Бульбаши

Вслед за Украиной рельеф общественного раскола всё отчётливее проявляется в Белоруссии

Лидера «Ночных волков» Залдостанова-Хирурга, начинающего свой патриотический мотопробег по Европе, в Минске готовились встретить ревнители местечковой незалежности, нацепив свидомый бело-красно-белый флаг на старый советский танк и написав на нём «Акупанты вон». Но Хирург проехал мимо, так и не узнав об этой акции.

В этой стране, на самом деле, как, впрочем, и на Украине, два народа: западники-бульбаши и славянофилы-белорусы. Чем же они отличаются?

Бульбаш стремится выглядеть как можно более непохожим на русского. Для этого существует беларуская мова – крестьянский диалект, перенасыщенный полонизмами и популяризуемый националистической интеллигенцией. Главные символы национальной культуры для бульбаша – поэты Богданович и Колас (которые даже Тарасу Шевченко в подмётки не годятся), любимые исторические «эпохи» – годы Речи Посполитой, когда белорусские крестьяне кланялись польским панам да короткий промежуток существования Белорусской Народной Республики под немецким патронажем в 1918 году. Собственной государственности до 1991 года белорусы не имели. Но это даёт значительный повод для бульбашей поговорить об «акупантах». Они хотят как можно быстрее оказаться в Европе и после вступления в ЕС Белоруссии готовы занять «почётное» место экспортеров картошки. О машиностроении можно будет забыть напрочь. Вышиванка для бульбаша – его форма, архаика – смысловое содержание. Всем рассказывает о мечте - о сытой спокойной жизни в маленькой мирной стране, но в душе лелеет надежды на строительство мини-империи от Калининграда до Смоленска.

Белорус же воспринимает свою принадлежность к Русскому миру примерно также, как донской казак или помор – осознаёт различия, но видит, что общего значительно больше и оно важнее. Жить в России для него вполне комфортно, и он готов целиком разделить все тяготы и триумфы русских вместе с ними. Польское шляхетское господство, воссоединение с великороссами при Екатерине II. Великая Отечественная война – всё это не вызывает у белоруса стремления поспорить с русским, трактовки прошлого у них одинаковые. Границы государственности воспринимаются белорусом как искусственные, навязанные. Однако он не протестуют против них, пока они не мешают ему раз в месяц ездить к родственникам и друзьям в Россию.

Сложно сказать, чья возьмёт в ближайшем будущем в душе белоруса – собственно славянофильская сторона, отождествляющая белорусское с русским, или всё-таки западничество, оборачивающее его в зараженного ненавистью бульбаша. Поживём – увидим.

Но кажется мне, страна эта расколется, как и Украина.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter