В антинациональном государстве власть вынуждена скрывать правду о себе

Ответы на вопросы редакции АПН:

Существует ли угроза, исходящая от философских (и, шире, гуманитарных) текстов?

Может ли издание и изучение философской литературы представлять опасность, и если да — кому или чему?

Каким уровнем автономии должна обладать гуманитарная наука в современной России?

Должна ли она следовать мировым стандартам академической автономии, или необходим дополнительный контроль над интеллектуалами и их интересами?

Какова должна быть инстанция подобного контроля, должен ли он быть административным, общественным, или каким-то иным? Если нет, то почему?

1. Существует ли угроза, исходящая от философских (и, шире, гуманитарных) текстов?

 

Есть два типа государств: национальные и, скажем так, не очень национальные, а то и совсем антинациональные.

В этих двух типах государств есть много разного; отличаются они в том числе и тем, какими методами удерживается власть. В не совсем национальных государствах, назовем их так, власть вынуждена скрывать правду о себе, т.е. о том, что она действует против основных жизненных интересов народа — в нашем случае русского. Именно в таких государствах существует цензура на любую свободную мысль.

Чем менее национальна власть, тем жестче эта цензура. Свободная мысль, научное знание в гуманитарных и естественнонаучных областях представляют для такой власти опасность. Вот собственно и угроза, а заодно и мерка того, насколько власть национальна.

2. Может ли издание и изучение философской литературы представлять опасность, и если да — кому или чему?

Обществу в нормальном состоянии — конечно нет! Это все равно что спрашивать о вреде дыхания или еды для организма. По большому счету и власти они угрозу сами по себе не представляют, а возможно и служат отводом определенного напряжения.

3. Каким уровнем автономии должна обладать гуманитарная наука в современной России?

Вопрос на самом деле сложный. Я обычно сторонник того, чтобы брать все лучшее у других и фильтровать все худшее, но эти понятия, как мы все знаем, вещь довольно субъективная. Поэтому скажу субъективно, свобода слова и все академические вольности (например необязательность прихода к 9-ти часам на работу:)) — я только «за». А вот политкорректность в таких дозах, как принято на Западе — это, по-моему, лишне.

4. Должна ли она следовать мировым стандартам академической автономии, или необходим дополнительный контроль над интеллектуалами и их интересами?

Не знаю, что и кому гуманитарная наука должна. И главное — кому она должна. По-моему, гуманитарная наука должна решать какие-то задачи в обществе, но что касается ее организации и норм для нее, так Берк во «Французской революции», кажется, сказал «to love the little platoon we belong to in society, is the first principle of public affections» в том смыле, что привязанность к небольшим сообществам людей это на самом деле и есть исполнение гражданского долга и в т.ч. преграда революциям. Наверное можно сказать сегодня — «цветным».

5. Какова должна быть инстанция подобного контроля, должен ли он быть административным, общественным, или каким-то иным? Если нет, то почему?

Если уж говорить об «инстанциях», то только о САМООРГАНИЗАЦИИ и САМОКОНТРОЛЕ.

Например, люди, пишущие публичные доносы, должны из гуманитарной науки извергаться решением совещательного совета. Написал донос — изволь на работу в профильные по этой части организации.

Но основной целью такого органа, если он вообще будет, должна быть самоорганизация, а не контроль. Нечто вроде профсоюза, короче говоря.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter