Хорошо срежиссированное банкротство

Никита Михалков и его родственники специально банкротят собственный бизнес?

Бизнес семьи Михалковых – это не только кино, фестивали, многочисленные фонды и масштабное освоение бюджетных средств. Уже много лет Никита Михалков небезуспешно занимается промышляет тем, что многие назвали бы рейдерством. Он покупает предприятия, а затем они банкротятся, активы выводятся, как утверждают недоброжелатели, на свои заграничные счета в MoraBank (Андорра) и ValartisBank (Лихтенштейн). Если верить той же информации, в этом Никите Сергеевичу помогает зять, муж старшей дочери Анны, Альберт Баков. Хотя, скажем честно, даже в кинематографической сфере многие тоже упрекают режиссера в рейдерстве. В 2009-м ему удалось, хоть и с трудом удержать (на весьма сомнительных основаниях) власть в Союзе кинематографистов. Была разработана специальная pr-кампания «Преемник» (копия плана имеется в редакции), когда заместить мэтра должен был друг семьи Михаил Пореченков. Гарантия, так сказать, бизнеса. Но – обошлось. Впрочем, это отдельная история.

МББ: Михалков, Баков, Болотин

Корни взаимовыгодной дружбы-родства Никиты Михалкова и Альберта Бакова уходят в 1993 год. Именно тогда вечно молодой режиссер «Утомленных солнцем» активно обзаводился бизнес-знакомствами. Он понимал, что чистым искусством сыт не будешь, а выходить в тираж в образе хозяина ресторанной сети как-то не хотелось. Душа, судя по всему, требовала большего. Тем более что любая власть эту семью всегда жаловала.

Эту близость к власти Никита Сергеевич начал эксплуатировать вовсю. К чему, надо сказать, активно – хоть и не всегда успешно – прибегает и сейчас. Неспроста в кадр его авторской телевизионной программы частенько попадают не только аппараты правительственной связи, но и совместные фото с Президентом страны с теплыми посланиями, написанными президентской рукой Никите на память.
Но тогда, в 1993 году Михалков активно искал партнеров из банковской сферы. В процессе этих поисков и произошла судьбоносная встреча с Альбертом Баковым, который потом вошел в михалковскую семью, время от времени играя роль enfantterrible. Г-н Баков в то время являлся одним из совладельцев концерна «Никос». Этой группе компаний принадлежали самые разные структуры: волгоградский «Каустик», Инкаробанк и банк «Капитал-Москва», компания «Русский йогурт» и производство копченой рыбы в Подмосковье, многоярусная подземная стоянка возле монумента «Рабочий и колхозница» у ВДНХ – на ее месте планировалось строить низкопробные увеселительные заведения и массово установить игровые аппараты.
После знакомства с Михалковым, только-только ставшим главой Российского фонда культуры, Баков, видимо, быстро понял выгоду дружбы с режиссером. Легко найдя точки соприкосновения, Баков и Никита Сергеевич, судя по всему, договорились о взаимовыгодном сотрудничестве. И вскоре менеджеры «Никоса» стали фактически управляющими Фонда культуры. Как говорят, произошло это при прямом участии г-на Михалкова. Который чуть позже вошел в число топов «Никоса».

Проходит несколько лет, и в жизни режиссера новый взлет – к ногам Михалкова падает Союз кинематографистов. Никиту Сергеевича выбирают главой СК. Финансовое положение этой организации было непростым, и очень многие надеялись, что авторитет Михалкова поможет исправить ситуацию.

Она действительно начала меняться, но как! Никита Сергеевич обратился к своему зятю, который… не замедлил выдать Союзу кинематографистов кредиты под «смешные» 360% годовых! Куда в конечно итоге ушли эти деньги, остается только гадать. Ответы знают Михалков и Баков. Мизерная помощь ветеранам советского кино не в счет. Зато семья Михалковых в эти годы не бедствовала. А сам Никита Сергеевич продолжал успешно совмещать председательство в Союзе кинематографистов с постом в совете директоров «Никоса».
Но и этого было мало. В 2004 году Михалков и Баков формально вышли из топ-менеджмента «Никоса» и стали искать свои «жертвы».

Вскоре Альберт Баков приобретает долю в концерне «Тракторные заводы», созданном бизнесменом Михаилом Болотиным. В конце декабря 2006 года концерн покупает у известного бизнесмена Сергея Генералова компанию «Агромашхолдинг», в которую входили когда-то ведущие советские машиностроительные предприятия: Волгоградский тракторный, Владимирский моторо-тракторный заводы, Красноярский комбайновый, Алтайский моторный. Зачем Болотин купил эти активы? На заводах иллюзий не испытывали – предприятия хотят убить, но не сразу, говорили многие. Какое-то время Болотин и Баков получали господдержку в виде разного рода дотаций, а потом свернули производства. Освободившиеся территории в итоге оказались проданы под коммерческую застройку. Тем более что в Волгограде и Красноярске это были, чт о называется, козырные места центре города.

Говорившие были правы: сегодня этих заводов нет. Страна потеряла производство комбайнов и тракторов. Субсидии, судя по всему, выведены за рубеж. Почему? Иначе никак не объяснить, как при массированной господдержке, которая оказывалась сельскохозяйственному машиностроению последние годы, у предприятий Концерна накопились долги почти в триллион рублей!

Пока зять потихоньку мог выводить деньги концерна в семейные закрома за рубежом, тесть лоббировал интересы по части реструктуризации неожиданно возникших долгов. Например, в 2010 году Никита Михалков помог реструктурировать долг в 400 000 долларов в Альфа-банке. Затем долг «Тракторных заводов» у Альфа-банка выкупил Россельхозбанк, а основной кредитор завода – Внешэкономбанк – получил 100% концерна и выделил ему 10 млн. руб. на реструктуризацию.

О судьбе этих миллиардов с тех пор ничего не известно. Очевидно, сам Никита Михалков не остался в накладе. Ведь помимо прочего, он, по сути, являлся теневым акционером «Тракторных заводов». Все пути пресловутых 10 миллионов вели к голландской компании AgromashHolding B.V., также принадлежавшей акционерам «Тракторных заводов». В 2012 году ВЭБ предъявил «Тракторным заводам» претензии на 0,5 млн. долларов и обанкротил компанию. Но акционеры остались при деньгах, точнее, сохранили право выкупа своих акций у государства.

Какое-то время ситуацию удавалось «вытаскивать» - прикрывавший зятя Никита Михалков, как говорят, ходил лично к Президенту и упрашивал его «разрулить» проблемы Концерна. Таких походов было несколько. Но к желаемым результатам они не приводили. По ходу дела предпринимались попытки начать совместные проекты по производству катков и бульдозеров с китайцами, колесных тракторов с Минским тракторным заводом. Пытались продать входивший в концерн новейший вагоностроительный завод в г. Канаш немцам. Но в итоге этот завод у Бакова и Болотина забрали за бесценок.

Было ясно, что Фортуна отвернулась от неразлучной троицы. Концерн перестал проводить новогодние корпоративы с обязательным присутствием Никиты Сергеевича в зале торжеств «Safisa». Против Бакова и Болотина работали мощные силы в Правительстве, в том числе, говорят, Павел Скороспелов и Наталья Тимакова. Заводы встали, люди перестали получать зарплату. По состоянию на осень прошлого года реальные задержки зарплат достигли 4-5 месяцев. Болотин с Баковым задолжали энергетикам. Только в Чувашии их заводы должны ТЭКу сегодня более 1.5 триллиона рублей. Денег нет, а подачки от ВЭБа (опять же кредиты) ситуации не решают. «Срежиссировать» Кремль, а заодно и Правительство, у Михалкова явно не получилось. Военный дивизион, благодаря позиции Николая Архипова и Михаила Фридмана, у этой троицы отобрали и вернули государству. Вероятно, что в недолгой перспективе попросят расстаться и с остальными площадками. Даже в дорогих Болотину и Бакову Чебоксарах.

Бриллианты и лучшие друзья

Меладзе неправ, когда поет, что бриллианты – лучшие друзья девушек. В режиссерско-предпринимательской среде к этим камням испытывают аналогичные чувства. Наверное, поэтому вторая крупная афера семейного дуэта Михалков-Баков связана с алмазами. В 2012 году Михалков, Баков и понимающий, что его тракторному бизнесу осталось недолго жить, Болотин вложились в алмазный бизнес, приобретя доли в ООО «ЧелПром-Даймонд» - предприятия на базе Кусинского завода по обработке алмазов в Челябинской области.

Напомним, что алмазообрабатывающая компания «ЧелПром-Даймонд» была создана в 2001 году молодым уральским бизнесменом Александром Синтяевым на основе Кусинского завода по обработке алмазов в Челябинской области. Это практически единственное на российском рынке предприятие, которое производит бриллианты мелких рассевов. Согласно базе СПАРК, в 2012 году доход компании составил 4,6 млн рублей.

В 2012 году Никита Михалков прикупил 10% долей в ООО «ЧелПром-Даймонд». Его партнерами, получившими по 20%, стали Михаил Болотин и Альберт Баков (по совместительству супруг Анны Михалковой). 50% акций остались у бывшего генерального директора ООО «ЧелПром-Даймонд» г-на Синтяева. «Бывшего», потому что вместо него рулить заводом весной 2013 года поставили «своего» человека - «вора в законе» Александра Каплина. Сразу же резко упала выручка от реализации товаров и услуг, так как новое руководство тут же отказалось от многих эффективных проектов на внутреннем рынке России. При этом за весь 2013 год у предприятия, как выяснилось, не появилось ни одного нового клиента. А со старыми и постоянными партнерами договоры были совершенно неожиданно расторгнуты…

Тогда же на предприятии стали происходить странные вещи. Например, поползли слухи, что бриллианты якобы продавались по цене… ниже алмазного сырья. На заводе начали говорить, что за границу в полностью подконтрольную москвичам офшорную компанию DundelaLimited на Гибралтаре вывозятся все произведенные южноуральскими огранщиками бриллианты. И вывозятся они по явно заниженной стоимости. А там иностранные компаньоны команды Болотина, Михалкова, Бакова сами якобы перепродают ювелирные камушки уже по вполне рыночной стоимости. Для этого на заводе достаточно, например, было сфальсифицировать справки о стоимости закупленных у АК «АЛРОСА» алмазов для последующей их переработки.

В письме Гохрана в Уральскую государственную инспекцию пробирного надзора есть такие слова: «Контрактная стоимость двух вывозимых партий бриллиантов … ниже стоимости алмазного сырья, использованного для их изготовления на 950,5 и 814,8 процента соответственно. Справка о характеристиках использованного алмазного сырья, представленная по дополнительному запросу государственных контролеров, содержит сведения, не соответствующие указанным в первоначальных документах. Изложенные факты косвенно указывают на возможные нарушения требований к учету и расходованию драгоценных камней на ООО «ЧелПром-Даймонд…».

Кстати, писалось, что кроме прямых убытков, которые в результате таких, мягко говоря, «странных» сделок, несло само алмазоперерабатывающее предприятие, происходила еще и безвозвратная утрата бриллиантов как залогового имущества «Челябинвестбанка», открывшего кредитную линию уральским камнерезам для закупки дорогого сырья. Под угрозой оказались и условия долгосрочного договора с АК «АЛРОСА», что неминуемо влекло его расторжение и в дальнейшем. Это означало потерю возможности приобретать алмазное сырье для ведения производственной деятельности ООО «ЧелПром-Даймонд».

Эксперты терялись в догадках. Многие резонно считали, что у сделки, очевидно, была не только экономическая подоплека. Предполагалось, что предприятие в Кусе, скорее всего, станет посредником при перепродаже алмазного сырья. Возможно, команде Михалкова даже удастся добиться каких-либо контрактов на приобретение мелких алмазов в Нигерии с целью их дальнейшей перепродажи. Буквально все обращают внимание на то, что UralDiamond — это единственная инвестиция Никиты Михалкова в бизнес, не связанный с кино, к тому же слишком легко просчитываются деловые связи Никиты Сергеевича с первыми лицами страны…

В 2013 году управление ФСБ России по Челябинской области возбудило уголовное дело по части 2 статьи 191 УК РФ («Незаконный оборот природных драгоценных камней, группой лиц по предварительному сговору»). Поводом для этого стала сделка на поставку бриллиантов, которую в 2012 году «ЧелПром-Даймонд» заключил с компанией DUNDELA LIMITED. Как выяснило УФСБ, изначально DUNDELA LIMITED должна была выкупить бриллианты, произведенные «ЧелПром-Даймонд», за $100 тыс. Однако в июле 2013 года между предприятиями был подписан акт приема-передачи, согласно которому покупателю перешло право собственности на товар стоимостью $25 тыс. 

В сообщении прокуратуры сказано: «Данная сделка является незаконной, поскольку DundelaLimited является нерезидентом на территории РФ, не имеет зарегистрированного представительства и не состоит на специальном учете пробирного надзора…». Наказание предусматривает до 7 лет лишения свободы, но уголовное дело было возбуждено в отношении неустановленных лиц.

По некоторым данным, DundelaLimited может принадлежать именно Никите Михалкову и связана с его европейскими активами, например, с итальянской компанией Монтереджиоди Масса Мариттима (по документам - занимается производством и продажей элитных вин). Кстати, по мнению представителей итальянской финансовой полиции эта компания фактически никакой деятельности не ведет и задействована в нелегальных операциях с Россией холдинга Mediaset, принадлежащего Сильвио Берлускони.

Обвиняемым по делу о краже бриллиантов вскоре назначили основателя и гендиректора «ЧелПром-Даймонда» Александра Синтяева, который и пустил в свою фирму Михалкова с Баковым. Но тот попросту исчез. «Все долги делал Синтяев, все документы подписывал он. Он же нас всех убеждал в том, что этим надо заниматься, а потом неожиданно подал в отставку», - утверждал тогда Баков. А чего, собственно, можно было ожидать?

В июле 2015 года на «ЧелПромДаймонде» была введена процедура конкурсного производства. Требования кредиторов к предприятию составляли 0,8 млн рублей, при этом имущество предприятия оценивалось в 11 млн рублей. Сколько успели вывести в оффшоры совладельцы «ЧелПром-Даймонда», не известно. Пока на торги время от времени выставляется имущество компании, суммы там по сравнению с долгом смехотворные – от полутора до семи миллионов, торг идёт на понижение. Как и в истории с тракторным бизнесом, многомиллиардная выручка от продажи огранённых бриллиантов могла осесть на уже упомянутых зарубежных счетах Никиты Михалкова и его зятя.

Вот так буквально в два приёма были обанкрочены два крупных промышленных предприятия, и заработки на этом составили сотни миллиардов рублей. Очевидно, представления о ведении бизнеса в России у Никиты Сергеевича родом из лихих 90-х. Наверное, поэтому одна из самых ярких киноработ Михалкова за последние годы – роль криминального авторитета Михалыча в фильме «Жмурки».
 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter