Трамп сказал - Трамп сделал

Послание президента Дональда Трампа Конгрессу о состоянии дел в Союзе (именно так именуются Соединенные Штаты по конституции) было триумфальным.


Коротко пересказать речь 45-го президента США перед законодателями можно так: «Там, где вы не мешали мне или попросту не могли помешать, достигнуты огромные успехи. А там, где вы ставили мне палки в колеса, все остается так же плохо, как и при предыдущей администрации. Так что заканчивайте ваши глупости и давайте начнем, наконец, работать».


Год назад выступление Трампа перед Конгрессом было декларацией о намерениях. Теперь пришло время отчитываться. Дональд, как никто другой, имел право жаловаться и пенять на отсутствие сотрудничества со стороны законодателей. Несмотря на республиканское большинство в Сенате и Палате Представителей, налоговую реформу «мотали на процедуре» вплоть до нового года, а отмену Obamacare и вовсе пришлось отложить до лучших времен. Кандидатуры на высшие посты в администрации утверждались очень долго, полноценный бюджет на 2018 года так и не принят (вместо этого трижды согласовывались билли о временном финансировании) да и стена на границе с Мексикой пока остается только проектом.


Конгрессмены даже отказались обсуждать антикоррупционный пакет Трампа, предусматривающий длительный (для некоторых постов пожизненный) мораторий на работу бывших высокопоставленных госслужащих и парламентариев в лоббистских и консалтинговых фирмах. Ответственные сотрудники Белого Дома подписывают соответствующее приложение к трудовому контракту, но на Капитолийском холме и в федеральных ведомствах продолжает исправно работать система «вращающихся дверей», которая опутывает властный истеблишмент паутиной связей с группами специальных интересов.


Мешали Трампу и суды. Впервые за историю Соединенных Штатов окружные федеральные суды отменяли президентские решения, которые были приняты в полном соответствии с конституционным принципом разделения властей. Прежде всего речь идет о временном запрете на въезд в США лиц из стран, которые были названы (еще при Обаме!) источниками максимальной террористической опасности.


Саботировала некоторые решения главы государства и «исполнительная вертикаль». Пока кандидатура Джеффа Сешнса находилась на утверждении в Сенате, и.о. генпрокурора Салли Йейтс распространила среди сотрудников минюста меморандум, призывающий не поддерживать введенный президентом так называемый «мусульманский запрет». Эта женщина была немедленно уволена с должности, но успела на несколько дней дезорганизовать работу ведомства.


Ну а действия мейнстримных медиа на протяжении всего первого года правления 45-го президента были и вовсе беспрецедентными. Трампу с момента инаугурации прочили скорый импичмент. Позже стали говорить о принудительном отстранении с поста по причине недееспособности согласно Двадцать пятой поправке. Дональд, по мнению либеральных критиков, должен был неминуемо развязать Третью мировую войну или, на худой конец, отправить американскую экономику в затяжное пике.


Ничего такого произошло. Трамп работал и делал, что мог. Он не только «яростно твитил», как об этом говорили на CNN и MSNBC, но и ежедневно расчищал завалы, созданные предыдущими администрациями. Во многих вопросах помощь Конгресса ему была не нужна. Те административные барьеры, которые строились для бизнеса благодаря указам Обамы, он имел полное право снести таким же президентским указом. Еще во время президентской кампании Дональд утверждал, что снижение налогов очень важно, но гораздо важнее снизить регуляторное давление на предприятия, отменить ограничения, которые вводились под самыми разными предлогами — от глобального изменения климата до, как бы у нас сказали, необходимости цифровизации общества.


Трамп объявил политику нулевой терпимости к компаниям, которые рассматривали США как рынок сбыта, но строили предприятия в Мексике и Юго-Восточной Азии. Обещание устроить таким экономическим агентам «веселую жизнь» подействовало очень на многих. Призыв «покупать американское и нанимать американцев» (buy American and hire Americans) стал главным маркетинговым мемом прошедшего года. В рекламных объявлениях и роликах все чаще стало упоминаться американское происхождение товаров.


В результате еще до принятия налогового билля экономика пошла в рост темпами, которые ранее считались невозможными. Еще до выборов президента известный леволиберальный экономист Пол Кругман заявил, что, во-первых, приход Трампа к власти приведет к катастрофическому обрушению финансового рынка, а во-вторых, рост ВВП США не может в нынешних условиях превышать 1.5%. Увы Кругману! Экономика Соединенных Штатов в 2017 году выросла более, чем на 3%, а финансовые индексы побили все исторические рекорды. Теперь либеральные экономисты стали писать, что все эти достижения являются результатом… работы предыдущей президентской администрации.


В страну стали возвращаться производства. Даже иностранные компании, ориентирующиеся на американский рынок, стали инвестировать в США. На сегодняшний день сложно назвать какую-либо всемирно известную корпорацию, которая бы не начала строительство производственных мощностей в Америке. Накануне послания о переносе фабрики из Мексики заявил автоконцерн «Крайслер». Даже негативно относящиеся к Трампу магнаты Силиконовой долины объявили Соединенные Штаты новым хот-спотом. Так, компания Apple планирует построить огромный цифровой кластер в Калифорнии, включающий производство, образовательные учреждения, новое жилье и бизнес-инкубаторы. Размер планируемых инвестиций составляет около 350 млрд. долларов.


За год в США было создано более двух миллионов рабочих мест, из них около трехсот тысяч — в обрабатывающей промышленности. Для развитой страны это колоссальные цифры. Безработица находится на рекордно низком уровне за последние 20 лет. Январский отчет министерства занятости США зафиксировал дефицит рабочих рук в промышленном производстве. Это произошло впервые со времен президентства Ричарда Никсона.


Стали расти и заработные платы. Безо всяких новых законов о минимальной оплате труда. Бизнес вновь проявляет интерес к американским работникам. Налоговая реформа — пусть и половинчатая и компромиссная — была воспринята деловым сообществом на ура. Многие компании, как крупные, так и небольшие, поспешили поделиться сэкономленными деньгами со своими сотрудниками. На фирмах, чьи бухгалтеры успели подсуетиться с налоговой отчетностью, сумма дополнительного зарплатного чека составила в среднем тысячу долларов на человека. Заработали и косвенные протекционистские тарифы, заложенные в новый налоговый билль. Критики предполагали, что это приведет к снижению покупательской активности, но произошло все с точностью до наоборот, просто в потребительской корзине стало больше американских товаров.


Как я уже писал выше, с отменой системы медицинского страхования Obamacare вышла осечка (и в этом вина Конгресса), но новое налоговое законодательство отменило обязательную покупку медстраховки (и штраф за ее отсутствие). Это, казалось бы, небольшое изменение в гигантской системе здравоохранения привело к сокращению затрат. Несколько миллионов американцев в январе получили так называемые возвратные чеки — им вернули от 3% до 10% сумм, заложенных в полисах на амбулаторные обследования и лекарства.


Рейтинг Трампа на фоне медийной истерики вокруг его фигуры остается по-прежнему низким, но все-таки в декабре прошлого года он стал расти. Впрочем, куда важнее, как оценивают люди дела главы государства. Тут Дональду удалось добиться феноменального результата. Опрос агентства Gallup, проведенный за день до послания, показал, что число американцев, удовлетворенных состоянием экономики, национальной безопасности и обороны по сравнению с январем прошлого года выросло на 12-13%.


Внешнеполитическая конъюнктура также является благоприятной, несмотря на все вопли о приближающемся ядерном апокалипсисе. Пхеньян обложен санкциями со всех сторон (даже Китай дважды голосовал за соответствующую резолюцию Совбеза ООН) и пошел на переговоры с Сеулом, а ИГИЛ* как организованная военная сила практически полностью разгромлен.


Да, Трамп «замел под ковер» и важную роль России в победе над самопровозглашенным халифатом, и начавшуюся гибридную войну с Турцией, но его реальные действия в регионе, несомненно, способствовали прогрессу в борьбе с террористами. Хиллари Клинтон, по ее собственным заявлениям в ходе предвыборной кампании, намеревалась в первую очередь покончить с Башаром Асадом, для чего ввести в Сирии бесполетные зоны — там, где уже действовали российские ВКС. Вот это точно была бы война. А Дональд сократил финансирование так называемой «умеренной сирийской оппозиции» и существенно изменил так называемые правила вступления в боестолкновения (engagement rules) для американских военных в Ираке и Сирии. Кроме того, между Россией и США было достигнуто неофициальное соглашение о разделе зон ответственности в САР (по Евфрату). В результате с Исламским государством* было очень быстро покончено.


Ни один лидер не удержался бы от того, чтобы похвалиться столь значительными успехами. И Дональд, разумеется, скромничать не стал. Тем более, что его достижения с завидным упорством замалчивались мейнстримными мировыми СМИ. Увы, дурному примеру последовали и наши медиа, ориентируясь на «проверенные» американские телеканалы и издания. О позитивных плодах трампономики заговорили у нас только после произнесения американским президентом речи в Капитолии.


Граждане США, конечно же, черпают информацию не только из CNN и The New York Times и оценивают свою жизнь не по новостным сюжетам, но нынешним посланием Дональд Трамп, несомненно, прорвал информационную блокаду вокруг своего президентства. Медиа изображали Трампа обреченным дилетантом, нервничающим и уязвленным, эдаким невменяемым лузером, которого с большим трудом сдерживает его окружение. Но перед Конгрессом предстал президент-победитель, уравновешенный и целеустремленный лидер.


Послание было воспринято американцами практически на ура. Даже аудитория либерального телеканала CNN отнеслась к нему позитивно. Опрос зрителей сразу после завершения трансляции из Капитолия показал, что только 22% оценили его отрицательно. 70% — «положительно» или «очень положительно». Среди зрителей CBS о своем одобрении речи президента заявили75%. Издание The Washington Post заготовило на утро заголовок передовицы «Призыв к двухпартийному действию», но позже (видимо, под градом критики интернет-подписчиков и под давлением начальства) заменило его на более нейтральный «Новый "американский момент”».


Трамп действительно призывал республиканцев и демократов начать совместную работу по обновлению Соединенных Штатов, их реиндустриализации и экономическим реформам на благо всех американцев. Термин «новый момент» также появился в его речи — президент США говорил об уникальном шансе возродить американскую мечту и, разумеется, сделать Америку снова великой.


На ближайший год Дональд наметил для своей администрации две важных цели — проведение иммиграционной реформы и принятие инфраструктурного билля. В части иммиграции Трамп предложил придать легальный статус так называемым «мечтателям» (dreamers), то есть незаконным мигрантам, прибывшим в США несовершеннолетними. Речь идет о почти 1.8 млн. человек. За это очень щедрое предложение демократам (Обама предполагал узаконить около 850 тыс. «мечтателей») президент потребовал внести в бюджет статьи о финансировании строительства стены на южной границе, а также прекратить визовую лотерею (грин-карты предложено выдавать адресно, на основании знаний и навыков соискателя) и пресечь так называемую цепную иммиграцию. Последний термин обозначает практически неконтролируемый приток родственников каждого мигранта, получившего право на длительное проживание в США.


Когда Трамп произнес слова «цепная иммиграция», республиканцы зааплодировали, а вот от демократов последовал гул неодобрения. Точно так же отреагировала либеральная оппозиция и на слова президента о правах граждан Соединенных Штатов: «Американцы — тоже мечтатели!». Демократы, мне думается, сослужили себе плохую службу. По сути дела они представили дело таким образом, что право граждан США на «мечту», то есть, как говорится в Декларации о независимости, на «стремление к счастью» является менее ценным, чем такое же стремление нелегалов. И это уже явный перебор, даже если денно и нощно твердить через медиа, что, мол, «иначе это расизм». Избирателю об этом гуле напомнят перед выборами и в 2018-м, и в 2020-м.


Холодно отнеслись демократы и к масштабному инфраструктурному проекту Трампа, самому крупному со времен Франклина Делано Рузвельта. Дональд предлагает обновить ветшающую инфраструктуру страны не рузвельтовскими методами (выделяя деньги на строительство и капремонт исключительно из федерального бюджета), а на основе частно-государственного партнерства. Примерно треть средств будет выделено Вашингтоном, еще треть — бюджетами штатов и муниципалитетов, а оставшаяся часть будет финансироваться за счет частных инвестиций. Оппозиция опасается, что в результате многие дороги, мосты, здания аэропортов и т.д. могут стать платными, а также что у некоторых штатов может попросту не оказаться необходимых средств.


Разумеется, оба проекта Трампа будут встречать яростное сопротивление. Их осуществление станет поистине историческим достижением 45-го президента. Имен конгрессменов, которые ломали копья вокруг того или иного билля, через двадцать лет уже никто не вспомнит, а вот за стеной, дорогами и мостами надолго закрепится имя Дональда. И такая перспектива приводит многих вашингтонских политиков в бешенство — эдак, чего доброго, «непредсказуемый фрик» станет великим президентом США.


Борьба с Трампом не прекратится. Наоборот, к ноябрю (когда будут проходить промежуточные выборы в Конгресс) она, скорее всего, достигнет пика. Демократическая партия, судя по тому, как ее представители отвечали на послание президента, не собирается менять курс. Осенние выборы они превратят в референдум о Дональде Трампе. Республиканцы же постараются «провести» референдум об экономическом курсе и для этого им придется в 2018 году гораздо активнее сотрудничать с президентом.


И если «великая старая партия» на промежуточных выборах выполнит свою задачу-максимум — удержать под контролем обе палаты Конгресса, — то вопрос о президентских выборах 2020 года можно будет считать решенным.


А значит следует ожидать активизацию неэлекторальной антитрамповской деятельности. В частности, будет оказываться давление на спецпрокурора по «русскому делу» Роберта Мюллера, чтобы следствие наконец-то нашло хоть что-нибудь, изобличающее Трампа. И уже звучат призывы начать расследование визита главы СВР РФ Сергея Нарышкина в США, причем вести это расследование силами группы спецпрокурора Мюллера.


Ну а сам визит находящегося под санкциями Нарышкина в Вашингтон показывает, что Конгресс, вопреки суждениям многих экспертов, вовсе не перехватил управление внешней политикой Соединенных Штатов на российском направлении. Впрочем, это уже совсем друга история…


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter