От России к Россiи

Эта статья задумывалась как рецензия на сборник «Труды по русскому правописанiю», выпущенном издательством «Чёрная Сотня». Написание заголовка вполне точно соответствует содержанию. То есть книга является апологией старой (дореволюционной) орфографии с «ятем и фитой».

Прежде чем продолжить, я позволю себе несколько слов о собственных предпочтениях в этом вопросе. Лично мне приятнее читать книгу, написанную в старой орфографии, нежели в современной – хотя бы потому, что «это красиво». В смысле: современная серенькая кириллица «из одних палок», напоминающая глухой бетонный забор, разбивается ятями и «десятичными i», что – зрительно - превращает забор в стену с башенками и воротцами. Более того, классическая орфография меняет и стиль восприятия: поневоле относишься к написанному серьёзнее, что-ли, и с бОльшим доверием. И, в общем, если выбирать между современной и классической орфографией, то я лично предпочёл бы вторую хотя бы по этим соображениям. С другими аргументами в пользу старой орфографии читатель может ознакомиться в вышеуказанном сборнике.

Однако данная статья посвящена не этому. Я хотел бы продолжить разговор о строительстве русской субкультуры. А в любой субкультуре – да что там,и  в «большой» культуре тоже – слова и даже отдельные буквы могут иметь ОГРОМНОЕ значение. Это тот самый случай, когда не только devil in detail, но и Сам Бог присутствует в мельчайшем.

Чтобы читатель мог это оценить, приведу три исторических примера, связанных именно с вопросами божественными – и ещё один, имеющий отношение к политике.

Пример первый. В истории Византии было несколько внутрихристианских церковных конфликтов. Самым значительным из них был так называемый «арианский спор» IV века. Спор начался из-за воззрений александрийского пресвитера Ария на Святую Троицу. Конкретно – Арий отрицал единство Троицы, считая Христа не «единосущим» Богу-Отцу, а лишь «подобносущным» - то есть, проще говоря, не Богом, а «хорошим человеком», «пророком». Что противоречило решениям Первого Никейского собора, на которых провозглашалось единство Троицы. Конфликт продолжался с 325 по 381 годы, в него была вовлечена как верхушка византийской элиты (включая византийских императоров, басилевсов), так и низы общества – дело доходило до массовых беспорядков, пожаров (как в Антиохии в 328 году), изгнаний и возвращений епископов и монахов и т.п. В общем, «всякое было». При всём том речь шла «о единой букве». Слово «единосущный» на греческом писалось как ὁμοούσιος, «подобносущий» - как ὁμοιούσιος. Вряд ли современный читатель сразу поймёт, в чём разница. Выделим её: ὁμοούσιος и ὁμοιούσιος – во втором случае после οидет ι. Поэтому в самой же Византии этот спор часто назывался «спором из-за йоты».

Разумеется, спор был НЕ из-за йоты. Победи тогда ариане – и христианство стало бы религией наподобие ислама (а последний, возможно, не появился бы). Но йота стала удобным – потому что кратким – символом конфликта.

Пример второй. Русь, ХVII век, церковный раскол – последствия которого аукаются нам до сих пор. Формальной причиной послужило исправление богослужебных книг, учинённое патриархом Никоном и его партией. И опять же: понятно, что у раскола были более глубокие причины. Однако вся полемика строилась вокруг деталей обрядности, формы крестного замения (двуперстие или триперстие) и изменений в текстах. В частности, никонианская справа коснулась Символа веры. В 1658 году были отпечатаны новые книги, в которых об Иисусе было сказано: «рождённый, несотворённый» (буквально «рождена, несотворена). В старом, дониконианском сиволе веры было – «рождённый, а не сотворённый» (рождена а не сотворена). Знаменитый протопоп Аввакум, истовый противник никонианства, на это «мелкое исправление» ответил знаменитыми словами «Умрём за единый аз!». Имелась в виду удалённая справщиками буква «а».

Стоит заметить, что в расколе отметилась и уже знакомая нам йота – которая в русском языке превратилась в букву «i десятичное». Имя основателя христианской религии на Руси всегда писали как «Исусъ». Никониане скопировали греческий вариант Ἰησοῦς – и стали писать Iисусъ. Это не только противоречило привычному написанию, но и русско фонетике: двойное «и» в начале слова русскому языку не свойственно. Что касается точности передачи священного имени, то еврейский оригинал звучит как «Иешуа», а на французском – «Жезю».

Наконец, третий пример, в котором буква вообще не менялась. Большевики, придя к власти, не только поменяли орфографию, но и запретили писать слово «Бог» с большой буквы.[1] Интересно отметить, что «прогрессивно настроенные» люди стали писать «бог» ещё до революции. Некоторые имели от этого неприятности – впрочем, мелкие, по сравнению с тем, что происходило с советскими людьми, пытавшимися опубликовать текст со словом «Бог». В лучшем случае их не печатали, в худшем – брало на заметку КГБ. Впрочем, некоторым авторам выписывалось нечто вроде негласного разрешения писать «Бог». Это воспринималось как разнузданный либерализм и признак инакомыслия, пусть даже разрешённого. Я, например, видел в детстве сборник поэта Вознесенского, где в одном стихотворении был «Бог» с большой буквы. На меня это произвело впечатление большее, чем вся поэзия Вознесенского вместе взятая.

Отметим, что на этот раз речь даже не шла о разных буквах – а только о написании одной и той же буквы. Но эта разница была ОСМЫСЛЕННОЙ, потому что всем было понятно, что за этим стоит. «Маленький бог» - это ортодоксальный советский атеизм, «бога нет», и оммаж всепобеждающему марксизму-ленинизму. «Бог» с большой буквы – тихое, но твёрдое неприятие советского строя и его основ. Это, конечно, не «умрём за единый аз», но тоже аввакумовское – «пусть все, но не я».

Наконец, самый последний пример, известный абсолютно всем. Сейчас по тому, как человек пишет – «на Украине» или «в Украине», сразу ясно, какую политическую позицию он занимает, и не только по украинскому вопросу, но и по русскому.

К чему я всё это рассказываю? К тому, что сейчас мы, добрые русские люди, находимся в той же ситуации. Нам нужно выработать знаки отличия от людей недобрых и нерусских. Не яркие, не крикливые, но позволяющие сразу понимать,с кем мы имеем дело. В том числе и в текстах – и даже в первую очередь в текстах.

Некоторые предлагают в этих видах перейти на старую орфографию. И это, в принципе, решение. Однако встаёт вопрос ценыэтого решения. Во-первых, для того, чтобы уверенно писать тексты с ятями, нужно не только заучить правила (не просто сложные, но и требующие изрядной зубрёжки), но и пользоваться ими уверенно. Взрослые люди очень не любят, когда их тыкают носом в ошибки, и не любят вдвойне, когда их тыкают носом в ошибки в том, чем они хотели бы гордиться.  Второе: несмотря на распространение юникода, буква ? встречается далеко не во всех шрифтах. Так что даже в интернете текст, набранный по старой орфографии, может превратиться в некрасивое сочетание разных шрифтов, а то и и в квадратики на месте некоторых букв. И наконец – существует негласная, но жёсткая позиция редакторов большинства изданий, бумажных и интернетных: использовать только советскую грамоту. Отдельные авторы выбивают себе право на некоторые послабления, но это даётся нелегко.[2]Тем большего уважения заслуживают люди, которые, несмотря на это, всё-таки используют классическую орфографию – нарываясь на демонстративное недовольство советизированных. Но таких всё-таки немного – и в ближайшее время ситуация такой и останется.

Однако можно использовать хотя бы элементы традиционной русской орфографии в целях организации русской субкультуры. Которая служила бы маркером. И которая могла бы стать первым шагом, началом постепенного процесса возвращения старой орфографии. В этом вопросе нужна пошаговая стратегия– и очень важно, что послужит первым шагом. Он должен быть простым, почти элементарным. Но – однозначно маркировать убеждения человека. То есть начинать нужно не с заучивания сотен корней, а с какого-то «единого аза» или «йоты».

И эта йота, в общем-то, известна. Как ни странно, она и на самом деле является «йотой». Это исключённое из русской азбуки «i десятичное».

Уже существует и применяется малозаметный, но однозначный маркер «консервативных воззрений» - это написание слова «мiр» через i. Формальная цель такого написания – это различение слов «мир» (отсутствие войны) и мiр («ойкумена», обитаемая часть Земли). Но если в каком-либо современном тексте вы встретите слово «мiр», то можно дальше не гадать, каких воззрений придерживается автор. Он уж точно не либерал, и, скорее всего, не атеист.

В обратную сторону это, конечно, не работает. Человек с яростно черносотенными убеждениями может строго придерживаться советской орфографии. Но уж если маркер имеет место – то «тут понятно».

Однако слова «мiр» недостаточно. В текстах оно встречается редко, эмоционально не окрашено. Нужно что-то ещё.

Я бы предложил в этом качестве слово «Россiя»- как обозначение Россiйской Империи, а также будущего Русского Национального Государства. При этом так называемую «Российскую Федерацию»-«Россию» (то есть многонациональное антирусское государство) можно и нужно обозначать словом «Россия» через «и», желательно в кавычках – чтобы подчеркнуть, что никакой настоящей Россiей она не является: это фейк, подделка, ложь, только лишь выдающая себя за подлинную Россiю, которая была и будет, но не есть. Впрочем, можно обойтись и без кавычек – особенно если текст публикуется на не вполне дружественном  ресурсе или в недостаточно русском издании.

Как и в предыдущем случае, я не рекомендую ничего такого, чего не попробовал бы на себе. Я сам довольно давно стараюсь писать «Россiя», говоря о русской России – и «Россия» в кавычках для остальных случаев (впрочем, чаще я обхожусь аббревиатурой РФ или словом «Эрефия»). Что характерно – читатели обычно понимают, что имеется в виду, без всяких вопросов или недоумений. «Всё вполне очевидно» - и при этом пристойно.

Вторым шагом может стать аналогичное написание слова «русскiй», «русскiе». В отличие от денационализированных «русских» в обоих их изводах – советского и россиянского – это написание должно обозначать доброго русского человекаи сообщество таковых.

Разумеется, «Россiя» - это лишь первый шаг на долгом пути построения полноценной русской культуры и удобной русской письменности как её органической части. Но с чего-то же надо начинать – почему бы не с этого? Минусы – в возне с клавиатурой (хотя поставить себе русскую раскладку вместе с ятем, фитой и прочими буквами[3]). Плюсы – в обозначении своей принадлежности к добрым русским людям в любом тексте, где это вообще уместно. Впрочем, тут можно ещё поспорить – следует ли так жёстко противопоставлять себя «массе». Но вот в случае с Россией/Россiей всё вполне однозначно.

Напоследок ещё раз: сказанное не означает, что на этом надо останавливаться. Не значит это и того, что конечной целью всего процесса должно стать именно полное восстановление классической орфографии в том виде, в котором она существовала до 1917 года. Но о перспективах изменений в русской орфографии стоило бы поговорить отдельно. Что мы и сделаем в следующей статье.

 

[1] При этом слово «Сатана», разумеется, нужно было писать с прописной – под предлогом того, что это  имя собственное. То, что христианский Бог – личность, и слово «Бог» - это имя Божье, как бы игнорировалось.

[2] Например, профессор Г.А. Барабтарло сам пишет по-русски только в классической орфографии, а при публикациях в РФ настаивает на том, чтобы, как минимум, писать «безсовестный и безпросветный» вместо советского «бессовестный и «беспросветный». По его же словам, такое разрешение приходится всякий раз выбивать из издателя или редактора.

[3] Я одно время пользовался раскладкой работы Ильи Бирмана (посмотреть и скачать её можно здесь), но сейчас обхожусь самой обычной раскладкой – два раза переключать клавиатуру приходится в любом случае. Однако если вы хотите иметь дополнительный стимул для изучения классической русской орфографии в полном объёме, она вам понадобится.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter