Русская проблема Трампа

Сутки враги Дональда Трампа находились в нокауте после послания президента Конгрессу.


Даже критики президента были вынуждены признать, что Большой Дональд одержал важную победу и произнес свою лучшую политическую речь. Конгрессмены-демократы выглядели раздавленными, а дикторы либеральных телеканалов — растерянными.


Но уже вечером 1 марта был нанесен ответный удар. Сначала на сайте, а утром 2 марта и в печатной версии издания The Washington Post появилась статья с заголовком «Сешнс встречался дважды с российским представителем и утаил эти встречи».


Речь идет о бывшем сенаторе от штата Алабама, на ныне — генеральном прокуроре США, которого, как и многих других кандидатов на посты в новую администрацию, на слушаниях по утверждению в должности пристрастно допрашивали о «русских связях» предвыборного штаба Трампа. Ну а «российский представитель» — это посол РФ в США Сергей Кисляк, имя которого уже фигурировало в скандале вокруг ушедшего в отставку советника по национальной безопасности Майкла Флинна.


Газета The Washington Post сообщила, что в ходе слушаний Джефф Сешнс отрицал какие-либо «контакты с русскими», что на поверку оказалось «ложью». Целый ряд высокопоставленных конгрессменов-демократов немедленно потребовали отставки генпрокурора в связи с его «лжесвидетельством под присягой». Другие законодатели потребовали, чтобы Джефф Сешнс самоустранился от расследования «русского дела».


На сей раз участие спецслужб не потребовалось — расписание любого сенатора США находится в открытом доступе, так что выяснить, где был за прошедший год Сешнс и с кем встречался (или мог встречаться), не представляло никакого труда.


В 2016 году сенатор пересекался с г-ном Кисляком на мероприятии, организованном фондом Heritage Foundation, а также принимал его у себя в офисе на Капитолийском холме в присутствии сотрудников своего аппарата. Официальный представитель Соединенных Штатов встретился с официальным представителем России, и оба при этом выполняли свою обычную, рутинную работу. Казалось бы, ничего такого…


Но как и в случае с «флиннгейтом», медиа и оппозиционных конгрессменов это ничуть не смутило. Вся эта история, как метко охарактеризовал ее сенатор Тед Круз в прямом эфире MSNBC, «яйца выеденного не стоит» (в американском сленговом варианте — «is a nothing-burger», т.е. бургер ни с чем), но плане пиара выполнена, хоть и простенько, но довольно эффективно.


Основные компоненты комбинации таковы. Во-первых, слова участника (или участников) раскручиваемого скандала вырываются из контекста. Или же на некие важные для медийной истории слова людей провоцируют. В случае с Флинном вице-президента Майка Пенса спровоцировали однозначно ответить на вопрос, полной информацией о котором он не обладал. В случае с Сешнсом его слова на слушаниях в Сенате были вырваны из контекста. Его спросили не вообще о контактах с русскими, а о «длительных и продолжающихся контактах предвыборного штаба Трампа с российскими представителями и посредниками».


Сенатор Джефф Сешнс не являлся членом трамповского штаба, хотя и поддерживал его на выборах. С послом Кисляком он встречался в качестве законодателя, а не представителя кандидата в президенты. Если уж на то пошло, то задавший вопрос сенатор-демократ Аль Франкен сам встречался с нашим дипломатом в 2015 году, уже будучи сторонником Хиллари Клинтон, как и многие другие его коллеги, сегодня требующие отставки генпрокурора.


Во-вторых, атака осуществляется персонально на какого-либо сотрудника президентской администрации. Несколько недель назад это был Флинн, теперь Сешнс. Такого сотрудника обвиняют в совершении федерального преступления (затем выясняется, что состав преступления отсутствует, но к тому времени это уже становится неважно). Советнику по национальной безопасности «шили» нарушение так называемого закона Логана, генпрокурору инкриминируют ложь под присягой.


В-третьих, каждый раз это связано с «русским следом» в американских выборах 2016 года. А поскольку о страшных русских хакерах, «взломавших американские выборы», говорят уже почти полгода, то любой контакт члена трамповской команды с российским официальным представителем или бизнесменом объявляется в лучшем случае неподобающим, в худшем — преступным. То есть сам «взлом выборов» не доказан (на самом деле, опровергнут — не доказано другое: участие российских спецслужб во взломе почтового сервера Демократической партии), но на него все время ссылаются.


При этом каждый раз повторяется одна и та же дезинформация — что ФБР и другие спецслужбы продолжают расследование «русских связей» трамповского окружения. На самом деле, такого расследования не существует. ФБР продолжает серию проверок, связанных со взломом почты демократов, а спецкомитет Конгресса по разведке выясняет, имело ли место сотрудничество русских спецслужб и членов команды Трампа во время избирательной кампании. И до сих пор свидетельств такого сотрудничества не обнаружено, как заявил на недавней пресс-конференции глава упомянутого спецкомитета Девин Нуньес.


Сейчас от Сешнса требуют либо ухода в отставку, либо самоустранения от «русского дела» и назначения на него спецпрокурора. И хотя никакого дела нет, американскому читателю и зрителю о нем постоянно говорят. Употребление же термина «спецпрокурор» призвано создать ощущение, что с «российской линией» всё ой как серьезно.


То есть, помимо решения кадрового вопроса — из администрации пытаются выбить наиболее лояльных Трампу сотрудников, — решается вопрос криминализации любых связей с Россией. Трампу и его сподвижникам прозрачно намекают, что любая попытка «поладить» с нашей страной повлечет за собой очередной кадровый кризис.


В-четвертых, по ходу скандала в него каким-либо СМИ искусно вплетается ложь (позже ее можно признать ошибкой), которая тиражируется остальными медиа. В случае с Флинном такой ложью было сообщение об обещании советника президента, что последние санкции Обамы (включая высылку российских дипломатов) будут отменены. Как следует из расшифровок разговора, оказавшихся в распоряжении спецкомитета Конгресса по разведке, ничего подобного дважды отставной генерал не говорил — этот вопрос даже не обсуждался. В случае с Сешнсом место встречи Кисляка и сенатора «перенесли» из фонда Карнеги на (!!!) республиканскую предвыборную конференцию.


Наконец, в-пятых, в случае успеха пиар-операции, то есть увольнения очередного соратника Большого Дональда, этот факт в дальнейшем используется как доказательство «преступных связей с русскими», осуществлявшимися (или до сих пор осуществляющимися) командой Трампа.


Перед Большим Дональдом стоит непростая дилемма: «сдать» генпрокурора (неважно под каким предлогом), как в свое время пришлось «сдать» советника по национальной безопасности, или в данном случае стоять на своем до конца.


2 марта на сайте NBC News появилась редакционная колонка, в которой утверждается, что у Джеффа Сешнса есть только три выхода из сложившейся ситуации: (1) дать показания перед юридическим комитетом Сената; (2) назначить спецпрокурора по «русскому делу» или (3) продолжить закапывать самого себя. Поскольку дело явно не в самом генпрокуроре, — о чем свидетельствует и заголовок статьи: «У Белого Дома есть только три варианта действий в отношении России», — ясно, что медиа таким образом формулируют ультиматум Трампу.


Президент, по мнению либеральных СМИ должен: (1) сдать Сешнса и раз и навсегда забыть о самостоятельной внешней политике, а также (о чем мы часто забываем, думая, что всё сегодня в Вашингтоне крутится вокруг России) прекратить демонтаж наследия Обамы; (2) назначить спецпрокурора и, таким образом, своими руками начать процедуру собственного импичмента; или (3) быть готовым к очередным разоблачениям и обвинениям по линии «русского дела».


Пока что Большой Дональд выразил «полную уверенность» в своем главном гособвинителе. Сешнс же отказался назначать спецпрокурора по несуществующему делу, но заявил, что будет самоустраняться от любого расследования, которое может быть связано с предвыборной кампанией 2016 года. При этом генпрокурор сделал важное уточнение:«Мое заявление не должно интерпретироваться как подтверждение наличия какого-либо расследования или предположительного наличия состава правонарушения, влекущего за собой расследование».


Днем ранее спецкомитет Конгресса по разведке сообщил, что будет продолжать проверку, связанную с «возможным содействием предвыборных штабов» (обратите внимание — во множественном числе!) внешнему вмешательству в выборы 2016 года, однако такая проверка будет проводиться одновременно с расследованием утечек конфиденциальной информации из Белого Дома и спецслужб.


Это гораздо более вменяемый и жесткий ответ на атаку оппозиции и прессы на президентскую администрацию, причем на сей раз главу государства поддержало и большинство законодателей. Этого, тем не менее, недостаточно.


Это не решает русскую проблему Трампа. На сайте CNN практически весь день 2 марта в топе оставалась редакционная заметка под названием: «Россия: проблема, от которой Трампу не уйти». От 45-го президента США требуют немедленного изменения вектора внешней политики. Иначе ему не избежать продолжения обвинений по «русскому делу». Более того, журналисты CNN не стесняются делиться своими успехами, напоминая читателям, что они уже заставили Большого Дональда колебаться и не позволили ему сделать каких-либо шагов по нормализации отношений с Россией. Эдакая бойкая сводка с фронтов с обещанием скорейшей победы…


К утру 3 марта (вечером по восточно-американскому времени) тезис о «неотменяемости» русской проблемы повторили ABC News, Politico, MSNBC и целый ряд других медиа, при этом расследование по делу, наличие которого Сешнс отрицал, настойчиво называлось «русским» и даже «делом Россия-Трамп».


Если говорить о реальных вариантах действий «лидера свободного мира» в сложившейся ситуации, то они, на мой взгляд таковы: (1) сдаться на милость победителя в той форме, которая покажется ему наименее стыдной (добровольная отставка, увольнение наиболее знаковых членов кабинета, постепенных переход на рельсы бушизма-клинтонизма — не важно. Важно, что вслед за требованиями по внешней политике последуют требования, связанные с бюджетом, здравоохранением, иммиграцией и т.д.); (2) выступить с четким и ясным заявлением о своих планах в отношении России, заявив, что он не позволит втянуть свою администрацию и всю страну в новую холодную войну и что «разоблачения» в прессе по «русскому вопросу» являются не просто лживой пропагандой, но и вредительством. Конгрессу в таком случае придется дать понять, что поддержка его внешнеполитического курса является необходимым и достаточным условием одобрения президентом законопроектов, принятых республиканским большинством; и (3) продолжать тянуть время, пытаясь переиграть своих недоброжелателей аппаратно, одновременно повышая свою популярность за счет успехов во внутренней политике.


Исходя из того, что мы знаем о Дональде Трампе, он вполне может пойти на обострение и выбрать путь №2. В этом его, скорее всего, поддержат старший советник Стив Бэннон, находящийся под ударом генпрокурор Джефф Сешнс и практически отстраненный от дел (как в 2009-11 гг. Хиллари Клинтон) госсекретарь Рекс Тиллерсон. Однако другие члены его внутреннего круга, прежде всего, дочь Иванка, ее муж и советник президента Джаред Кушнер, а также руководитель администрации Райнс Прибус будут склонять главу государства попытать счастья на пути №3.


Для России в краткосрочной перспективе третий путь Трампа мало чем отличается от первого, причем как в практическом плане, так и в плане репутационном.


Сегодня от многочисленных «говорящих голов» можно услышать, что наша страна должна продолжать сохранять выжидательную позицию или, пользуясь неразберихой в Вашингтоне, постепенно явочным порядком продавливать свои интересы в тех регионах и на тех направлениях, которые для нее наиболее важны.


Это, конечно же, иллюзия. Нас делают страной-изгоем, общение с которой преступно. И интенсивность этого процесса в разы выше, чем во времена Буша-младшего или позднего Обамы. От администрации Белого Дома каждый день будут требовать гневного осуждения «агрессивных действий Москвы», а также введения новых санкций. И если их не последует, в «русских связях» будет уличен очередной член президентской команды.


К моменту, когда Трамп разберется со своими недругами, будет решительно непонятно, за каким чертом нашим двум странам налаживать отношения.


Поэтому у России, как и у Трампа с Сешнсом, есть три выхода. Первый. Начать геополитическое отступление, подтверждая тем самым всепобеждающую мощь CNN.


Второй. Передать все каналы общения с США в руки российских системных (и, может быть, частично несистемных) либералов, чтобы они сыграли со своими коллегами-демократами в доброго полицейского. В качестве дополнительного макиавеллиевского хода можно предусмотреть слив особо конфиденциальных контактов в Fox News и Breitbart, чтобы те могли обвинить в «русских связях» теперь уже противников Дональда Трампа. Правда, в этом случае последнего можно и разозлить. Тогда останется ждать выборов 2020 года, где болеть придется за кандидата-демократа.


И третий. Россия должна заявить о себе как о реальном государстве, а не о медийной конструкции, которую можно использовать в политических и аппаратных целях безо всяких последствий. Через публикации в международных СМИ, через заявления официальных представителей разных уровней, возможно, даже по линии МИДа надо дать понять американским партнерам, что мы не готовы что-либо серьезно обсуждать с США до тех пор, пока они (А) не перестанут считать РФ врагом, общение с гражданами которой считается преступлением и (Б) у Москвы не будет полной уверенности в том, что Белый Дом вполне владеет ситуацией в своей стране, хотя бы по вопросам внешней политики.


Мол, мы не уверены в том, что слова, сказанные Тиллерсоном, Хейли или любым другим представителем Соединенных Штатов, отражают позицию всех центров силы в Вашингтоне. Мы бы рады, но не можем верить никаким заверениям и гарантиям. Поэтому, в частности, участие США в переговорах по Украине, Сирии, Ирану, Северной Корее, ядерному нераспространению и т.д. возможно только в качестве наблюдателя.


Более того, при каждом удобном случае надо вежливо и участливо спрашивать американского визави, не будет ли у него неприятностей из-за контактов с русскими, то есть с нами? Не грозит ли ему завтра отставка? Нет? А что по этому поводу думает CNN? Вы ничего такого не подумайте, просто мы за вас переживаем…


В таком случае и осторожничать с американскими контактами всех уровней бессмысленно. Да и поздно — во всех смертных грехах нас уже обвинили. Более того, поскольку официальные контакты по вышеизложенным причинам ненадежны, работать необходимо на уровне парламентов, общественных организаций и экспертного сообщества. Это работает — при Обаме иранская разрядка началась именно благодаря такой работе.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter