Станет ли Трамп врагом России?

В нашей стране во время предвыборной кампании в США большинство экспертов говорили о потенциальном «окне возможностей» для сближения позиций Москвы и Вашингтона в случае, если к власти в США придет Дональд Трамп.


Вот только в победу Трампа верило меньшинство отечественных экспертов. Впрочем, слово «верило» следует заменить на «допускало вероятность». Ибо всё казалось предрешенным.


Как бы то ни было, Большой Дональд стал хозяином Белого Дома. В ночь с 8-го на 9-е ноября почти вся экспертократия терла свои твиты и посты на Фейсбуке за последние полгода. Те же самые люди, которые говорили, что избрание президентом США несистемного политика в принципе невозможно, стали пространно рассуждать о перспективах этого самого «невозможного президентства».


Нет, не поймите меня неправильно. Я вовсе не собираюсь сейчас снова разбирать провалы нашей политологической школы. Это дело минувшее… надеюсь! Моя задача состоит в том, чтобы показать, насколько мы не понимаем внешнюю политику США, ее истоки, ограничения и последствия, особенно учитывая нашу реакцию на происходящее по ту сторону Атлантики.


Дабы быть успешными в нынешнем «турбулентном мире» (я взял это словосочетание в кавычки, поскольку данный термин был придуман в США и широко использовался глобальными медиа), нам нужно разобраться, наконец, в наших в ошибках и трезво осознать перспективы российско-американских отношений.


Без пораженческих настроений, без ура-патриотических лозунгов и без внешнеполитических мифов.


После того, как Трамп выиграл выборы, появилось три линии дискурса: (1) Трамп быстро изменит всё, особенно в части взаимоотношений Москвы и Вашингтона; (2) Трамп ничего не изменит, поскольку его предвыборная риторика была лишь недобросовестной рекламой, а на самом деле он «хуже Клинтон» и (3) Трамп всерьез и надолго завязнет в борьбе со столичным истеблишментом, причем победителем в этой борьбе выйдет последний, так что никакой разницы между «трампизмом» и «бушизмом» не будет.


Всем трем линиям рассуждений не хватало (и не хватает, на мой взгляд, до сих пор) того самого реализма, которого мы так ждали от каждого нового хозяина Белого Дома — Буша-старшего, Клинтона, Буша-младшего, Обамы… и, наконец, Трампа.


А уж потом, когда США выпустили несколько десятков крылатых ракет по целям в Сирии…


Именно появилось представление о том, что либо Трамп вынужденно станет врагом России (чтобы не обвинили в предательстве), либо его очень быстро сместят с поста — гораздо быстрее, чем Ричарда Никсона.


Это представление до сих пор никак не подтвердилось. Это миф, рожденный в недрах экспертократии.


«Запад может быть другим», — я очень хорошо помню свою фразу, сказанную в ночь избрания Большого Дональда. Но я также очень хорошо помню свою статью весной 2016 года, озаглавленную «Россия не готова к смене власти в США». И я не отказываюсь ни от одного из этих высказываний. И то, и другое утверждение мне кажется верным до сих пор, как и предсказания части американских и отечественных политологов относительно победы Трампа на президентских выборах в США.


Что мне кажется абсолютно неверным, так это предположение о том, что принявший присягу Трамп немедленно бросится в объятия Кремля или что под давлением вашингтонской бюрократии он развяжет с Россией войну. Или что Дональд и Владимир Владимирович нравятся друг другу настолько, что эта симпатия преодолеет почти вековое недоверие между нашими державами.


Пора, наконец, включить «политическую науку» и осознать пределы «хорошего» и «плохого», что может случиться в мире при Трампе и Путине.


Позвольте сформулировать четыре реалистичныхтезиса.


Первое.Ядерной войны (и вообще большой войны в Европе) в ближайшее время не случится. Если до визита Большого Дональда в Старый Свет и его встреч с представителями европейской бюрократии такой уверенности не было, то теперь она есть. Да, Дональд действительно ломает все правила игры, является «непредсказуемым» и «импульсивным»… Но в этом-то всё и дело! Он довольно наглядно объяснил европейским союзникам, что прежнее европейское сдерживание России не может и будет осуществляться за счет США. Украинский конфликт? Ваши проблемы… Паника в Прибалтике и Польше — тем более. Вашингтон больше не станет поддаваться шантажу коллег в Европе.


Вот когда путинские танки попрут в Эстонию (сюжет технотриллера Тома Клэнси) — тогда другое дело, а до этого — успокойтесь. И боритесь с мировым терроризмом. Так сказал Трамп.


Второе. Как и в предыдущие десятилетия, увы, не произойдет решительного сближения между Россией и США. Последний раз мы были настоящими друзьями даже не во время Второй Мировой, а во время гражданской войны в США, когда Россия выступила на стороне Севера, за что лично Линкольн и многие его соратники были ей искренне благодарны, вот только в то время Америка предпочитала не вылезать из своего отгороженного океанами логова.


Сегодня одиннадцать ударных авианосных групп США фактически поставили Землю под контроль. Противопоставить что-либо этой силе вкупе с ракетно-ядерной мощью США никто не в силе.


И все же Москва доказала в Сирии, что аэрократии Соединенных Штатов положен конец. Думаете, это понравилось Трампу? Ничуть! Если только вы не думаете, что этот самый Трамп является агентом ГРУ… Впрочем, даже в США никто так всерьез не думает. Всё «русское дело» построено исключительно на инсинуациях. Единственный выход для президента США в данной ситуации (даже если он не Трамп) — это как-то договориться с «этими русскими».


Третье. Довести противостояние с Москвой до преддверия ядерной войны будет самой большой неудачей «лидера свободного мира». После Карибского кризиса и стратегических учений НАТО и Варшавского блока в 1980-х никому уже не хочется играться с ядерными кнопками. При этом и в Кремле, и в Белом Доме понимают, что Крым и Эстония — это разные вещи.


Крым мы, само собой, уже никогда не отдадим. Украина и Сирия остаются зонами противостояния — и как тут не вспомнить недавно ушедшего из жизни Збигнева Бжезинского! — но это уже не отчаянная драка (как во Вьетнаме или Афганистане), а просто политический спор. Если в 1970-80-х исход сражений между одними ближневосточными силами и другими был принципиален — СССР побеждает или США, — то сегодня это какой-то странный спор, как для американцев, так и для русских. Вроде как есть общий враг в лице ИГИЛ*, но мы до сих пор спорим о «наших сукиных сынах»… У них — принцы Залива, у нас — Асад.


Трамп встал на сторону Израиля и Саудовской Аравии. А посему, как полагают мейнстримные американские СМИ, неизбежно дальнейшее давление на Иран. А стало быть, — на Сирию. И на Россию, как на союзника дамаскского режима. Раз Иран — враг, то враг и Россия, «вписавшаяся» за Асада, которого поддерживает Тегеран. Это проблема. И мы до сих пор не начали ее обсуждать с этим самым Трампом… и между собой…


Четвертое.

А кто тогда может? Надо ведь что-то решать…


Таким образом, Вашингтон и Москва по объективным причинам в ближайшее не перейдут снова к состоянию холодной войны. Они попросту не могут себе этого позволить. Альтернатива «ядерным чемоданчикам» — только взаимодействие. Причем взаимодействие куда более плотное, нежели при Клинтоне и Буше.


Но и искренними друзьями мы в скором времени не станем. У нас слишком много взаимных претензий, накопленных как политиками, так и экспертами.


И мы должны осознать границы возможностей — как конфликта, так и сближения. Мы не можем позволить себе эскалацию вражды двух цивилизаций до уровня, который мы наблюдали в XX веке. Это было бы безответственно.


Столь же безответственно было бы полагать, что уже в этом десятилетии мы станем «братьями на век». Слишком много вопросов надо обсудить, слишком много противоречий необходимо разрешить.


Трамп не станет ни врагом, ни другом России (что бы он ни заявлял). Трамп — это только начало сложного диалога, исход которого отнюдь не предрешен.


Но, простите меня за прямоту, слава Богу, что президент США сегодня — не Хиллари Клинтон.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter