«Есть ли жизнь на Великом Лимитрофе?»

Молдавия снова стоит перед выбором между Востоком и Западом. Лидерами первого тура выборов президента стали «пророссийский» кандидат Игорь Додон и «проевропейская» Майя Санду. Победителю достанется все  –  разрушенная экономика, демографический коллапс, разочарование в евроинтеграции и туманные перспективы. Печальная судьба Молдавии  –  итог «потерянного 25-летия независимости» для постсоветских стран, оказавшихся на геополитическом перепутье.

  

Президентские выборы в Молдавии находятся в фокусе внимания западной прессы. Большинство обозревателей считают, что страна опять стоит перед трудным геополитическим выбором - между Востоком и Западом. «Кандидат от молдавской «Партии социалистов» Игорь Додон, решительно пророссийский, с результатом 48,7% прошел на волосок от победы прямо в первом туре президентских выборов, которые состоялись в воскресенье, 30 октября, в республике с 3,5-миллионным населением», - пишет французская Le Monde. И добавляет, что бывший министр просвещения, выпускница Гарварда, прошедшая через работу во Всемирном банке, Майя Санду получила всего 37,9% голосов.

  

В чем причина такого успеха? «Бывший министр экономики, который начинал карьеру с поддержки сближения Молдавии с Евросоюзом, Додон отныне видит образец для подражания в Путине, желает «навести порядок» в стране и защитить ее «традиционные ценности», объясняет издание.  «И если следующим президентом станет Додон, то ответ уже очевиден: в направлении Москвы, а именно - прямиком в Кремль, - предупреждает западного читателя Le Monde. - Сближение с Россией всегда было и остается кредо Додона».

  

Опрошенные DW немецкие эксперты полагают, что не стоит переоценивать геополитику. Причина успеха Додона заключается в том, что молдаване очень недовольны нынешним проевропейским правительством, которое погрязло в коррупции. «Люди, голосовавшие за Додона, положительно настроены к России, - говорит Мартин Зиг, внештатный эксперт DGAP. - Но гораздо важнее, что они утратили веру в то, что европейская интеграция и демократия способны победить коррупцию».

  

Действительно, находящиеся с 2009 года у власти в Молдавии проевропейские партии не смогли построить современное государство и успешную экономику, а также решить главную проблему страны – «вездесущую коррупцию». В последние годы Молдавия пережила несколько громких коррупционных скандалов. Самый громкий из них - о выводе из нескольких банков около миллиарда долларов США. Для такой небольшой страны как Молдавия это огромная сумма, равная 12,5 % ее ВВП.


Воскресные выборы в Молдавии стали «ярчайшим примером разобщенности общества», пишет обозреватель немецкой газеты Tageszeitung. Причина того, что «большая часть молдаван отвернулась от Европы, предельно проста: проевропейский курс коалиционного правительства, находящегося у власти с 2009 года, за исключением безвизового въезда в страны Шенгена, не принес населению никаких существенных изменений к лучшему».

  

Сегодня граждане Молдавии разделились приблизительно поровну. Половина выступает за дальнейшую интеграцию с ЕС, причем даже ценой отказа от претензий на Приднестровье. Другая половина - за сближение с Евразийским союзом во главе с Россией. Борьба с коррупцией и несправедливой властью, зримыми символами которой стали либерал-демократ Филат и олигарх Владимир Плахотнюк, дает левым силам веские аргументы говорить о провале всего курса на сближение с ЕС.


В случае победы во втором туре Игорь Додон может попытаться реализовать  свое предвыборное обещание - провести референдум о выходе Молдавии из соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли с Европейским Союзом. Но результаты такого референдума будут иметь консультативный характер: для их практической реализации у президента нет полномочий, а большинство в парламенте – пока у проевропейских партий. Кроме того, резкий поворот к России чреват транспортной блокадой со стороны соседней Украины.


Ясно одно - во втором туре Додон будет использовать более пророссийскую, а Санду — более прозападную риторику. Но обозреватели довольно сдержанно относятся к молдавским «вербальным интервенциям».  В предыдущие годы власти этой страны не раз демонстрировали чудеса политической эквилибристики. Например, с 2001 по 2009 год президентом Молдавии был настоящий коммунист Владимир Воронин.  На своих первых выборах он твердо обещал русский язык в качестве второго государственного, и совместное с Приднестровьем вступление Молдавии в союзное государство России и Белоруссии. Но затем Воронин с ленинской прямотой отверг предложенный Москвой и Тирасполем "план Козака", предусматривавший возвращение Приднестровья в состав Молдавии на условии федерализации страны. А с 2003 года он со всей последовательностью начал заявлять о «европейском выборе» Молдавии и о вступлении в ЕС как о стратегической цели.


Аналитики считают, что оба кандидата в президенты Молдавии не могут рассчитывать на последовательную реализацию стратегического выбора между Востоком и Западом. Во-первых, политическое урегулирование в Молдавии невозможно без решения приднестровской проблемы. Сегодня Кишинёв не может ни отказаться от Приднестровья, признав его независимость, ни интегрировать его в Молдавию на приемлемых условиях. Во-вторых, идея интеграции с Румынией уже утратила свою актуальность.  «Великая Румыния» сегодня не демонстрирует впечатляющих экономических достижений, да и уровень жизни там пока оставляет желать лучшего.

  

В итоге,  усилия будущей молдавской власти, скорее всего, будут потрачены на постоянное маневрирование между геополитическими центрами силы. Приграничная страна постарается не поссориться всерьёз ни с Западом, ни с Востоком - в надежде получить хоть маленькие бонусы от всех влиятельных игроков.  Или дождаться, когда окончательно определится победитель в нарастающем противостоянии на постсоветском пространстве, чтобы сдаться ему на милость со всеми потрохами.


Реальная политика Кишинева, как и в прошлые годы «потерянного 25-летия независимости», будет направлена на то, чтобы снова протянуть время и отложить судьбоносный выбор на потом. Однако коридор возможностей неумолимо сужается - экономические проблемы, стареющее население, отсутствие видимых перспектив развития на фоне катастрофически низкого и продолжающего снижаться уровня жизни, при бездействии власти неизбежно вызовут очередной политический кризис.


По мнению экспертов, низкая явка на президентских выборах в Молдавии имеет две причины – нарастающую апатию населения и его постоянный исход. Почти 40% трудоспособного населения республики находится за рубежом: либо в поиске временной работы, либо чтобы остаться там навсегда. Более 50% мигрантов составляют молодые мужчины, преимущественно в возрасте от 18 до 34 лет, ежегодно за счет миграции число жителей уменьшается на 1%. По данным Нацбюро статистики, в 2015 году в пятерку стран-лидеров, куда предпочитают уезжать молдаване, попали Израиль, Германия, США и Украина. Но больше всего молдавских мигрантов решили обосноваться в России, где социально-экономические условия лучше, чем на родине.


Сегодня активная часть населения Молдавии не желает бесплодно ждать вместе с мало дееспособной местной властью и активно осуществляет свой собственный геополитический выбор – «голосует ногами». Из-за этого набирающего силу процесса увеличивается нагрузка на трудоспособных граждан, среди населения растет доля пожилых и необразованных людей в общей численности населения. Сегодня 15 % жителей Молдавии - в возрасте от 60 лет и старше через 15 лет этот показатель увеличится вдвое. При этом население страны, по меркам ООН, считается старым, если 12 % от общего числа - люди старше трудоспособного возраста.  По сути, население Молдавии попросту выгорает: превращается в никому ненужный «социальный шлак». 

 

Демографические показатели – самый верный барометр социального самочувствия и успешности национального проекта. Некогда Молдавия являлась одной из наиболее густонаселенных республик Советского Союза. Вслед за провозглашением независимости численность народонаселения сократилась примерно на 300 тысяч – с 4,4 миллионов до 4,1 миллионов человек. По данным переписи населения в 2004 году, в Молдавии проживали 3,5 млн человек. А результаты переписи 2014 года до сих пор не обнародованы. По итогам исследования, представленного летом 2015 года Центром демографических исследований Академии наук, население страны составляет 2 млн 900 тысяч человек. В будущем негативные тенденции по депопуляции будут только нарастать.

 

По прогнозу Вашингтонского института народонаселения, изучающего проблемы рождаемости в государствах Восточной Европы, население Молдавии  через 15 лет уменьшится на треть. Молдавские эксперты подтверждают такие выводы - в Молдавии один из самых низких коэффициентов рождаемости (1,3) среди стран ЕС, Балкан и «Восточного партнерства». Причем половина семей разводится уже на первых годах совместной жизни. Еще одна серьезная проблема—  низкая средняя продолжительность жизни населения, особенно у мужчин (чуть больше 65 лет - не выросла с 1965 года). На протяжении всего периода независимости общий уровень смертности имел тенденцию к росту: так в 2014 году, по сравнению с 1990 годом, уровень смертности вырос на 45 % среди мужчин и на 30 %– среди женщин. В силу этих обстоятельств социально-экономические проблемы станут основными для любой следующей молдавской власти.

  

Эти проблемы  затрагивают не только Молдавию. Это общая беда для большинства постсоветских стран из пояса Великого Лимитрофа, оказавшихся на геополитическом перепутье. В представлении геополитика Вадима Цымбурского –  это дуга территорий, отделяющих базовое ядро российской цивилизации от других цивилизационных миров – Евросоюза, исламского мира и Китая. К Великому Лимитрофу относится полоса приграничных пространств «от Финляндии до Кореи», идущая через Восточную Европу, Кавказ, Закавказье, постсоветскую Центральную Азию и далее до Тибета.

 

Заметным исключением из общего правила стала «евразийская тройка» - Россия, Казахстан и Белоруссия. Они заявили общий интеграционный проект Евразийского союза, осуществляют совместные программы новой индустриализации и обновления инфраструктуры. По этой причине «евразийская тройка» стала объективным центром притяжения для многих государств на постсоветском пространстве.  Регионы, задействованные в  инфраструктурных проектах ЕАЭС, получают шанс в ближайшие полвека стать успешными участниками мирового рынка, прочих ждет забвение. Еще одного шанса на развитие постсоветских территорий просто не будет.

  

Но и есть и обратный пример -  хорошо известны проблемы стран Балтии, безоглядно шагнувших в Европу и безвозвратно утративших там активную часть нации. До рубежа 2020 года экономика стран Балтии будет поддерживаться субсидиями ЕС, что будет потом – неизвестно.  Четверть века назад в Литве жили 3,7 миллиона, а в Латвии – 2,6 миллиона человек. К сегодняшнему дню эти страны потеряли треть населения, а в следующие десятилетия, по прогнозам европейских статистических служб, потеряют ещё треть. Их трагическая судьба может стать наглядным предупреждением  для других приграничных стран бывшего СССР.

  

У стран так называемого «Восточного партнерства», расположенных восточнее стран Балтии включающих в себя и Молдавию, ситуация просто тупиковая - шансов на вступление в ЕС практически нет. Официально Брюссель не дает никаких обещаний: например, в договорах с Грузией и Молдавией такое положение никак не прописано.  Соглашение об ассоциации с ЕС в странах Восточного партнерства все чаще характеризуют как «колонизация без интеграции».  Небольшие бонусы со стороны Брюсселя - свободный доступ на рынки ЕС, финансовая помощь и безвизовый въезд – обернулись негативной стороной. Национальная экономика рухнула под натиском европейских товаров, выросла коррупция, усилилась трудовая миграция.


Единственное достижение молдавских евроинтеграторов  - безвизовый режим с ЕС. Напомним, краткосрочные визы для Молдавии отменили 28 апреля 2014 года. Об этом долгожданном чуде сегодня мечтают в Грузии и на Украине.  На деле, Евросоюз, испытывающий  серьезные демографические трудности, нашел простой способ для того, чтобы упростить переезд  молодой, здоровой и образованной части  постсоветского населения. При этом социальные проблемы, связанные с больной, старой и необразованной частью так и останутся на местах. И как их решать – там никто не знает.


В приграничной полосе между Евразийским и Европейским союзами возникает «демографическое торнадо»: чем больше украинцев, белорусов и молдаван уезжает в Европу и Россию, тем хуже оставшимся дома и так далее. Иллюзии о том, что уехавшие заработают за границей и потом вернутся поднимать родимую целину, практикой Восточной Европы не подтверждаются. Возвращаются единицы и только за тем, чтобы забрать детей. Оставшиеся на месте жители испытывают жесточайший негативный отбор: общественные отношения неуклонно деградируют – экономически, политически и социально.


Глобальные рынки труда сегодня действуют предельно жестко: центры экономического притяжения, высасывают вменяемых людей из периферии. Например, ЕС оголяет Прибалтику и страны Восточной Европы, а Россия как магнитом притягивает кадры из Армении и Киргизии. Россия и Польша без всякой гибридной войны уже активно делят соседку Украину. В РФ находятся 4 миллиона украинцев, а в Польше работает более миллиона. Рынок труда стал таким мобильным, что воевать и формально менять границы уже не нужно. Тем более, что Россия выдает приехавшим украинцам свои паспорта в упрощенном режиме, а Польша активно раздает Карты поляка украинцам и белорусам.

  

Разрекламированная инициатива «Восточного партнерства», направленная на углубление взаимоотношений ЕС с Молдавией, Белоруссией, Украиной, Грузией, Арменией и Азербайджаном,  закончилась ничем. Более того, она привела к сомнительным результатам. К его участникам можно применить астрономическую аналогию – когда малая планета или комета покидает поле тяготения Юпитера и переходит в поле тяготения Солнца, она неизбежно деформируется и разрушается. Видя такой печальный исход, Азербайджан пошел своим путем. Армения после колебаний решила войти в Евразийский союз.

  

Это и понятно - «Восточное партнерство» было объединением без России и без определенной повестки дня, что структурно тяготело к превращению в объединение против России. Примечательно, что новый проевропейский проект интеграции постсоветских стран - «Междуморье» сразу задуман как  антироссийский военно-политический блок. По замыслу организаторов, в него могли бы войти Эстония, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Болгария, Молдова, Украина и Грузия. Вместо обещанной интеграции в Европу новым участникам предлагается военный паек и сомнительная честь первым пасть на поле боя за интересы НАТО.

  

Очевидно, что продолжение порочных практик «Восточного партнерства» способно окончательно обратить буферные страны между РФ и ЕС в геополитическую щебенку. На восточных границах Европы будет продолжать искрить. Усиление натовского контингента на Востоке  способно повысить только риск случайного конфликта в Европе, но никак не стратегическую безопасность. Вымирающие страны Великого Лимитрофа вполне способны стать первыми мишенями в ходе ограниченной ядерной войны:  военным стратегам их не жалко принести в жертву.


В итоге, в ближайшую пятилетку в приграничной полосе между Европейским и Евразийским союзами  может возникнуть целая цепочка «государств-призраков». Идет самораскручивающийся процесс: чем больше жителей глобальной Периферии  уезжает в цивилизационный Центр, тем хуже оставшимся.  Усилиями местных властей остановить этот процесс невозможно - разница в зарплатах и в качестве жизни между соседними странами сегодня отличается в разы.

  

Возникают резонные вопросы. Что  же делать с образующейся «черной дырой» на границе ЕС и ЕАЭС? Как обеспечивать стабильность на обезлюдевших просторах Великого Лимитрофа, где скоро окончательно рухнет социальная система? Организовывать заповедники и заказники, как надеются страны Балтии? Добровольно  отдать национальные территории под военные полигоны и театры военных действий, как думают за них стратеги НАТО? Использовать свои страны в качестве резерваций для беженцев, как предлагают нынешние молдавские чиновники?

  

Трудные вопросы, на которые пока нет ответа.


Москва, 02.11.2016

Автор - директор по международным проектам Института национальной стратегии.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter