Трамп объявляет войну «новому тоталитаризму» и «ультра-левому фашизму». Что дальше?

Наконец-то Трамп сделал то, что от него ждали. Сказав открытым текстом о том, что происходит в Америке и ёмко обозначив силы, которые за всем происходящим стоят.


Причем сделал это в самый символический день и в самом символичном месте Америки: у подножья горы Рашмор в День независимости. И не просто сказал, но, фактически, объявил этим силам войну:

 

«Это новый крайне левый фашизм, который требует абсолютной преданности себе. Если вы не говорите на его языке, не выполняете его ритуалы, не читаете мантры и не выполняете его заповеди, то вы будете подвергнуты цензуре, изгнанию, занесению в черный список, преследованию и наказанию. Не заблуждайтесь, эта левая культурная революция призвана свергнуть американскую революцию… Они полны решимости снести каждую статую, символ и память нашего национального наследия…».

 

Трамп также сказал, что Америка столкнулась с тоталитаризмом нового образца, дословно «самим определением тоталитаризма, совершенно чуждого нашей культуре и нашим ценностям», политическим оружием которого стало стирание традиционной культуры и ценностей, уничтожение национальной истории, клевета на героев прошлого, очернение несогласных…

 

Трамп подчеркнул, что этот новый тоталитаризм проник уже «в наши школы, редакции наших новостей и даже залы наших корпораций», и, под восторженный гул одобрения собравшихся, пообещал остановить эту «атаку на нашу свободу», защитить американских детей от тлетворного влияния этих сил и развернуть «федеральные правоохранительные органы для защиты наших памятников, ареста мятежников и правонарушителей во всей силе закона…».

 

Трамп сказал также, что мы, американцы преклоняем колено только перед Господом Богом, тем самым, дискредитировав вошедшие в моду коленопреклонения полиции и нацгвардии перед демонстрантами BLM. Наконец, он пообещал возвести большой национальный парк, в котором увековечить всех (и белых и черных) героев Америки.

 

Таким образом, Трамп обозначил ясный, по всем пунктам, водораздел между старой консервативной Америкой и тем напором анархии, с которым старая традиционная Америка сегодня столкнулась. Это не только боевики BLM и Антифа и уличные погромы, это и транснациональные корпорации, поддерживающие антинациональные лозунги анархистов и щедро их спонсирующие, и центральные СМИ, также выступающие на стороне левых.

 

Трамп не называл никаких конкретных имен, однако широкая фронтальная атака на традицию предстала в его речи ярко и недвусмысленно, как и обещание ответного удара.

  

Одним словом, это была поистине блистательная речь, лучшая, наверное, со времени инаугурации Трампа. О возможных последствиях этой речи и ее значении поговорим позже, а пока, чтобы лучше разобраться с поразившей Америку напастью, бросим один широкий взгляд в прошлое.

 

Америка — молодая страна. И не просто страна, а империя нового типа, флагман и символ Модерна. Таким флагманом в свое время имели возможность стать Голландия, Англия, Франция. В 1917 году подобную же катастрофическую попытку совершила Россия. Но получилось, по большому счету, и, главным образом, у США. Именно этим и определилась ее история, и то, что происходит с этой страной сегодня.

 

А происходит здесь очередная революция Модерна в контексте большой Мировой революции, начавшейся эпохой Реформации.

 

Что и понятно. Ведь Революция (то есть перманентное изменение существующего миропорядка) и стала самой основой Модерна. «Доктрина фундаментальной изменчивости» и «Доктрина цареубийства», измышленные кальвинистскими идеологами ради уничтожения власти Католической церкви и Римской империи легли в основу всей политической истории Нового времени.

 

И Америка, как центральное государство Модерна, мостит ее столбовую дорогу. История Америки и есть, в сущности, нескончаемая революция: промышленная, национальная, миграционная, цветная. (Не случайно и Трамп в своей речи говорит о «левой культурной революции против американской революции»).

 

И да, сегодня эта перманентная американская революция обретает черты, очень схожие с теми, которые являла собой Россия образца 1917 года.

 

Последнее отмечают многие наблюдатели. Но особо подчеркнем не просто внешнюю схожесть (все революции в чем-то схожи), но и внутреннюю сущность новейшей американской революции, связи, лица, идеи которой прямо отсылают к

России 1917-го.

 

Это, прежде всего, идеи мировой революции товарища Троцкого, сексуальной революции товарища Коллонтай, культурные эксперименты товарищей Дьердя Левингера Лукача и Белы Куна в большевистской Венгрии, и, наконец, настоенные на тех же фрейдо-марксистских идеях штудии Фанкфуртской школы, которые подготовили молодежную и сексуальную революцию 1960-х в США и Европе.

 

Это одна непосредственная ветвь, тянущаяся от красного октября 1917-го к сегодняшнему американскому переизданию «шестьдесятвосьмых».

 

Есть и другая, идущая от старого американского троцкизма, конкретно, американской троцкистской партии Макса Шахтмана, которая на рубеже 1940-х гг. откалывается от троцкистского движения, на рубеже 1970-х примыкает к левому крылу Демпартии, а на рубеже 1980-х, уже под именем неоконсерваторов входит в республиканский истеблишмент администраций Рейгана и обоих Бушей.

 

Сегодня неоконы, осевшие в фабриках мысли и государственном аппарате, являют собой основу американского глубинного государства. При этом, в политическом и духовном смысле они не так уж и далеко отошли от своих троцкистских корней. Изменились лишь тактические приоритеты. Старые троцкисты хотели разжечь мировой пожар и завоевать мир с помощью захваченной ими и зажженной революционным пламенем России. Новые – посчитали лучшим использовать для этой цели государственную машину США.

 

Всё это надо иметь в виду, глядя на происходящее в Штатах. Перед нами не просто расовые бунты, расовая война, «хелтер-скелтер», который пророчествовал в 1969-м длинноволосое дитя Чарли Мэнсон, и не просто продолжающаяся Гражданская война Севера-Юга. Перед нами, прежде всего, новая фаза Мировой революции. Или, говоря более узко, «революции шестдесятвосьмых», настоенной на фрейдо-марксизме товарищей Г. Маркузе и Тео Адорно. Или, говоря точнее, революции глобализма (все той же извечной спайки большевизма, транснациональных корпораций и финансовой олигархии) против традиционного мира, традиционных ценностей национальных, государственных приоритетов.

 

Обо всем этом (не называя, впрочем, никаких имен) и поведал в своей речи Трамп. Назвав сумму разрушительных сил, обрушившихся на Америку, новым тоталитаризмом и объявив им решительную войну. Не назвал Трамп и кукловодов, стоящих за «расовыми бунтами». Они, впрочем, сегодня и так у всех на виду, кажется, совершенно уверенные в своей победе, и не имеющие необходимости скрываться, как раньше, за кулисами. Деньги «Открытого общества» Сороса и Транснациональных корпораций совершенно открыто стоят за спайкой BLM и Антифа, выступающих катализатором и тараном сегодняшних бунтов.

 

Что же до имени, которое Трамп дал силам хаоса: «ультра-левый фашизм», то в нем есть конечно изрядная доля популизма. Классический европейский фашизм как раз противостоял ультра-левым, и, конечно, правильнее было бы назвать сегодняшних американских хунвейбинов необольшевиками, а их идеологию нео-большевизмом.

 

Но, учитывая то, что слово «фашизм» давно потеряло какую бы то ни было связь с историей и обратилось просто в политическое ругательство, начиненное негативной энергетикой, да и плохо известно американцам, в отличии от слова «фашизм», ход этот кажется вполне оправданным.

 

Посмотрим, удастся ли Трампу поляризовать политическое поле страны по тем линиям культурного (и, видимо уже военно-гражданского) противостояния, которые он наметил.

 

Некоторые угрожающие признаки говорят именно за это. Так, того же четвертого июля состоялся молчаливый марш нескольких сот до зубов вооруженных «Черных пантер», воскресших в городе Стоун Маунтейн в Джорджии. Эти серьезные ребята снисходительно относятся к движению BLM и требуют конкретных вещей, таких как создание независимого черного государства в одном из штатов Америки…

 

Таким образом, символическая линия гражданской войны проявилась вполне отчетливо.

 

Но главное, конечно, чтобы за словами последовали дела. Пока же, за время прошедшее со знаменательной речи, сколько-нибудь серьезной активизации правоохранительных органов, обещанной Трампом, мы не увидели.

 

Возможно, Трамп припас более изощренные козыри? За последнее может говорить последовавший в те же дни арест Гислейн Максвелл по громкому делу Джеффри Эпштейна, который может очень дорого стоить чете Клинтонов и Демпартии в целом. А также не менее сенсационное заявление рэпера Кенье Уэста о своем желании выдвинуть свою кандидатуру на пост президента в качестве независимого кандидата. Если это произойдет, Уэсту вполне по силам сыграть роль спойлера, оттянуть у Демократов голоса черной молодежи и обеспечить победу Трампу, с которым его связывают приятельские отношения.

 

В любом случае, понятно, что сегодняшние американские бунты лишь вывели наружу давно тлевшие внутренние напряжения. И эти революционные вихри трудно уже будет загнать обратно. Война между силами глобализации (прежде всего, финансовой олигархии и транс-национальных корпораций), использующих левацкие массы в качестве «хвороста революции», и силами традиции вступает в новую фазу. И очень многое в этой борьбе будет зависеть от результата нынешних президентских выборов.

 

Ключевым же вопросом нынешних выборов и нынешней американской «перестройки» мне представляется следующий: насколько глубоко неоконам и дипстейту удалось проникнуть в силовые структуры государства и разложить ФБР и Армию? Если Трампу удастся консолидировать ФБР и Армию под теми знаменами, которые он поднял (борьба с новым тоталитаризмом и ультра-левым фашизмом), мировому глобализму будет нанесен сильнейший удар. Если же нет – все мы очень скоро почувствуем революционные вихри нового мирового хаоса.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter