АПН Национально-Демократическая ПартияЕдинственный в России онлайн-магазин футболок без принтаОнлайн-энциклопедия правды
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы Библиотека ИНС
Воскресенье, 24 июля 2016 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Итоги с Владимиром Путиным: кризис и разложение российской армии
2007-11-25 ИНС

Итоги с Владимиром Путиным: кризис и разложение российской армии
Институт национальной стратегии публикует первый доклад из серии «Итоги с Владимиром Путиным»

Основные авторы доклада:

  • Михаил Ремизов, президент Института национальной стратегии;
  • Александр Храмчихин, начальник отдела Института военного и политического анализа;
  • Анатолий Цыганок, руководитель Центра военного прогнозирования;
  • Роман Карев, генеральный директор Института национальной стратегии;
  • Станислав Белковский, публицист.

Авторы доклада поставили перед собой задачу: проанализировать реальное состояние Вооруженных сил РФ, основные тенденции в их развитии, результаты военной политики президента В. Путина, оценить итоги «эпохи Путина» для российской армии.

Основные выводы, к которым пришли эксперты ИНС, таковы.

- Военно-политическое руководство постсоветской (ельцинопутинской) России в период с 1992 по 2007 гг. не выработало стратегически отчетливого и исторически конкретного ответа на вопрос: для чего России нужны вооруженные силы и, соответственно, какими они должны быть? На основе существующих документов, таких как «Военная доктрина Российской Федерации» (2000 г.) и «Актуальные задачи развития Вооружённых Сил Российской Федерации» (2003 г.) невозможно вести военное строительство, адекватное нынешней международной ситуации. «Эпоха Путина» оказалась в этом плане ничуть не более продуктивной, чем период правления его предшественника. По мнению авторов доклада, главными внешними вызовами, которые должны диктовать повестку военного строительства для России, являются возможность внешней агрессии со стороны Китая и угроза применения силы со стороны США. Причем отражение угрозы первого рода требует более интенсивных и более комплексных усилий (и в этом смысле она является доминантной), поскольку порог «неприемлемого ущерба» для КНР значительно выше, чем для США.

- Судя по официальным / официозным документам и заявлениям, состояние обороноспособности РФ руководство страны во главе с «национальным лидером» Владимиром Путиным считает в целом удовлетворительным. В российских СМИ обсуждаются отдельные «больные вопросы» армейской сферы, такие, как «дедовщина», нерешенность жилищной проблемы среди офицеров, коррупция среди высшего генералитета, но в целом преобладает оптимистическая оценка динамики развития Вооруженных сил за период пребывания В. Путина у власти. Последнее касается не только государственных и «прокремлевских» СМИ, но также большинства оппозиционных и многих западных СМИ, поддерживающих миф об активной «ремилитаризации» современной России, восстановления ее военной мощи едва ли не до уровня бывшего СССР. Этот миф ни в коей мере не соответствует действительности. Хотя поддержание подобного мифа выгодно не только Кремлю, но и его зарубежным оппонентам, для которых удобна эксплуатация политических стереотипов и клише времен стратегического противостояния США и СССР как двух глобальных держав. Кроме того, миф о «ремилитаризации» и сопряженная с ним легенда о «милитократии», не имеющая никакой реальной фактической базы, помогает военным ведомствам и спецслужбам ряда стран получать от собственных парламентов дополнительные ассигнования на военные и сопутствующие нужды, якобы продиктованные «невиданным усилением России в военной сфере» и ростом «российской военной угрозы».

- Сравнение сегодняшнего состояния основных видов Вооруженных сил с их состоянием на конец 1990-х гг. говорит о недвусмысленном усугублении кризиса военно-технического оснащения российской армии в период пребывания у власти Владимира Путина. Общие бюджетные расходы на оборону за 2000-2006 гг. лишь несущественно (порядка 15% в долларовом выражении) превышают аналогичные средние расходы в период с 1993-1999 гг., когда экономические возможности государства, в силу неблагоприятной сырьевой конъюнктуры, были существенно (неизмеримо) скромнее сегодняшних. При этом объем вооружений и военной техники, полученных армией в счет этих расходов, существенно ниже, чем в 1990-е, что обусловлено драматическим ростом коррупции и хищений в военной и военно-промышленной сферах при президенте Владимире Путине.

Наибольшую тревогу вызывает кризисное состояние Стратегических ядерных сил. В частности:

- их обвальное сокращение;
- унификация их структуры на базе неоптимальных и уязвимых моделей вооружений;
- опережающая деградация военно-морской составляющей СЯС.

В сфере обычных вооружений отмечается существенное (в несколько раз) снижение объемов закупок по сравнению с периодом 1990-х годов, срыв государственных программ перевооружения и деградация содержания самих этих программ.

- В постсоветский период военно-промышленный комплекс России утратил множество технологий и целые поколения квалифицированных кадров. Эти потери постепенно становятся невосполнимыми. Главным фактором, который позволил отрасли выжить (по крайней мере, отчасти), стала ее переориентация на внешний рынок и экспортные поставки вооружений. Это имело, однако, неоднозначные стратегические последствия, увеличив вероятность того, что предприятия ВПК будут лоббировать производство морально устаревших образцов не только на экспорт, но и для ВС РФ. Чтобы избежать диктата ВПК по отношению к Вооруженным силам, будущему военно-политическому руководству страны необходимо предпринять серьезные целенаправленные усилия. В том числе – по коррекции того процесса «корпоративного строительства», старт которому дан в российском ВПК. Создание холдингов из предприятий оборонного машиностроения, производящих вооружения и военную технику одного класса, может негативно сказаться на качестве разработок и конечной продукции. Как советский, так и международный опыт военно-технологического развития говорит о необходимости стимулирования внутренней конкуренции в этой сфере.

- Состояние личного состава Вооруженных сил в настоящее время можно оценить как еще более тяжелое и «невылазное» (А. И. Солженицын), чем состояние вооружений и военной техники. Главными проблемами в этой сфере являются демотивация военнослужащих (связанная, не в последнюю очередь, с существенным ограничением социальных прав военнослужащих именно в «благословенный» период правления В. Путина) и их депрофессионализация.

В частности, приходится констатировать:

- весьма низкий уровень подготовки офицерского и генеральского корпуса (в том числе, высшего командного состава); в ВВС, где уровень боевой подготовки поддается четкой количественной оценке (количество часов «налета»), ситуация является критической;
- стремительно растущий отток профессиональных офицеров (выпускников военных ВУЗов) из состава Вооруженных сил и их замещение офицерами, призванными из запаса;
- отсутствие за весь постсоветский период нашей истории, включая широко разрекламированную «эпоху Путина», каких-либо системных решений по переходу к профессиональному принципу формирования / комплектования сержантского состава, отсутствие которого служит одной из главных причин морально-правового разложения низовой армейской среды;
- ущемленное положение Вооруженных сил и армейского офицерства в ряду прочих силовых структур, проявляющееся в социальной и кадровой политике государства; рост имущественных и социальных диспропорций внутри самих Вооруженных сил.

- Внедрение контрактного принципа комплектования отдельных частей, производившееся в 2000 – 2007 гг., не привело к повышению качества личного состава Вооруженных сил РФ. Скорее наоборот. Замена призывного комплектования на контрактное усугубляет одну из самых неблагоприятных тенденций в социальном развитии армии: тенденцию к люмпенизации ВС. Еще в 1990-е гг. идея контрактной армии в России стала едва ли не синонимом термина «военная реформа». Восприятие этой идеи как панацеи от существующих армейских проблем является признаком инфантильности и безответственности в сфере военного строительства, присущих как власти, так и ряду представителей общественности.

- Военное строительство минувших 8 лет де-факто отдавало приоритет развитию пехотных частей перед развитием частей, основанных на высокотехнологичных видах вооружений (в частности, пехотными являются практически все получающие приоритетное финансирование «части постоянной готовности»). Есть основания полагать, что в ближайшей перспективе основу ВС РФ составит наёмная пехота, главной задачей которой будет борьба с не с не внешними угрозами, а с собственным народом. Вооруженные силы РФ рискуют приобрести исключительно полицейские функции и превратиться в составную часть репрессивного аппарата.

Правление Владимира Путина (2000-2007) как фактического выразителя воли и представителя интересов, а также репрезентанта жизненной философии крупного постсоветского капитала привело к окончательной деградации Вооруженных сил РФ, которые так и не смогли стать армией самостоятельного государства. Этот результат сколь же логичен, столь и закономерен. Для правящего капитала (правящего слоя) современной России армия была и остается раздражающей обузой, отчасти превратившейся в последние годы еще и в PR-игрушку. Мы обязаны отречься от пропагандистских мифов, зачастую безответственно тиражируемых как апологетами путинского режима, так и его противниками, и посмотреть исторической правде в глаза.

Создание новых Вооруженных сил, которое является единственно возможной и исторически оправданной альтернативой процессу «управляемого умирания» ВС СССР, возможно только в случае прихода к власти в России качественно нового поколения государственных деятелей. Судьба российской армии целиком и полностью зависит от вероятных, но вовсе не гарантированных перемен в судьбе российской власти. В судьбе самой России.

Доклад ИНС «Итоги с Владимиром Путиным: кризис и разложение российской армии» содержит сотни фактов и цифр, подтверждающих сформулированные выше выводы.

Ознакомиться с полным текстом доклада Вы можете здесь.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
СВОБОДА СЛОВА
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
22.7.2016 Константин Крылов
Покемон Go! Покемоны удовлетворяют две фундаментальнейшие потребности. Первое: человек не любит работать, но очень любит играть. И второе: люди предпочитают иметь дело с субъектами, а не с объектами.

22.7.2016 Павел Святенков
Футурология. Представьте ловлю покемонов будущего, где за поимку покемона платят. Поймал с утра покемона – позавтракал. Нет, не покемоном. Просто вам заплатили 300 рублей, и вы купили кофе и круассан.

22.7.2016 Александр Гущин
Непризнанные государства. Тактически власть выиграла очередной раунд борьбы, и теперь в условиях курортного сезона накал политической конфронтации скорее спадет, однако это вовсе не гарантирует от того, что осенью ситуация не повторится, ведь ясно, что сторонников у Амцахары далеко не один процент.

21.7.2016 Валерий Расторгуев
Мятеж не кончился удачей. Победителем стал Эрдоган, из чего делается вывод о том, что именно он якобы и «разыграл спектакль с жертвами», получив благодаря этому возможность предупредить, спровоцировать и разгромить действительно готовившийся переворот.

20.7.2016 Станислав Яковлев
Лубянские мудрецы - такие страшные люди… Разнообразному спорту я человек безнадежно посторонний. Однако в скандале по поводу олимпийского допинга у меня есть личный интерес [профессиональное любопытство, когда дело касается разнообразных многоходовочек], несколько вопросов и пара замечаний.

20.7.2016 Дмитрий Дробницкий
Американские выборы-2016. Заговорщики из NeverTrump рассчитывали, что им удастся провалить голосование по правилам, затянуть его и навязать длительную дискуссию о том, как же должен голосовать каждый делегат. В прессе за пару недель до партийного форума развернулась кампания за «право делегатов голосовать по совести». Иными словами, не так, как проголосовали избиратели на первичных выборах в штатах.
РЕКЛАМА