Исторический шанс: пусть будет война!

После провозглашения независимости Косова тема непризнанных государств получила новое развитие. Однако из четырех республик, возникших на территории постсоветского пространства, в российских СМИ постоянно упоминаются только три — Абхазия, Южная Осетия и Приднестровье.

Между тем ситуация вокруг Нагорного Карабаха заслуживает никак не меньшего внимания.

О предстоящих президентских выборах в Азербайджане и переговорном процессе по НКР рассказывает АПН известный армянский политолог Левон Мелик-Шахназарян.

* * *

22 апреля на вас было совершено покушение, в организации которого вы прямо обвинили президента Азербайджана Ильхама Алиева. Что свидетельствует о причастности к преступлению представителей соседнего государства?

Действительно, это так. Надеюсь, что в будущем у меня еще будет возможность поговорить на эту тему более конкретно и масштабно.

Теперь об Алиеве. Скажу лишь, что мировая практика не знает случая, когда спецслужбы страны проводят подобные операции без одобрения или прямого указания первого лица страны.

Что конкретно стало причиной этой акции — ваша позиция по Карабаху или деятельность по изучению национальных меньшинств АР?

Судя по всему, это — своеобразная оценка всей моей деятельности последних двух десятилетий в совокупности.

Я принимал участие в оборонительных боях Нагорно-Карабахской Республики от прямой военной агрессии Азербайджана, занимал должность председателя постоянной Комиссии Верховного Совета НКР по внешним сношениям.

Где бы я ни работал, я серьезно занимался политологическими изысканиями. Моя позиция по проблеме Карабаха хорошо известна как в Армении, так и в Азербайджане.

Опирается она на следующие неопровержимые факты.

Во-первых, Нагорный Карабах был передан Азербайджану в июле 1921 года неконституционным (партийным) органом третьей страны. В этом незаконном постановлении Азербайджану вменялось в обязанность создать на этой территории национально-государственную автономию с широкими правами.

Во-вторых, в 1923 году автономия была создана лишь на части территории Нагорного Карабаха. От автономии были отсечены несколько армянских (и населенных армянами) районов. Не вошли в нее и те районы Нагорного Карабаха, армянское население которых было частично вырезано и полностью депортировано подразделениями турецкой регулярной армии и бандформированиями закавказских тюрок (будущих азербайджанцев) летом 1918 года.

В-третьих, в годы советской власти армянская автономия Нагорного Карабаха находилась в пределах Азербайджанской ССР, но в составе Советского Союза. Большую часть своих государственных полномочий Нагорный Карабах делегировал СССР, сохранив за собой небольшие властные полномочия. Жители Нагорного Карабаха являлись гражданами СССР, а не какой-либо отдельной республики, карабахские юноши служили в армии СССР, государственный надзор в Нагорном Карабахе осуществляла прокуратура СССР. Депутаты Верховного Совета СССР от Нагорного Карабаха защищали интересы армянской автономии в высшем законодательном органе СССР.

Таким образом, в 1991 году Нагорно-Карабахская Республика самоопределилась и вышла из состава не АзССР, а СССР.

Выходящая из Советского Союза Азербайджанская ССР не вправе была претендовать на территории, незаконно приобретенные ею в годы советской власти. Речь идет не только о всем Карабахе, но и о Нахиджеванской автономии.

Однако самоопределившаяся в 1991 году Азербайджанская республика грубо попрала нормы международного и союзного права. На территории Азербайджана не был проведен референдум, что классифицируется международным правом как узурпация власти. Азербайджан узурпировал власть на территориях, на которых проживают автохтонные народы: лезгины, талыши, авары, цахуры… Совершив вооруженную агрессию против самоопределяющейся НКР, Азербайджанская республика грубо попрала целый ряд статей международного права, в том числе императивных и обязательных для всех стран мира.

Территории, занятые НКР в ходе претворения ее неотъемлемого права на индивидуальную самооборону и ныне контролируемые Армией Обороны НКР, являются исконной и неделимой частью незаконно переданного Азербайджанской ССР Нагорного Карабаха. Требования Азербайджанской республики о восстановлении территориальной целостности Советского Азербайджана не имеют под собой правовых оснований и являются неприкрытой формой агрессии к соседней стране.

Вышеперечисленные пункты являются небольшой частью используемых мною аргументов в правовом противостоянии с Азербайджаном. Самих аргументов гораздо больше. Раз за разом разоблачая очередные политологические инсинуации Баку, я, как видно, удостоился столь опасного внимания со стороны руководителей этой республики.

Что касается национальных меньшинств Азербайджана, то недавно вышла в свет книга «Этнополитика Азербайджана», написанная мною в соавторстве с близким другом и соратником, правоведом Ашотом Хачатряном. В этой книге, рассказывающей об истории завоевания правобережья Куры предками нынешних азербайджанцев, а также о проводимой ныне в этой республике этнической политике, мы отрицаем само понятие «этнические меньшинства» по отношению к коренным народам Азербайджана. И дело даже не в том, что талышей, лезгин, авар, цахуров, удин и т.д. в совокупности больше, чем азербайджанцев. Проблема носит еще и чисто моральный характер. Согласитесь, аморально называть этническим меньшинством народы, завоеванные пришлым элементом. В ареале своего этнического проживания они и сегодня составляют большинство, однако в пределах Азербайджанской республики эти люди практически лишены всех основополагающих прав человека. Отдельные ренегаты, широко рекламируемые бакинским официозом, конечно, не в счет. Речь идет о массовых правах коренных народов Азербайджана.

О чем говорит начало попыток персонального физического устранения политических противников со стороны официального Баку? Первый ли это подобный случай?

Мне представляется, что Азербайджан вступает в новый этап противостояния с армянскими государствами. Физическое устранение идеологических оппонентов является свидетельством слабости исторической и правовой базы аргументации Азербайджана. Это классические действия идеологического воришки-карманника, неоднократно попавшегося в момент совершения преступления. Правовые позиции Азербайджана слабы, ибо вымышлены. Нынешний Азербайджан надеется на экономическую значимость принадлежащих ему углеводородов. Перевести проблему урегулирования нагорно-карабахского конфликта из правовой плоскости в политическую — вот цель Баку. Представляется, что пестующий культ рода Алиевых Ильхам Алиев болезненно воспринимает не только нынешние неудачи, но и возможные будущие поражения. А эти поражения неизбежны, ибо невозможно десятилетиями водить за нос мировое сообщество. И если сегодня это самое сообщество иногда соглашается с вымышленными аргументами Баку, то в этом заслуга не самого Азербайджана, а экономической значимости нефти и газа. Однако углеводороды имеют свойство кончаться, а право только набирает силу.

Насколько мне известно, покушение на меня является первым подобным опытом Азербайджана, хотя теоретически нельзя исключить, что в отдельных нераскрытых убийствах на территории Армении следовало бы искать руку Баку.

Можно ли говорить о принятии азербайджанским руководством израильской тактики точечного истребления «врагов государства»?

Думаю, что да.

Руководство Азербайджана, в котором вовсю цветет вождизм и культ личности, видимо, отвыкло от критики в свой и «своего» государства адрес. А пример Израиля в данном случае весьма заразителен.

Воздержусь от комментариев действий Израиля, скажу лишь, что Азербайджан, за отсутствием в Армении террористов, решил ликвидировать противников идеологических.

Вы как-то заметили, что Баку уже много лет тянет с признанием Курдской рабочей партии (КРП) террористической организацией, объяснив это высоким положением, занимаемым курдами в азербайджанском обществе. Возможно, лидерам АР симпатичны и практикуемые этой партией методы достижения своих целей?

Действительно, Азербайджан сегодня практически полностью контролируется курдами. Иногда даже становится непонятно, курдская эта республика или тюркская.

И хотя большинство курдов мимикрирует под тюрок, тем не менее, достоверно известно об этническом происхождении многих руководителей Азербайджана. Так, курдское происхождение Ильхама Алиева ни для кого не является секретом. Но этническими курдами являются также и всесильные в Азербайджане руководитель администрации президента Рамиз Мехтиев и начальник личной охраны папы, а теперь и сына Алиевых Бейляр Эйюбов. Курдами являются также гендиректор Государственной нефтяной компании Азербайджана Ровнаг Абдуллаев, мэр Баку Гаджибала Абуталыбов и руководитель ЗАО «Азербайджанское телерадиовещание» Ариф Алышанов. Есть сведения, что курды Абдулбари Гезал — хозяин крупнейшего в Азербайджане холдинга «Азерсун», и Камалетдин Гейдаров — глава МЧС Азербайджана — финансово подпитывают КРП. Нахиджеванской автономией руководит курд Васиф Талыбов, а всей строительной индустрией края — курд Эмиль Юджар.

На более «мелких» должностях, в так называемом среднем звене управления, курдов в Азербайджане очень много. Особенно в западном регионе республики, который уже прозвали Курдистаном. Вряд ли в этой ситуации Азербайджан в состоянии признать КРП террористической организацией, а тем более проводить действенную политику по ее ликвидации на своей территории.

Методы индивидуальной ликвидации идеологических противников разработал еще широко известный «старец горы». Возглавляемые им ассасины убивали всех недругов своего вождя. Интересно, что сам «старец» также был курдом. Однако в случае с Азербайджаном, как мне кажется, правильнее говорить о классическом терроризме, когда путем насаждения страха пытаются повлиять на общественное мнение и, в конечном счете, на политику государства.

Азербайджан уже многие годы потакает террористическим организациям и прибегает к их услугам. В этой республике были созданы ячейки Аль-Каиды и других террористических организаций. В годы Карабахской войны на стороне Азербайджана воевали Шамиль Басаев, Хаттаб, Зелимханов. Из Афганистана были переброшены тысячи моджахедов, сторонников Хекматияра. Было огромное количество террористов-наемников из Турции, арабских стран…

В Азербайджане сегодня официально функционирует даже запрещенная в Турции террористическая организация нурсистов (в России деятельность «Нурджулар» также запрещена — прим.) Построенная в Гандзаке (Гянджа) на средства моих предков и освященная в 1633 году церковь св. Иоанна Крестителя ныне «переименована» в Албанскую церковь и превращена в практически официальный притон ваххабитов.

С учетом сказанного, - а это далеко не полный перечень фактов, свидетельствующих о связях Азербайджана с террористическими организациями, - мы вправе констатировать, что в Баку видимо, решили перейти от потакания терроризма к самостоятельным действиям.

Не говорит ли случившееся о том, что агенты иностранных разведок чувствуют себя на территории Армении слишком вольготно? К чему это может привести?

Армения — открытая страна, исповедующая демократию. К нам приезжают сотни тысяч туристов, деловых людей и т.д. Вряд ли возможно проверять всех «на благонадежность». Думаю, что подобное могло произойти в любой другой стране мира.

Тем не менее, хотелось бы видеть население Армении более бдительным. Армения — небольшая страна, практически вся территория которой является приграничной. В условиях недоброжелательного отношения некоторых соседей бдительность населения становится огромным подспорьем для деятельности правоохранительных органов.

С другой стороны, не могу не отметить оперативность и профессионализм наших милиционеров и чекистов, которые могут в достаточно короткие сроки обезвредить преступников.

Обеспечена ли сейчас ваша безопасность?

Моя личная безопасность, равно как и безопасность любого гражданина Армении, находится в неразрывной связи с безопасностью всего государства. В этой части, уверен, возможности армянских правоохранительных органов нуждаются в постоянном совершенствовании.

Поговорим о предстоящих в октябре 2008 года президентских выборах в Азербайджане. По-видимому, вероятность того, что Ильхам Алиев сохранит свой пост, близка к 100%. Несмотря на то, что жизнь в стране тяжела, разрыв между богатыми и бедными даже более велик, чем в России, оппозиционные кандидаты не смогут рассчитывать больше чем на несколько процентов голосов избирателей. В чем причина этого феномена?

Не может быть никаких сомнений: Ильхам Алиев сохранит свой пост. Альтернативных сил в Азербайджане нет по нескольким причинам.

Во-первых, это невероятно сильно развитый синдром чинопочитания у азербайджанцев.

Во-вторых, это абсолютная политическая апатия у голодного и напуганного репрессиями населения. В это трудно поверить, но в Азербайджане известны, например, случаи, когда аксакалов, глав больших семейств, привязывали к дереву на всеобщий позор за… неуплату счетов за потребленную электроэнергию. Неудивительно, что азербайджанская деревня голосует на выборах так, как прикажет руководитель сельской управы.

Что касается городов, то репрессии там менее заметны, хотя и не менее жестоки. Сегодня в азербайджанских застенках томятся около десятка журналистов, осмелившихся хоть раз высказать собственное мнение. Наиболее яркие представители азербайджанской журналистской братии просто убиты. Могу утверждать с полным основанием: независимая пресса в Азербайджане полностью уничтожена. Довести правду до населения просто некому.

В целом по республике процветает протекционизм, местничество и коррупция. Одновременно населению внушается мысль о «добром царе» Алиеве и «злом армянине», на которых перекладывается вина за, к примеру, засуху или нашествие полевых мышей. Это — не анекдот, это — примеры из реальной действительности темного и неграмотного сельчанина в Азербайджане. Как в советское время напуганное жесточайшими репрессиями население дружно голосовало за «общемирового» вождя Сталина, так и в Азербайджане все дружно проголосуют за отпрыска «общенационального» вождя Гейдара Алиева — Ильхама Алиева.

Могу даже немного пророчества добавить: следующим президентом, после Ильхама, будет его супруга Мехрибан, после которой на престол взойдет Гейдар Алиев — младший. В Азербайджане сегодня для этого делается все.

Каковы основные итоги правления сына Гейдара Алиева? Оправдала ли себя эта преемственность «от отца к сыну»?

Ильхам Алиев действительно является продолжателем дела Гейдара Алиева. Возможно, даже в большей степени, чем это можно было ожидать от повесы и заядлого игрока.

Во всяком случае, славословий и чинопочитания в Азербайджане сегодня больше, чем при папе Алиеве. В качестве неслучайного курьеза могу привести слова шейх-уль-ислама Азербайджана, Гаджи Аллах Шукюра Паша-заде: «Даже походка нашего президента угодна Аллаху». И сказано это было на иштаре (обряд разговения после Рамадана), в присутствии многочисленных иностранных гостей и самого Ильхама, естественно.

Тем не менее, Гейдар Алиев проводил более сбалансированную политику между Западом и Востоком, в том числе Россией и Ираном. Нынешний глава Азербайджана — ярко выраженный политик прозападного толка, хотя и осторожный в выражениях. Во внутренней политике он действует жестче отца, возможно, потому, что сумел избавиться практически от всех лиц, помогших отцу вернуться к рулю управления Азербайджаном.

Говорят, что подпись на указе о назначении Ильхама Алиева премьером в свое время подделали? А известно — кто и с какой целью?

Ильхам Алиев действительно стал премьером, что автоматически означало — президентом — с помощью прямого подлога. Указ о его назначении на эту должность был «подписан» Гейдаром Алиевым тогда, когда последний находился в коме, из которой так и не вышел. Он лежал в госпитале в Турции, куда на несколько часов вылетела группа из Баку. В группе были, кроме самого Ильхама Алиева, еще и Рамиз Мехтиев, Бейляр Эйюбов, Камалетдин Гейдаров и Али Инсанов.

Первые четверо являются этническими курдами, а Инсанов, некогда всемогущий министр здравоохранения, властные полномочия которого неизмеримо превышали возможности должности, азербайджанцем. Из Турции они вернулись с «подписанным» указом о назначении Ильхама премьер-министром Азербайджана. В действительности подпись на указе подделал Бейляр Эйюбов, неформальный хозяин западных регионов Азербайджана.

Факт подделки подписи легко установит любая непредвзятая графологическая экспертиза.

Принимавший непосредственное участие в подлоге азербайджанец Али Инсанов сегодня находится в тюрьме, из которой вряд ли когда-нибудь выйдет, а все остальные остались у власти.

Думаю, что курдский клан решил слегка «откорректировать» внутреннюю политику Гейдара Алиева, опиравшегося на курдов и азербайджанцев — выходцев из Нахиджевана и Республики Армения. Сегодня «опорой трона» остались одни курды, как правило, выходцы из Нахиджевана. Подделка подписи стала началом активной фазы «курдизации» Азербайджана.

Перейдем теперь к Карабаху. В последнее время обстановка на азербайджано-карабахской границе заметно обострилась, говорят даже о скорой войне. Насколько реально такое развитие событий, и если подобный исход возможен — кто победит в конфликте?

Какое-то «весеннее обострение» действительно наблюдается, однако инициируемые вокруг этого слухи и разговоры сильно преувеличены. Не думаю, что в скором будущем возможно возобновление военных действий между НКР и Азербайджаном. Руководство армянских государств однозначно настроено на мирное урегулирование конфликта, а воинственная риторика Азербайджана больше направлена на внутреннего потребителя.

Азербайджан не является суверенным настолько, чтобы самостоятельно принимать столь ответственные решения, способные взорвать весь регион. Заморские хозяева Баку прекрасно понимают: возобновление военных действий неминуемо обернется для них колоссальными экономическим потерями. Можете быть уверены, в случае войны НКР не позволит экспортировать нефть из Азербайджана даже в пластиковых бутылках.

Война малореальна до тех пор, пока углеводороды циркумкаспийского региона представляют интерес для Европы и США.

И, тем не менее, если завтра война?… Никогда, даже в самые трудные дни противостояния с Азербайджаном, у армянского народа не было сомнений в победе. Мы знали, что мы хотим и за что воюем.У армянского воина было великое чувство справедливости, чувство истинного и исконного хозяина Родины. Это была освободительная война, и таковой она останется в случае возобновления.

В начале войны, активная фаза которой наступила в конце 1991 года, мы уступали Азербайджану в вооружении в 96 раз. У нас не было боевой авиации (самолетов и вертолетов), не было систем залпового огня «Град», всего 4 бронемашины. У Азербайджана всего этого было в избытке: только тяжелой бронетехники, доставшейся ему в наследство от Советской армии, было 360 единиц. Нагорный Карабах сильно уступал Азербайджану и в людских резервах: 150 тысяч человек против 6 миллионов. Говорить о серьезной помощи Армении в те годы просто не приходится — Карабах был в кольце осады, а вертолетами танки не перебросишь.

Итоги военного противостояния хорошо известны: НКР не только защитила свою государственную независимость, но и освободила несколько районов, армянское население которых было полностью вырезано и депортировано в 1918 году. И, тем не менее, наша армия в 1994 году остановилась далеко от границ армянских провинций Арцах и Утик, в совокупности именуемых Нагорный Карабах. Так что возобновление войны станет историческим шансом для всего армянского народа: шансом восстановить свои этнические границы на востоке.

В нынешних условиях, когда вооружение Азербайджана и армянских государств сопоставимо при любой системе подсчета, упущение этого шанса было бы преступлением перед потомками и памятью предков.

Думаю, Азербайджану стоит семь раз подумать, прежде чем перейти к радикальным мерам, грозящим поставить под сомнение недолгое существование этого государства.

Столь же часто твердят и о якобы приближающемся прорыве в урегулировании карабахского конфликта. Как можно догадаться, речь идет то о международном нажиме, то о якобы односторонних уступках Еревана. Возможно ли это?

Откровенно говоря, я не вижу поводов для оптимизма в переговорном процессе по мирному урегулированию конфликта.

В основном вопросе, касающемся статуса НКР, позиции сторон взаимоисключающи. У руководства Азербайджана явно не хватает политической воли для публичного признания юридически безупречно проведенного акта по реализации права населения НКР на самоопределение. Само население НКР, безусловно, ни при каких условиях не откажется от достигнутой и защищенной в ходе войны независимости. Все остальные проблемы, в принципе, решаемы, однако никакие достигнутые договоренности не могут вступить в силу без разрешения основной проблемы: признания Азербайджаном государственной независимости НКР.

При этом, подчеркну, ресурса власти в Азербайджане у Ильхама Алиева хватит не только на признание НКР, но и на создание автономий «с широкими полномочиями» для компактно проживающих коренных народов Азербайджана. У руководства гораздо более демократичной НКР подобного ресурса власти нет.

Более того, практически все руководство НКР в той или иной мере принимало участие в вооруженной обороне страны от агрессии Азербайджана. И если в Азербайджане большинство населения просто не способно даже на карте отыскать Нагорный Карабах, то для самих карабахцев проблема независимости государства является проблемой безопасного проживания на Родине.

Каковы шансы Нагорного Карабаха на признание в связи с признанием независимости Косова и беспрецедентными мерами поддержки, оказываемыми Россией Абхазии и Южной Осетии в соответствии с указом Владимира Путина?

Косово не было и не может стать прецедентом для НКР. Гораздо правильнее, при проецировании Косова на армянскую землю, сравнить этот край с Нахиджеваном.

В 1921 году, как и ныне в Косово, большие и сильные страны решили судьбу края без учета исторических реалий и мнения населения. Косово — это отторгнутый от Сербии край, как и Нахиджеван — край, насильственно отторгнутый от Армении. И если выстроившиеся в очередь сорок с лишним стран мира признали незаконную независимость Косова, то было бы правильно и, по крайней мере, справедливо, чтобы эти же страны первыми признали государственную независимость НКР.

В Нагорном Карабахе симпатизируют абхазам и осетинам, понимают их чаяния. В то же время нам непонятна нарочитая отстраненность России от проблем НКР. Можно, конечно, попытаться «оправдать» подобное поведение Кремля (нефть там, и прочее), но ведь Россия исстари славилась отсутствием прагматизма во внешней политике. Российской политике всегда было присуще чувство ответственности за друзей. Чувство зачастую иррациональное, но всегда вызывающее восхищение одних и зависть других. И сегодня никто в Карабахе не хочет верить в то, что Россия бросит своих друзей во имя чего бы то ни было.

Вы предложили России признать НКР, но не пора ли для начала сделать это самой Армении?

Не хотелось бы, чтобы Армению вынудили первой признать НКР. Тогда у Азербайджана появится видимость повода для того, чтобы обвинить Армению в агрессии.

Кроме того, всем нам известен пример Северного Кипра, где на захваченной турками территории провозглашено тюркское государство, признанное только Турцией. Азербайджан мечтал бы о подобных ассоциациях у наблюдателей. Гораздо правильнее было бы, если бы первым НКР признало другое государство. Хотя, следует признать, что приверженность Азербайджана курсу нетерпимости во внешней политике способно привести к тому, что Армения признает государственную независимость НКР и заключит с ней военный договор об обеспечении взаимной безопасности.

Азербайджан предлагает Карабаху высокую степень автономии, сравнимую с той, которую имеют Татарстан и Башкирия в составе РФ. По каким причинам этот вариант неприемлем?

«Высокая степень автономии» у Нагорного Карабаха уже была — семьдесят лет. Возвращение к ней означает возвращение к ситуации, приведшей к национально-освободительной борьбе армян Нагорного Карабаха. Но это — чисто теоретические рассуждения. Трудно представить народ, добившийся независимости, защитивший ее в войне и добровольно возвращающийся обратно к довоенному периоду. Это — нонсенс. С таким же успехом Азербайджан может предложить автономию, скажем, Монако.

Будем объективны: в Азербайджане, на своей исторической родине, проживают коренные талыши или лезгины, которых гораздо больше, чем армян в Карабахе. Нельзя сказать, что эти народы процветают в Азербайджане, как и нельзя сказать, что они смирились со своей участью. Вспомним, только в ХХ веке талыши два раза провозглашали свою независимость, и оба раза уступили в неравных боях с превосходящими силами азербайджанцев. Вооруженную борьбу против тюркского засилья вели и лезгины, и авары, и цахуры… Разве эти коренные народы не заслуживают автономии?

Азербайджан мог бы на деле доказать свою этническую толерантность, предоставив этим народам право на автономное образование. Но Баку даже отказался присоединиться к принятой в сентябре 2007 года Генассамблеей ООН «Декларации о правах коренных народов». Как можно верить стране, насильственно ассимилирующей коренные народы, и предлагающей автономию тем, кто уже добился независимости?

Пусть вначале Азербайджан предоставит право на самоуправление коренным народам своей страны. Такое решение, безусловно, послужит наведению мостов доверия между армянским и азербайджанским народами.

Предлагаемый вариант начала процесса «умиротворения» Южного Кавказа имеет под собой не только морально-правовой, но и исторический фундамент, и Азербайджану вовсе не мешало бы подумать над ним.

Записала Яна Амелина

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter