Королева жжёт

Думаю, что никого не удивлю, если скажу, что главным политическим событием последних месяцев стало завершение сериала «Игра престолов». Всё остальное – происходившее в скучной реальности – решительно уступает сериалу по зрелищности и величию событий. Разве что дебаты Порошенко и Зеленского привлекли сравнимое внимание. Но дебаты эти – событие местечкового значения, они интересны только украинцам и отчасти русским. А вот «Игру Престолов» смотрел весь мир. Почувствуйте разницу.

 

Разумеется, о глобальных событиях нужно и мыслить глобально. Многие социогуманитарные мыслители уже стали делать выводы о том, какие идеологические тенденции проводят сценаристы сериала и как они влияют на западную (читай – глобальную) повестку дня. Если коротко – либералы бухтят и возмущаются, консерваторы видят в финале сериала нечто обнадёживающее. Как пишет консервативный публицист Егор Холмогоров:

В 6–7-м сезонах начинало казаться, что сериал неумолимо складывается в либерал-феминистскую пропагандистскую пустышку формата «Мы несём вам демократию и феминизм в пламени наших драконов». Образовавшаяся коалиция кастратов, карликов, бастардов, цветных варваров и «сильных независимых женщин» с лесбийскими наклонностями, казалось, вырезала всех белых гетеросексуальных мужчин в Вестеросе. […]«Игра Престолов» обещала превратиться в дорогостоящую агитку Демпартии США к грядущим выборам. И вдруг в последнем сезоне идеологическая атмосфера резко изменилась. […] Настоящий шок ожидал фанатов сериала в последних двух сериях, когда главный идейный «прогрессор» сериала Дейнерис, надежда всего человечества и кумир миллионов школьниц, оказалась не просто злодейкой, а Воплощением Зла. […] В Вестеросе торжествует своего рода выборная соборная монархия с мудрым правителем и сильными опытными советниками, выдвинувшимися за годы невзгод.

Такие размышления поучительны и высокополезны. Однако читатель может сделать из них неверный вывод, что «Игра Престолов» - совсем уж примитивная агитка, изготовители которой только и делали, что «колебались вместе с линией партии»: сначала топили за Клинтоншу и толерастию, потом поправе́ли. То есть в известном смысле это так. Однако не стоит забывать, что грубятины на Западе не делают, в том числе и на экране. В частности – они редко позволяют себе совсем уж немотивированные сюжетные ходы.

И второе: уже сто лет как базовой моделью человека у них служит схема, предложенная Фрёйдом. Которая сто тысяч раз критиковалась с самых разных сторон, однако остаётся рабочей, особенно для литературы и кино. Это вообще так, но книги Мартина – фрёйдистские от начала до конца. Начиная «с вешалки», то есть с оригинального названия эпопеи: «Песнь Льда и Пламени» - это слегка (то есть по-фрёйдовски) завуалированное «Песнь Эроса и Танатоса».

Думаю, полноценный психоаналитический комментарий к эпопее не заставит себя ждать (если он уже не написан). Однако мы попытаемся рассмотреть с этой точки зрения героев последней серии, столь взволновавшей зрительские массы.

 

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

 

Честно скажу – до просмотра последней серии «Игры Престолов» я сочинил вариантов двадцать финала. В большинстве из них Дейенерис гибла, а Санса получала корону Севера. Но вот именно того, что нам показали – нет, не ждал. Просто потому, что думал – сценаристы не будут же совсем уж плевать на все законы драматургии?

Однако, уже посмотрев финал и подумав, я понял, что ошибался. Финал логичен. Просто нужно было верить своим глазам и придерживаться наиболее реалистичной интерпретации того, что нам показывают.

 

ДЕЙЕНЕРИС ТАРГАРИЕН, МАТЬ ДРАКОНОВ

 

Начнём с матери драконов, Дейенерис Таргариен.

То, что она лесбиянка (а точнее – би, но склоняющаяся всё-таки к лесби), было понятно с самого начала, при сценах с Миссандеей. Ясно, что это две влюблённые женщины. И что блондинка доминирует. Это в фильме показано более чем ясно. Ну то есть с точностью до постельной сцены. Которая в данном случае не нужна.

Мужчин Дейенерис воспринимает как орудия для достижения своей цели, не более (это касается и её первого мужа, кхала Дрого, который был нужен для завоевания Вестерроса). Но вообще она предпочитает общество евнухов – желательно, в неё влюблённых. Идеал мужчины для неё – Серый Червь, мужественный кастрат.

Далее, Дейенерис – пироманка. То, что она любит устраивать пожары, нам показывали несколько раз: когда она взошла на погребальный костёр, когда сожгла шатёр с кхалами, а также сцена в доме Бессмертных. Во всех случаях огонь её не тронул. Более того – после каждого пожара она получала новые возможности. Так что Дейенерис хорошо усвоила: в любой тяжёлой ситуации – жги.

Можно ли сказать, что огонь для неё – средство суицида? Ведь первый раз она вошла в пламя, не ожидая, что выйдет из него. И всё-таки нет. В тот момент она пыталась решить проблему – как уйти с честью, не попадая в рабство.

Тема рабства для Дейенерис глубоко личная. Детство и юность она была подчинена брату, потом мужу. Это не сломало её, но сделало абсолютно нетерпимой к любой форме личной зависимости. «Рабство хуже смерти» - это она усвоила намертво. Собственно, вся тема освобождения рабов, на которой она до поры до времени успешно ездила – это проекция личного комплекса вовне, оказавшаяся неожиданно удачной.

 

ДЖОН СНОУ, НЕСОСТОЯВШИЙСЯ МЕРТВЕЦ

 

Мне этот персонаж с самого начала казался крайне неприятным. При этом я понимал, что актёрская игра – выше всяких похвал. Сноу сделали именно таким, каким его видели сценаристы.

Не сразу, но мне стало понятно, в чём дело: Джон Сноу в сериале – мазохист с подавленными гомосексуальными наклонностями и стремлением к суициду.

На протяжении всего фильма Сноу (кстати, говорящая фамилия – в категориях «льда и пламени» танатическая) стремится к двум вещам: к грязным, но сильным мужчинам - и к тому, чтобы они его убили. Ему очень хочется быть «объектом доминирования» и он ищет себе хозяина-доминанта. Разумеется, бессознательно. Признать и принять свой пассивный гомосексуализм и мазохизм он не может: воспитание не позволяет. Но он всю жизнь стремился к чисто мужскому обществу, где над ним будут всячески доминировать старшие товарищи. В этом смысле Ночной Дозор для него – наилучшее место. Правда, и там он – так и не получивший мужской любви, которой хотел – продолжал стремиться к смерти. Чтобы мужчина воткнул в него… хотя бы нож. Он этого долго добивался и добился. Но его воскресили - вот же неудача.

Что касается женщин. Сноу, в общем, способен на что-то с женщиной – если она доминантка. Его первая женщина, дикарка Игритт, буквально принуждает его вступить в отношения с ней. Хотя самым сладким подарком от неё являются вонзившиеся в Джона стрелы – он ведь так хочет, чтобы предмер обожания в него что-то вонзил.

Но главной любовью жизни Сноу был Манс Налётчик. Их отношения – это неслучившийся роман (так как Манс всё-таки не сделал со Сноу того, чего тот так жаждал). Однако миг интимной близости у них всё же был: Сноу сам вонзил в него стрелу, чтобы избавить от мучений на костре. Стоит заметить, что сцена с убийством Матери Драконов является инверсией этой сцены. Действующие лица те же самые: огонь – любимый (любимая) – острый предмет – убийство.

И опять же: западный зритель без труда считывает всю эту нехитрую символику. Тем более – сопровождаемую очень выразительной игрой.

Теперь о романе с Дейенерис. Он мучителен для них обоих. Ей Сноу нужен затем же, зачем ей вообще нужны мужчины (сцена, когда он впервые летит на драконе, на это указывает однозначно: «упадёшь – скажу «приятно было познакомиться»). Джона Бурерождённая отчасти привлекает – так как является подавляющей натурой, а мазохисту нужно, чтобы его кто-то подавлял. Все эти его многословные излияния «ты моя королева, ты моя королева, я тебе вечно предан» - это просто «будь моей Госпожой, выпори меня». Плётка и страпон могли бы спасти эту пару. Но увы – дикое время, дикие нравы. Страпонов в Семь Королевств не завезли в нужном количестве. Не доработал Мизинец со своим бордельным бизнесом.

 

СЕРСЕЯ ЛАННИСТЕР, ЛЮБЯЩАЯ МАТЬ

 

Серсея же, при всех её пороках – типичная гетеросексуалка. Если совсем точно – классическая альфа-самка из учебников этологии. Другими словами – традиционная женщина.

Сейчас эти слова вызывают в воображении читателя образ покорной тётки в платочке, во всём слушающейся отца, мужа, священника и вообще всех мужчин. Ничего подобного в истории не было. Традиционная женщина – это прежде всего умелая манипуляторша, умеющая и любящая навязывать мужчинам свою волю. В традиционном обществе это уравновешивается тем, что муж может женщину побить или выгнать (последнее принципиально важно). Если у мужчины нет такой возможности, женщина превращается во всевластную стерву, у которой обычно съезжает крыша от желания повелевать. В результате обычно получается то, что описал А.С. Пушкин в «Сказке о рыбаке и рыбке». До чего Серсея, собственно, и дожила.

Главным свойством Серсеи является любовь к брату (кровосмесительная) и к детям (от него же, разумеется). Очень характерно, что её любимчика Джоффри убила другая, ещё более властная женщина, Оленна Тирелл.

Серсея не просто ненавидит Дейенерис как конкурентку – но и чувствует к ней отвращение как к лесбиянке. И с удовольствием убивает её любовницу Миссандею.

Только ли поэтому? Нет, конечно. Она сознательно провоцировала Дейенерис, поскольку это был её последний шанс на жизнь или на непостыдную смерть. Она всё поставила на то, что её противников уничтожит армия Царя Ночи. Кто ж знал, что достаточно убить главного, чтобы вся армия превратилась в гору трупов? А при таком раскладе дело Серсеи было проиграно. Планомерная осада города привела бы к тому, что недельки через две Серсею выдали бы Дейенерис. Учитывая, что Серсея очень тяжело переносит унижение (вспомним ситуацию с «воробейшеством»), она предпочла бы смерть. К тому же провокация могла бы привести к каким-нибудь ошибкам Дейенерис. Вдруг удалось бы подстрелить последнего дракона? Это шанс. И наконец, во время успешного штурма можно и сбежать. Она и сбежала бы с братцем, и только разрушение сводов тому помешало.

 

ПОЧЕМУ ДЕЙЕНЕРИС СОЖГЛА КОРОЛЕВСКУЮ ГАВАНЬ

 

Большинство комментаторов усматривает в этом «безумие», вдруг охватившее благородную доселе королеву. Из предыдущего текста следует, что пожары Мать Драконов любила и раньше, и они ей всегда шли на пользу. Но дело не только в этом. В устроенной Дейенерис холокосте был вполне понятный понятный смысл. Она хотела максимально затруднить Серсее бегство.

Представим себе, что она склонилась бы к словам своих советников и пошла бы на уступки. Итак, колокола звонят, победители входят в город, никому не причинив вреда. А дальше выясняется, что Серсеи нет. Все делают невинные глазки, никто ни в чём не виноват. «Ой, где Серсея? А нэту, панимаишь, мамой клянусь, вот только что была, ушла огородами, ай змея, ай змея, вах». А Серсея на кораблике плывёт вместе с полюбовничком. Потом она снова затеет интриги, будет рассылать подмётные письма, что-то обещать, натравит одного на другого… «всю жизнь со мной воевать будете, дураки». Но это если гуманничать. А вот по горящим улицам особо не побегаешь. Даже если дракон не сожжёт – так толпа растерзает. «Вот она, всё из-за неё!»

И ведь Дейенерис оказалась по факту ПРАВА. Сладкая парочка чуть не ушла подземным ходом, и если бы не учинённый драконом звиздец – ушла бы. А так их завалило… В общем, с ума она не сходила – она всегда была именно такой и действовала именно так.

 

ПОЧЕМУ ДЖОН СНОУ УБИЛ СВОЮ КОРОЛЕВУ

 

Вообще-то он должен был понимать, что за убийство королевы придётся ответить. Так что муки совести при виде горящего города и речи Тириона (не такие уж убедительные) не должны были бы на него повлиять. Если не учитывать того, что было сказано выше: Джон Сноу подсознательно стремится к смерти, а убийство королевы – лучший способ её заслужить. То есть – он прекрасно понимал, что его либо сожжёт дракон, либо казнят приверженцы Дейенерис. Тирион только указал ему на такую прекрасную возможность. Что называется, подал идею.

Теперь о технике. Бурерождённая на протяжении всего сериала практически никогда не оставалась одна. Потому что очень хорошо понимала, насколько важна охрана. Опасалась она примерно всех. Сноу она доверять перестала – если вообще когда-нибудь доверяла. Но вот ножика в сердце от него не ждала совершенно. Потому что не могла этого просчитать. Со своей-то властной и жизнелюбивой натурой. А между тем использование мазохистов и суицидников – это классика. Александра Дюма читать надо.

Но вот невезуха – смерть опять прошла мимо: дракон не стал его жечь и унёс тело королевы. Что психологически важно: наличие трупа привело бы к тому, что Сноу зарезали бы на месте.

Кстати. Откуда, собственно, все узнали, что случилось с Дейнерис? Свидетелей убийства не было. Дракон унёс тело. Джон мог спокойно сказать – «дракон сжёг Железный Трон, госпожа разгневалась и надавала дракону туфлей по морде, дракон впал в ярость, сжёг её и улетел». Или ещё проще – «госпожа сказала – злые вы, уйду я от вас, раз вы мной недовольны, приказала дракону сжечь Железный Трон и улетела». Подозрения, конечно, были бы, но именно подозрения, а не доказательства… А тут – все всё знают до деталей. Откуда? Очевидно – от самого Джона Сноу. Человечек САМ ПРИЗНАЛСЯ. Причём в деталях – «и тут-то я её, голубушку, чик ножом в сердце, она и не охнула».

В принципе, Сноу заслужил костёр или хотя бы удар меча. Но в его судьбу вмешались родственницы, и получился торг, финалом которого было отправление незадачливого Джона обратно в Ночной Дозор. Смысла в этой организации больше нет никакого: Белые Ходоки уничтожены, а одичалые не представляют большой опасности, если их не держать за Стеной… В общем, понятно, что эта лавочка нужна только для Джона. Другого смысла в ней нет. Зато там Сноу есть шанс встретиться со своей истинной любовью, Мансом Налётчиком – по ту сторону жизни. Может, у них что и получится?

Хотя, конечно, настоящее счастье Сноу мог бы обрести с Рамси Болтоном. Эх, не поняли они друг друга! А всё было так возможно!

 

ИТОГИ

 

Многие поклонники сериала хотели бы, чтобы Семь Королевств достались бы Тириону, как самому приличному из героев. В общем-то, так и вышло.

Избрание королём Брана Старка – инвалида, полностью зависящего от других людей, заведомо бездетного и к тому же постоянно говорившего, что всё человеческое ему отныне чуждо – означает только одно. Править этот король не будет. Почему Бран и соглашается. И делает Тириона своей десницей. Ну то есть реальной властью будет карлик. Да, а Брана выдвигает сам Тирион. То есть они заранее сговорились. Причём наиболее важные фигуры, видимо, были в курсе сговора.

Что ж, это лучший выбор. Тирион единственный, кто может сохранить хоть какое-то единство территорий. Учитывая же его здоровые мужские инстинкты и жизнелюбие, можно ожидать, что он-то потомство и произведёт. И если не все там будут карликами (а ахондроплазияв этом смысле не приговор) – можно ждать появления новой династии.

По мелочам. Санса выговорила себе независимость Севера и место королевы. Ну, к этому она шла всю дорогу, оно и понятно. С другой стороны: а кому нужен этот Север? Это большая, но малонаселённая территория без ресурсов. Вообще, там холодно. Где холодно – так ад и мерзость, Winterhell. Империя Тириона если и будет прирастать чем, то Югом, где благодать, огромные урожаи, сладкие плоды и очень много людей. У северян же есть единственный экспортный товар – они сами: солдаты, работники, крепкие руководители на местах. Это неплохо, «гасконцы» тоже нужны, если уметь их правильно готовить. Тирион, вероятно, справится.

А если не справится? Тогда через какое-то время все, зализав раны, вцепятся друг другу в глотки. Начнётся bellum omnium contra omnes.

Так что Арья Старк поступила очень благоразумно, «уплыв за закат». Девочка вообще отличается крайней живучестью и отлично развитой интуицией. И, похоже, интуиция ей подсказала – делай отсюда ноги, тут такое начнётся, что тебе предыдущая жизнь раем покажется. Кстати: а куда это делся интересный человек Якен Хгар? И вообще Безликие? Может, они чего знают? Например, что на Западе тоже есть земля, и населяют её довольно примитивные дикари? Не ждёт ли там, на Западе, новая Америка?

 

Интересно было бы на это посмотреть. Может, снимут?

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter