Арест мошенников Топоровских в Брюсселе

Мы вновь возвращаемся к скандалу в Генте и Топоровским. У нас есть новая, проверенная и очень любопытная информация о Топоровском и его деятельности. Надеемся, что это будет интересно широкой публике.

 

Википедия. Где начинает современный человек знакомство с новой информацией? Откроем и мы Википедию на статье «Топоровский, Игорь Владимирович» и в первых строках прочтем: «бельгийский коллекционер российского происхождения, владелец собрания русского авангарда, чье экспонирование в начале 2018 года в Гентском музее изящных искусств вызвало большой общественный резонанс».  Теперь понятно, почему многие руководители при приеме на работу спрашивают, доверяет ли человек Википедии и, в случае утвердительного ответа, мгновенно теряют интерес к соискателю. Мы не будем разбираться кто писал эту статью в Википедии и сколько автору заплатили за то, чтобы Топоровский был означен, как «владелец крупного собрания русского искусства, которое начал коллекционировать ещё до эмиграции — предполагается, что в нём как минимум 500 произведений, 2/3 из которых являются картинами маслом». Отметим только, что человека, который занимается изготовлением подделок с целью их дальнейшей продажи, но уже как подлинников, в уголовном кодексе называют почему-то не коллекционером, а мошенником.  Удивительно, правда? А можно ли назвать «общественным резонансом» возбуждение уголовного дела по обвинению в мошенничестве, контрабанде, отмывании денег и пр., в результате которого он был арестован? Никому, кроме Топоровского, такого «общественного резонанса» не пожелаем.

 

Москва. Теперь по порядку. Пропустим юность нашего героя, простого еврейского пацанчика с окраины города Днепропетровска, который умудрился поступить в МГУ, удачно жениться и остаться в Москве.  Начнем с 2000-ых: Топоровские открыли «великосветский салон» в своей 120-метровой квартире в Калашном переулке, на Арбате. На стенах «салона» висели десятки специально изготовленных эффектных подделок под работы художников русского авангарда начала ХХ века. На тусовках у Топоровских появлялись высокопоставленные чиновники, бизнесмены, артисты, криминальные авторитеты и прочие нувориши - всем были нужны в то время новые и перспективные связи.  Хозяйка салона Ольга Топоровская играла роль светской львицы. Отметим, что у Игоря Топоровского большой талант влезать в «друзья»: через пять минут знакомства почти любой человек проникался уверенностью, что всю свою жизнь Игорек мечтал встретиться и подружиться именно с ним – таким же умным и тонким, так ярко выделяющимся из общей массы «быдла».  Надо отдать должное артистизму Топоровского и его знанию психологии. И «морду лица» наш герой имел правильную: восторженный, но невероятно эрудированный энтузиаст, где-то беззащитный, где-то наивный… Когда гость «созревал», его невзначай подводили к «шедеврам» под вкрадчивый шёпот хозяина: «Только мы с вами и понимаем…  вечная ценность… лучшая инвестиция… приобрел, не поверите…, невероятный случай…».

Почему искушенные и совсем не простые ребята попадались на эту примитивную удочку? В криминальном мире есть тоже своя пищевая цепочка. Вор украл и продал, деньги оставил в кабаке или в казино, хозяин кабака или казино купил акции серебряных рудников в Аргентине или картину у Топоровского и т.д.  Наверху цепочки обычно стоят банкир, брокер или венчурный инвестор вроде Топоровского, которым нельзя не доверять: они же такие честные, милые и добрые.  Или вспомним полковников Захарченко и Черкалина: у каждого в квартире лежали по три тонны наличных в разной валюте. Почему не купить картинку у Топоровского?  Это по объему всего лишь одна коробка из-под обуви.

Топоровский умудрился продать российским нуворишам фальшивых «шедевров» на многие миллионы долларов. Например, в декабре 2005 года бизнесмен Александр Гордон купил у Топоровского 15 «работ» на $1,555 млн. долларов. Картины сопровождались «сертификатами подлинности» из Третьяковской галереи. Проведенная позже комплексная научная экспертиза определила, что и эти работы, и сертификаты являются подделками.

Но наша доблестная полиция тоже не спала. В 2006 году Игорь Топоровский привлекается следствием по нашумевшему делу продавцов поддельных картин супругов Преображенских. Супругов посадили, а Топоровскому невероятно «подфартило»: незадолго до ареста Преображенских ему удалось получить от «неидентифицированного российского олигарха» три миллиона долларов за две фальшивки под Малевича и Кандинского.   В мае 2006 года, когда до ареста супругов Топоровских московской милицией оставался один шаг, они успели сбежать из страны, срочно продав квартиру в Калашном.  Осели они в Бельгии, где неплохо устроились. Почему в Бельгии?

 

Бельгия. В пяти северных провинциях Бельгии (Фландрия) живут фламандцы, говорящие на фламандском языке, а в пяти южных провинциях, (Валлония) валлоны, говорящие на французском, валлонском и некоторых других языках. Удивительно, но ни один интернет - авто переводчик не переводит с фламандского! Т.е. в центре Европы находится страна с мощным языковым барьером.

 Бельгия – это королевство со своим монархом. Кроме того, в Бельгии имеется шесть правительств и шесть парламентов. Федеральное правительство пытается всё координировать. В итоге получается хаос, потому Брюссель, где более четверти населения составляют иностранцы, по мнению Интерпола, считается одним из мировых центров вербовки в террористические организации.  Вербовка обычно происходит в мечетях Брюсселя. (Красивое словосочетание - «мечети Брюсселя»?). Итак, политическая структура Бельгии напоминает мутную воду, где ловят рыбку жулики и аферисты всех мастей. Добавим, что Топоровский неплохо владеет французским. 

Разумеется, не в мечеть, а в синагогу Брюсселя отправился наш герой за поиском новых связей и в скором времени он становится очень «религиозным бизнесменом». По отработанному алгоритму Топоровский, в первую очередь, озаботился устройством «лавки» по московскому образцу. С этой целью чета «религиозных коллекционеров» купила в респектабельном районе Брюсселя четырехэтажный домик с импозантной гостиной, где супруги развесили новые партии своего товара. Бедных художников (их называют «рабами»), готовых за копейки нарисовать картину, стилизованную под Малевича или Кандинского, легко найти в любой стране. Труднее найти и затащить в семейную «лавку шедевров» потенциальных клиентов.

 

Тур. Рыбак рыбака видит издалека, как говорится, и Топоровский находит подельника - парижского галериста, маршана и торговца всякого рода подделками Жана Шовлена (Jean Chauvelin). Используя близкие связи в администрации города Тур, Шовлен, сам уроженец этого региона, устраивает в 2009 году выставку «Александра Экстер и ее друзья русские художники», куда приглашает и Топоровского.  Выставка должна была обеспечить фальшивкам Шовлена и Топоровского «музейную историю» и некий «провенанс», но была арестована французской полицией. Сам Шовлен попал под следствие, а нашему Игорьку опять повезло. Одна из арестованных картин Топоровского - якобы работа Александры Экстер 1913 года, «Флоренция», была безоговорочно признана фальшивкой аккредитованным экспертом Кассационного суда Франции Жилем Перро (Gilles Perrault). Назначенный судом города Тура эксперт Мари-Элен Гринфедер (Marie-Hélène Grinfeder) также определила её как подделку «с невозможной композицией, без определенного плана, с наивными мазками, поспешным рисунком» отметив, что «ссылок на эту картину не существует, кроме как в каталоге самой выставки». Кроме того: «химические анализы пигментов, запатентованные в 1921 году, несовместимы с датой этой работы (1913)». Казалось бы - гвоздь в гроб с репутацией Топоровского, как «коллекционера», но….  Происходит чудо: через пару месяцев эксперт Гринфедер меняет свое мнение на обратное и заявляет в суде, что «ошиблась: взяла пробы не там, где нужно».

        На Западе бытует мнение, что после развала СССР, советские люди, расползлись по миру, как раковые клетки, неся с собой коррупцию, воровство, бандитизм.  Советские люди, якобы, изменили некогда чистый и светлый западный мир, сделав его продажным и темным.  Да, такие, как Топоровский оскверняют все, к чему прикоснутся, но Шовлен - чем лучше? А Мари-Элен Гринфедер - почему так быстро и, главное,  охотно, поменялось на противоположное «мнение эксперта»? Где же пресловутая западная честность?

 

Эксперт Гринфедер. Подложное заключение эксперта Гринфедер позволило Топоровскому забрать свои картинки из полиции и заявить, что их «подлинность доказана».  В октябре 2017 года Топоровский вновь вытащил пресловутую «Флоренцию» на свет - на скандальную выставку в Гентском музее. Именно фейковое экспертное заключение Гринфедер сопровождало «шедевр» Топоровского, когда он передавал его в музей Гента, и именно этим заключением он размахивал позже перед журналистами. Подмена судебного документа фактически сделала Гринфедер участником аферы. Более того, ссылаясь на эту пресловутую экспертизу Мари-Элен Гринфедер, Топоровский ежегодно, с маниакальной настойчивостью, десять лет подряд, пытался в суде запретить «Ассоциации Александры Экстер» - официальному представителю морального права знаменитой художницы - защищать её наследие от фальсификаторов. Окончательно разоблачить фальшивую «Флоренцию» удалось только совместными действиями российской и бельгийской полиции. 

Сегодня, когда в результате полицейского расследования стало достоверно известно кто и когда малевал и жарил в печках «шедевры» Топоровских, власти Франции обязаны провести расследование сомнительных судебных экспертиз выставки фальшивок в Туре , дать им правовую и судебную оценку. Заметим, что сам Топоровский аферу с «Флоренцией» и сотрудничество с экспертом Мари-Элен Гринфедер в узком кругу ближайших подельников оценивал как один из своих самых больших успехов.

 

Скандал в Генте. Казалось бы, имея капитал в десятки миллионов долларов, можно расслабится и отдыхать до конца жизни или по примеру лучших из российских олигархов рассекать на яхте бескрайние воды морей и океанов в компании проституток из Бобруйска. Но не таков наш герой. Другие воды манили его и другие деньги. Кем он себя возомнил, чего решил добиться… нам не ведомо, но его судьба типична для не очень умного вульгарного жулика, который решил, что ухватил Господа Бога за бороду.

По сведениям российской полиции только с 2010 по 2017 годы Топоровский организовал и оплатил изготовление более 500 поддельных полотен. Часть из них была изготовлена в Санкт-Петербурге, другая в Хорватии. Поточное производство фальшивок Топоровский наладил в Австрии. Здесь закупались и чистились старые холсты, заказывались специальные пигменты и краски, искусственно старился и «пекся» в особых печках готовый «товар», отсюда легче было его развозить по Европе. Старые запасы «коллекционера», вывезенные контрабандой, тоже влились в общий фонд подделок.

На своей новой родине, в Бельгии, наш мошенник вскоре завел много полезных и влиятельных друзей.  Топоровский собрал группу, членами которой стали и очень солидные бельгийцы: бургомистр города Жетт Эрве Доен (Herve Doyen) и бывший банковский воротила из BNP Paribas Кристиан Пинт (Christian Pinte). С помощью своего компаньона бургомистра Эрве Доена, Топоровский выкупил муниципальную собственность -полуразрушенный охотничий домик в шато Дилегем (Château de Dieleghem). Здесь сообщники планировали устроить «частный музей русского модернизма», а в действительности «торговый центр» по продаже подделок.  Местоположение шато Дилегем было выбрано идеально - в соседнем здании парка находится настоящий музей - муниципальный музей города Жетт! Отремонтировать и обустроить «новый частный музей» бургомистр Эрве Доен пообещал своему поистине «дорогому» другу Игорьку за счет бельгийских налогоплательщиков, лоббируя многомиллионные государственные субсидии. Мероприятие, однако, требовало времени, а сообщникам не терпелось начать продавать «шедевры» и делить денежки. И они открывают свою лавочку прямо в старейшем национальном музее Бельгии – Музее изящных искусств города Гента…

Именно здесь они нашли идейного единомышленника, вернее, единомышленницу - Катрин де Зегер (Catherine de Zegher) - директора Гентского Музея (MSK Gent). Она с готовностью разместила выставку фальшаков в залах музея. Для легализации подделок преступники зарегистрировали фиктивный частный фонд - «Дилегем» (Dieleghem Foundation). Учредителями фонда стали Игорь и Ольга Топоровские, председателем – бургомистр Жетта Эрве Доен, а администратором - ветеран бельгийской банковской системы Кристиан Пинт. Катрин де Зегер, как многоопытный куратор международных выставок (в том числе московской Биеннале 2013 года) стала «членом научного совета фонда», а по сути, членом ОПГ. Вся эта «гоп-компания» значится в «Уставе фонда Дилегем», официально зарегистрированном в Брюсселе в июне 2017 года, который, по сути, оказался списком членов банды мошенников.

Катрин де Зегер заключила от имени музея MSK беспрецедентный для европейских музеев договор с аферистами, который позволял… продавать фальшивки прямо из музейных залов. С позором изгнанная из музея Гента, эта дама с помощью своих друзей-банкиров нашла новое достойное применение своим талантам: теперь она «эксперт-консультант Национального банка Бельгии (Banque nationale de Belgique)» и изучает ценные экспонаты в его коллекции.

Кристиан Пинт, этот «матерый человечище», скромно спрятавшийся за должностью «администратора» в фонде Дилегем, на самом деле является организатором и вдохновителем «силовой» поддержки банды. Он управляет «адвокатами-боевиками», задача которых шантажировать и терроризировать экспертов и журналистов, музейных работников и искусствоведов, короче, всех, кто посмеет публично сказать правду о «коллекции» Топоровских.  Эти «адвокаты – террористы» из адвокатской конторы «Литани, Алюотт, Вателе» («Litannie, Haluotte, Watelet») организовывают постановочные пресс-конференции и всеми способами препятствуют официальному расследованию деятельности мошенников. Особенно отличился Себастьян Вателе (Sebastien Watelet), младший партнер конторы. 19 февраля 2018 года он лично сорвал в музее города Гента работу официальной комиссии министерства культуры Бельгии по проверке сомнительных «шедевров».

Любопытно, что те же «правозащитники» руководят боевой группировкой «адвокатов» во Франции, где они через Эдмонда Фромантина (Edmond Fromantin) и Лоранс  Митрани (Laurence Mitrani) пытаются запретить «Ассоциации Александры Экстер» и её президенту, профессору Андрею Накову (Andrei Nakov) защитить наследие художницы от мошенников, ссылаясь при этом на всё то же фальшивое экспертное заключение Мари-Элен Гринфедер.

 

Полицейское расследование. В ходе полицейского расследования все подделки, фигурирующие в Гентском скандале, были опознаны изготовлявшими их ремесленниками, т.н. «рабами». Отметим, что всех специалистов неизменно поражает чрезвычайно низкий художественный уровень подделок. В погоне за «длинным долларом» чета Топоровских не очень-то и заботилась о качестве своего «товара». От своих «рабов» мошенники требовали производства броских, легкоузнаваемых муляжей, обязательно большого формата. Чем больше - тем дороже.

 

Почему же этим «коллекционерам» так долго удавалось дурить честной народ? Ответ прост: королей преступного промысла делает их свита. Европейские «эксперты», директора музеев, бургомистры, банкиры и прочие деятели с их семейными адвокатами с радостью кинулись в компаньоны к этой «сладкой парочке». Почуяв легкую наживу, вся эта публика меньше всего была озабочена подлинностью и художественной ценностью полотен. Сотни броских картинок были для них, прежде всего, дорогим и ходким товаром, сулившим баснословные барыши. Все эти «высококультурные европейцы» прекрасно знали, что занимаются мошенничеством, однако они и сегодня, после лавины неопровержимых разоблачений, продолжают разыгрывать роль «невинно оклеветанных рыцарей искусства».  

 

Уже после лавины разоблачений, Топоровский с сообщниками организовали в октябре 2018 года в Брюсселе постановочное шоу - «пресс-конференцию поддержки». Он разослал «прогрессивной мировой общественности» от имени Катрин де Зегер слезливую жалобу на «несправедливые притеснения за вновь обретенные шедевры русского искусства». 

 

К сожалению, кроме уругвайских и финских художниц, ответное письмо в поддержку мошенников подписали специалисты, которые почему-то решили пренебречь собственной репутацией: Катерин Давид (Catherine David), заместитель директора Национального музея современного искусства Центра Жоржа Помпиду в Париже и Ан Галлахер (Ann Gallagher), директор (теперь уже бывшая) коллекций Тэйт Модерн в Лондоне.

 

К чести наших соотечественников, выставка в Генте, едва начавшись, получила их справедливую оценку. Одним из первых её посетил московский художник Павел Отдельнов и 14 ноября 2017 года он написал в Фейсбуке: «Вот это безобразие называют "Филонов", "Розанова", "Ларионов"... И вроде солидный музей! Сотрудники вообще когда-нибудь видели этих художников?!». А искусствовед, автор и научный редактор трёхтомной «Энциклопедии русского авангарда» Андрей Саробьянов прямо заявил: «Все это сделано так грубо и топорно, что наводит на мысль: или люди, которые все это организовали — наивные неучи, или тут имеется иной умысел».  «Афера Топоровских фальсифицирует отечественную культуру, методично и последовательно пытается подменить уникальные вещи, высокие идеи лучших художников России на контрафакт, на пустышку» - так справедливо оценил деятельность авантюристов офицер Министерства внутренних дел РФ в интервью корреспонденту «Известий».

 

Газета «Известия» в публикации «Намалевать Малевича: аферу в Бельгии раскрыли российские сыщики. Кто на самом деле создал «коллекцию шедевров» Игоря Топоровского» подробно рассказала о деятельности мошенников.  Самое печальное, что их главной жертвой стало искусство и, в первую очередь, русский авангард начала ХХ века. Продажа фальшаков принесла супругам невероятные барыши: по данным бельгийской полиции арестованные объекты недвижимости и счета Топоровских оцениваются в €30 млн. Следствие оценивает общую преступную деятельность шайки «коллекционеров» еще масштабнее- €40 млн. 

 

Удивить современную публику рассказами о мафиозных сообществах довольно сложно. Поставил ли точку арест преступной четы Топоровских в их работе по уничтожению рынка русского искусства начала ХХ века? Увидим…

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter