем, "выросшим в ГУЛАГе и не имеющим никаких представлений о настоящих европейских ценностях". Что ж, о братстве, увы, поговорить не успели.

 

"Ты нападаешь на самое святое, что есть во Франции, -- отдых в воскресенье! Ну и что, что некуда пойти, раньше всегда ходили в церковь, ну и что, что магазины могли бы делать двойную выручку! Одни ведь могут работать по выходным, а другие нет, поэтому нужно запретить всем. Это и называется равенство и братство, не всё следует мерить прибылью, как капиталисты," - машет руками Даниэль, отстаивающий право работать 4 дня в неделю, подобно тому, что недавно попробовали в Исландии и Испании.


 

С тем, что такое равенство и братство по-французски, столкнулась и итальянка Маргарита, журналист, когда пришла записывать в ясли своего второго ребенка. "Ваш доход выше среднего, -- поджав губы, заявила директор садика. -- Вы в состоянии оплатить няню".

 

"Как же так? - удивилась женщина. - Мы же оба работаем полный день, поэтому место в яслях нам просто необходимо!"

 

"Если вы не понимаете по-французски в полной мере, - директор намекнула на акцент посетительницы, - я ещё раз повторю. У вас две хорошие зарплаты, вы можете себе позволить няню. А вот тут у меня женщины, которые не работают, и у них мало денег. Я должна в первую очередь предоставить место их детям".

 

"Так зачем место в яслях женщинам, если они не работают? Они же могут сидеть с детьми сами," - удивилась Маргарита.

 

"Вы что, расистка? Я сообщу на вашу работу, как вы ведёте себя по отношению к людям, находящимся в менее удачных обстоятельствах"...


 

Равенство перед законом за два с половиной века после революционной эйфории претерпело тоже некоторое изменение в свете новых тенденций и демографических особенностей во Франции. Полиция, строгая с теми, кто припарковался в неположенном месте на две минуты, опасается заезжать в неблагополучные пригороды, а после ряда ДТП предпочитает дать малолетнему преступнику скрыться на мопеде, нежели его поранить при задержании. Обвинения в расизме и дискриминации заставляют полицейских самих искать защиты с помощью профсоюзов и адвокатов. Есть и такие, которые советуют гражданам, ставшим жертвами ограбления и нападений, войти в положение "бедных" слоев населения. Вот это братство так братство, а вы говорите, что лозунги сегодня не работают!

 

Как и многие исторические факты, Французская революция давно стала мифом, обросшим интерпретациями и новым осмыслением. И к триединству прекрасных идей, претендующих на универсальность, можно было бы добавить "честность", посоветовать лучше считать деньги и вместо мифологии заняться реальностью.

 


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter