Русские северного Дагестана. Осмотр на месте

Проблемы положения русского населения проживающего на севере республики Дагестан привлекли общемировое внимание после произошедшего 18 февраля 2018 года массового убийства во дворе собора города Кизляра русских женщин-прихожанок. 
Дополнительную известность эксклав «Русского мира» приобрел в связи с политизированным уголовным «делом Алексея Ильина», о котором уже писало АПН
Автор вышеприведенной публикации в ноябре лично посетил дагестанские райцентры Кизляр и Тарумовку, где имел возможность на месте ознакомиться проблемами русского населения. 
 
Дорога
 
Обстоятельства сложились так, что в Кизляр пришлось ехать через североосетинский Моздок и чеченский Грозный. Пройдя тщательную проверку документов на пригородном блокпосте «Русский», я был вынужден в Моздоке покинуть теплый междугородний автобус и самостоятельно искать возможность доехать до дагестанского Кизляра. 
Выяснилось, что сообщение между городами прекратилось в начале осени ввиду малого количества пассажиров. Но информацию о якобы прямом маршруте удалить из интернета никто не удосужился. 
Добраться в Кизляр теперь можно было лишь с пересадкой в Грозном. Получался крюк, но зато появилась возможность посмотреть на основанную ровно двести лет, - юбилей, кстати, отмечается, правда без упоминания об основателе и причинах создания «крепости Грозная», - назад генералом Ермоловым столицу Чеченской республики. 
Ехать пришлось на маршрутном такси, дорога проходила по правому берегу Терека. В затруднительную ситуацию из-за отмены прямого маршрута попала пожилая семейная пара, приехавшая из Ставрополья чтобы посетить русско-казачье кладбище в находящейся на левом берегу Терека теперь в чеченской станице Ищерской. Супругам что бы попасть на покинутую в 1990-е малую родину, надо было пересаживаться на другой транспорт в правобережном селении Знаменском.
По прибытии в Грозный выяснилось, что до отправления маршрутного такси на Кизляр у меня было в запасе два часа времени. Вокруг автостанции располагался огромный, не имеющий четких границ рынок, невдалеке располагался «Мемориальный комплекс Славы имени Ахмат-Хаджи Кадырова» с музеем, золоченной стеллой и конный памятником Герою Советского Союза Мовлиду Висаитову. 
Напротив мемориального комплекса находится республиканский Дом печати. Именно к нему я по прибытии и направился, ибо в здании, как мне было заранее известно, располагался главный книжный магазин города. 
Магазин оказался довольно небольшим, ассортимент книг был не особо богат и состоял в основном из учебной и справочно-технической литературы. Из русской классики я заметил одну книгу Льва Толстого. Из современной мировой классики в продаже были два глянцевых покетбука: «Иллюзии» Ричарда Баха и «Вино из одуванчиков» Брэдбери. Но меня больше интересовали книги местного издания. Запомнился роман ингушского писателя Иссы Коздоева «Обвал». Издание этой книги в 2007 вызвало весьма неоднозначную реакцию
На тот момент депутат Госдумы Дмитрий Рогозин даже подавал запрос в Генеральную прокуратуру о проверке данной книги на предмет «разжигания национальной и религиозной розни». 
Увиденный мной в Грозном экземпляр литературного произведения «ингушского Льва Толстого» был уже третьим изданием, вышедшим из печати в нынешнем 2018 году. 
Ознакомившись с ассортиментом книжного магазина в грозненском «Доме печати» я прогулялся по расположенному вблизи рынку, полюбовался на осетровые балки по 3500 рублей за килограмм и черную икру по 35 000, затем вернулся на автостанцию, где меня поджидало маршрутное такси на Кизляр. Через три часа я уже был в бывшей столице Кизляро-Гребенского казачьего полка.
Кизляр и Тарумовка
 
В постсоветские времена русское население Дагестана обвально сократилось. Практически исчезли славяне в Махачкале. Хотя в начале девяностых доля русских в дагестанской столице исчислялась десятками процентов. 
Практически полностью дерусифицирован Хасавюрт – бывший главный русский военный форпост на Северном Кавказе. Только построенный в 1913 году к 300-летьию династии Романовых монументальный Знаменский собор напоминает об имперском и христианском прошлом.
Последними островками «Русского мира» в Дагестане остаются город Кизляр и селение-райцентр Тарумовка. В Кизляре с конца 1980-х годов доля славян сократилась почти в два раза: с 80% до 40%. А лежащие вокруг них некогда казачьи станицы и русские села уже почти лишены славянского населения. Практически исчезла некогда многочисленная этническая группа кизлярских армян.
Автору довелось побывать в Кизляре в 2011 году. В нынешний визит я отметил многочисленные позитивные изменения в облике города. Кизляр явно стал лучше. Чище, спокойней. С улиц исчезли бродячие коровы. Перестал встречаться типаж «молодого исламского верующего» манифестирующего одеждой и поведением свою принадлежность «религии мира и добра». В отличии от 2011 года, в нынешнем Кизляре не слышно ночами выстрелов и криков «Аллах Акбар». 
Вообще исчезло ранее явно присутствующее ощущение «цивилизационного разлома». Никакого, даже на уровне поведенческих мелочей, национально-культурного размежевания между кизлярцами уже не наблюдалось. Но это на уровне внешнего восприятия. Проблема «конфликта цивилизаций» не ичезла, она ушла вглубь. Чему, при внимательном рассмотрении, находится очень много примеров, от расстрела христианок в церковном дворе до такого события.
По приезду в Кизляр я первым делом РЕШИЛ был посетить Свято-Георгиевкий собор, во дворе которого от рук исламского фанатика 18 января 2018 погибли пять русских женщин. Теперь их могилы находятся у входа в храм.
Церковь, с 2009 года получившую статус собора, построили в 1995-1996 году местные казаки методом «народной стройки». Как рассказывал один из лидеров кизлярской казачьей общины Виктор Иванович Ильин: «Люди собрались, расчистили часть парка и заложили фундамент. Через год церковь стояла».
Получивший мировую известность из-за февральского расстрела храм украшает центральную площадь Кизляра. Здание городской администрации и памятник на братской могиле умерших в госпитале офицеров периода Великой Отечественной находятся рядом с храмовой территорией. Напротив входа в храм, в центре покрытой ямами и травой более похожей на пустырь площади, возвышается курган с поклонным крестом. На противоположной от администрации стороне видны поросшие бурьяном руины.
Это бывшее здание казачьего правления. Место, где в 1990-х годах кипела жизнь казачьей общины Кизляра. Потом, уже в 2000-х на двухэтажный купеческий особняк был повешен замок, и всякая жизнь в нем прекратилась. 
В 2012 году, в период когда Кизлярский район возглавлял ныне находящийся в международном розыске за терроризм спортсмен Сагид Мутразалиев, принадлежащее здание казачьего правления сгорело. Якобы спалили бомжи. Теперь о прежних временах напоминают кучи битого, - целый растащили местные жители, - кирпича и невысокие остатки стен.
Сейчас власти казакам дали новое помещение. Не так давно создан «Кизлярский казачий центр». Но владеют им «государственные» реестровые казаки. Существующая параллельно «реестру» и представляющая живую народную жизнь общественная «Нижне-терская казачья община», своего помещения так и не имеет. 
Мне довелось посетить проходившее в маленькой комнате производственного здания заседание правления НТКО. Собрание было посещено двум вопросам: противодействую строительства торгового центра перед собором в Хасавъюрте и организации юридической помощи казакам в получении земельных участков под жилищное строительство. «Реестровым, нереестровым, одиноким – всем надо помочь», - сказал атаман НТКО Владимир Старчак.
Второй «русский» райцентр – селение Тарумовка лежит в 40 километрах к северу от Кизляра. В отличии от казачье-армянского соседнего города, его с 18 века населяли русские крестьяне-переселенцы. В настоящее время славян в селении осталось около четверти. В Тарумовке живет сын Виктора Ильина Алексей в отношении которого и другого жителя Траумовки дагестанца-агульца Амира Тагибова возбуждено и ныне продолжается абсурдно-парадоксальное уголовное дело.
Во время визита 2011 года мне довелось побывать в доме Ильина-младшего. Тогда это была типичная небольшая турлучная, - из обмазанного глиной плетня, - южнорусская «хатка», доставшаяся Алексею в наследство от бабушки. 
Ныне же на месте глинобитного строения стоял добротный новый дом, сравнительно, на фоне соседних весьма средний по размерам.
Виктор Иванович Ильин рассказал, как появилось новое жилище сына: «Осенью 2012 года во двор Алексею бросили гранату Ф-1. Осколками посекло крышу старого дома. Мы с сыном решили ее перекрыть. Но только сняли черепицу, как появилась туча, и пошел сильный дождь. Старые стены тут же размокли, с них стала пластами отваливаться глина. Пришлось все сносить, - благо позади дома была пристройка, куда снесли вещи и где разместились семья. Потом мы с Алексеем сам залили фундамент, выложили из шлакоблоков стены. А затем в один из дней к нам пришли несколько десятков казаков, за один день поставили балки, стропила и накрыли крышу». 
В отличии от Кизляра в Тарумовке мало достопримечательностей. Только местная церковь, сохранившаяся с дореволюционных времен. Но у общины местного храма Андрея Первозванного есть одна застарелая и нерешенная проблема. Примерно четверть церковного двора, почти примыкая к храмовому входу занимает недостроенное торговое помещение. В правовом хаосе 1990-х некий дагестанский бизнесмен получил разрешение на возведение торговой точки на церковном дворе и почти ее построил. 
После протестов епархии и прихожан стройку забросили, и больше двадцати лет на церковном дворе стоит недострой. Были суды на которых выяснилось, что владелец магазина имеет законные права на выстроенное помещение, а церковная община – не менее законные права на землю на которой торговая постройка располагается. Правовая коллизия не разрешена до сих пор. 
Визит в Тарумовку имел позитивный момент, показавший, что в жизни местной славянской общины далеко не все плохо. Глава администрации села бизнесмен Сергей Гремыкин за личные средства взялся обустроить местное кладбище. На погосте была построена большая часовня, поставлены капитальные забор и ворота. Глава администрации так же отреставрировал заброшенный советских времен памятник на братской могиле погибших в боях Гражданской войны. Украшенную металлической буденовкой четырехметровую стелу ныне украшает новая, старая расколотая стоит у основания, мраморная мемориальная доска с именами красноармейцев.
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter