О чем шумите вы, немецкие турбины?

Скандал, поднятый компанией Siemens вокруг поставки ее турбин в Крым, оказался для российского общества неприятным сюрпризом. Во-первых, он ставит под сомнение легенду о немецком бизнесе, который то просит, то требует от родного правительства отменить антироссийские санкции, и если бы не Ангела Меркель, упорствующая в своем низкопоклонстве перед Америкой, то наши с немцами давно бы уже слились во взаимовыгодном экстазе.


Во-вторых, никак нельзя было ожидать, что такую свинью нам подложит именно Siemens. Эта компания давно чувствует себя в нашей стране как дома. Подумать только, Siemens пришла в Россию еще в те времена, когда русские не знали матрешки и балалайки, и те отрасли, в которых ей ныне принадлежит жирный кусок российского рынка, в значительной мере были ею же у нас и созданы.  Электростанции, уличное освещение, трамвай, телеграф, телефон – всюду поработали эти рукастые и головастые немцы еще при последнем русском царе.


Злополучные турбины были поставлены в Крым, чтобы давать свет, а вот история о том, как они туда попали – довольно темная.


Как утверждает Siemens, условие о том, что, турбины не должны ни при каких обстоятельствах оказаться в Крыму, было прописано в договоре. Здесь немцам можно верить: с момента введения антироссийских санкций юристы аккуратно вставляют положения о карах за их нарушение во все мало-мальски значимые коммерческие контракты. А санкции говорят, что европейское оборудование для энергетики на полуостров ввозить нельзя: русскому Крыму света не положено.


Покупатель турбин, компания с неуклюжим названием «Технопромэкспорт» (часть чемезовского «Ростеха»), отбивается от обвинений, утверждая, что турбины она купила на вторичном рынке, да и сделаны они были в России, на заводе в Петербурге. Наш отечественный товар: куда хотим, туда и везем. Правда, питерский завод – дочернее предприятие Siemens, да и технология производства немецкая, но это же мелочи, правда?


Компетентные органы (как наши, так и немецкие), возможно, разберутся в деталях, но по логике вещей напрашиваются две версии.


Самая простая: русские люди, как всегда, понадеялись на авось. Авось прокатит, авось не заметят. Договорились везти турбины на Тамань, привезли в Крым – разница-то небольшая, узенький пролив, скоро там вообще мост будет.


Более сложная версия, но никак не менее правдоподобная, состоит в том, что с немцами договорились. Как договариваются с Siemens, известно из истории. Например, Комиссия США по ценным бумагам и биржам (SEC) в свое время подсчитала, что с 2000 по 2007 год компания потратила на откаты российским чиновникам 55 млн долларов. Претензии того же рода предъявлялись компании и в Швейцарии, и на родине, в Германии. Где водятся люди, готовые давать взятки, там, наверное, можно найти и потенциальных взяткополучателей.


Удивительного в этом ничего нет – в конце концов, разве могла бы компания, ведущая себя иначе, продержаться в наших палестинах 160 лет, при всех царях, генсеках и президентах, ненадолго уходя и всегда возвращаясь обратно?


Другое дело, что в Siemens, как и в любой современной западной корпорации, обязательно есть какой-нибудь «Кодекс деловой этики», «Кодекс корпоративного поведения» или как он там еще может называться, в котором говорятся высокие слова о моральных ценностях и за ознакомление с которым каждого работника заставляют ежегодно расписываться. Но двуличие такого рода естественно для бизнеса: этика этикой, а описанных Марксом реакций на перспективу 50, 10 или 300 процентов прибыли никто не отменял.


И тем не менее, скандал все-таки возник. То ли договорились недостаточно четко, то ли договорились не со всеми и кто-то из неподкупных (или не подкупленных) слил информацию агентству Reuters, которое и раззвонило об ужасном нарушении санкций на весь мир.


Что касается последствий скандала для российской энергетики (а также транспорта, связи и других отраслей, в которые запустил свои щупальца германский спрут), то российские деловые комментаторы в основном бодрятся.


Одни утверждают, что Юпитер сердится лишь для виду, что компания все равно не уйдет с российского рынка. Нужно лишь подождать, когда шум уляжется, и все пойдет по-прежнему – а то как же вороватые чиновники и жуликоватые топ-менеджеры будут жить без откатов и подмазов?


Другие не менее оптимистично потешаются над лопоухими немцами, за здорово живешь отказывающимися от солидной доли рынка. В самом деле, в энергетическом машиностроении на Siemens свет клином не сошелся: существуют американская General Electric, недавно объединившаяся с ней французская Alstom, японская Mitsibishi, есть еще какие-то китайцы – и все жаждут расширить свой бизнес. «У кого-нибудь да купим!» - говорят эти оптимисты.


Здесь, конечно, есть своя историческая логика, сложившаяся еще в те годы, когда Чубайс продвигал свою идею «энергетической империи» - мол, за нефть и газ мы купим у Запада все, что нам нужно. Купим не только шикарные автомобили и яхты, столь нужные для страны, но и то оборудование, которое позволит нам эти ресурсы добывать, транспортировать, преобразовывать в электричество и тепло.


Как мы знаем, план этот обанкротился. Что покупательная способность нашего сырья упала, это полбеды. Но ведь и передовую технику, на которую мы так рассчитывали, нам продают все менее охотно. Если нам отказывают немцы, то где гарантия, что мы можем рассчитывать на французов или японцев? Те ведь точно так же оглядываются на США и ЕС, не только штудируя сегодняшнюю санкционную политику, но и пытаясь заглядывать в будущее.


А будущее – вот оно, рядом. Новые санкции США, которые американский конгресс продавливает и, вероятно, все-таки продавит мимо администрации Трампа, бьют прежде всего по энергетике, транспорту, металлургии, добыче полезных ископаемых. По тем отраслям, где технологическая отсталость России, ее зависимость от Запада ощущается наиболее остро. Причем американские санкции, как это вообще случается с законами этой сверхдержавы, распространяются не только на подданных США, но и на весь мир. Так что, возможно, Siemens смотрит в будущее и в самом деле намерена свернуть свою деятельность там, где ей все равно не даст работать большой американский брат.


И ведь нельзя сказать, что у нас в стране нет своих мозгов и рук. Вот недавно закончился авиасалон МАКС, и весь мир был поражен чудесами, творимыми в воздухе новейшими российскими истребителями. Или вот Владимир Путин дал поручение вывести российский военный флот на почетное второе место в мире. Значит, для этого тоже есть и технологические, и производственные возможности. То есть в военной сфере, как и в советское время, страна способна поддерживать передовой уровень своими силами. Отчего же в мирных областях стратегического значения, таких как производство турбин, мы попали в столь неодолимую зависимость? Может быть, причина в том, что оборонный заказ не столь досягаем для щедрых откатов от зарубежных конкурентов?


Россия имеет репутацию страны, выигрывающей войны, но проигрывающей мир. Можно до бесконечности наращивать вооруженную мощь на суше, в море и в воздухе, но если мы будем проигрывать мир и на этот раз, то все наши новые корабли, самолеты и боевые роботы так и останутся красивыми игрушками взрослых детей, для применения которых не будет ни единого разумного основания.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter