О пингвинах революции

 

От редакции.Роман Елены Чудиновой «Победители», о котором мы уже писали, вызвал весьма разноречивые отклики – от восторженных до злобных. Особенно негативно отзываются о романе коммунисты и советисты. Поскольку редакция АПН – никоим образом не большевики, мы уважаем свободу слова и любим полемику, то у нас было намерение дать слово и им на наших страницах. Нас останавливало только то, что большинство рецензий были а) анонимными, б) злобными за гранью приличия.

Однако нашёлся большевик, умеющий хотя бы держать себя в руках. Это некий ЖЖ-юзер burevestn1k, судя по его журналу – член коммунистической организации г-на Кургиняна «Суть времени». Он написал большой, в нескольких частях, разбор романа с точки зренися современного поклонника большевиков.

Мы уважаем частную собственность, в том числе интеллектуальную. Поэтому мы не републикуем его сочинение, а даём ссылки на его журнал. Вот они:

Разумеется, мы и в мыслях не имели оставить всё это без ответа. Его написала сама автор романа, Елена Чудинова.

Читайте.

 

 

 

О ПИНГВИНАХ РЕВОЛЮЦИИ


 

Да, господа, доложу я вам… Преследует меня некая революционная птица. Не припомню точно, то ли Гагара, то ли Буревестник, кажется в очередной штучке, что посильнее Фауста Гёте, упоминался еще и Пингвин, загадочно пришибленный на первом слоге. Я и так-то не любительница верлибра, а пафосного – тем паче. Но приблизительно запомнилось, что птица с какой-то особой революционностью реет над морем, почему-то остающимся в бурю ровным.

Революционная птица (бранные рецензии на мой новый роман анонимны почти все, вот ведь странность) смотрит мои видео, скринит пои посты в социальных сетях. Оно бы ладно, у честных людей секретов нету, плохо то, что я положительно не успеваю упомянутой Гагаре отвечать.

Порождено уже три части. Попробуем идти по-порядку.

В первой части своего опуса товарищ Гагара подробно (ну, насколько смог) выложил досье … на меня? Нет. На ряд гостей, присутствовавших на презентации. Стилистически сие напомнило неизъяснимый фильм «17 мгновений весны»:

«Присмотримся повнимательнее. Слева от Елены сидит Александр Артамонов.В интервью Александр сообщает, что он – потомок белоэмигрантов, приехал в Россию из Парижа. В facebook перечислены места его работы и учебы».

Далее, в самом деле, следует список. Да, положим, список взят из открытого доступа, но впечатление все равно возникает самое неприятное. Товарищ, что называется, бдит.

Подобными комментариями сопровождена каждая фотография. И складывается безумно странное ощущение, что составитель досье искренне не понимает, что в наше время не зазорно ни учиться в Сорбонне, ни заниматься философией, отличной от марксистско-ленинской, ни числиться в монархических организациях, ни выдвигаться в ГД, ни быть в оппозиции (А что, разве КПРФ сама не таковая?), ни сотрудничать с религиозным радио. Не зазорно строить храмы. Не зазорно даже быть представленной к Врангелевской медали, которую бдительный гражданин, да, зорко на мне разглядел. То ли в самом деле товарищу мнится, будто на дворе еще советская власть, то ли список достойных и респектабельных фактов, перечисленных выше, нужен ему для воспаленных больных мечтаний о властном завтрашнем дне, когда за все перечисленное снова можно будет сажать и убивать.

О книге в этой первой части речи не идет. Впрочем, обещается вторая, так что и ладно. Кроме разве неудовольствия от вранья по мелочам. Пока еще по мелочам.

Где в моем романе повествуется о том, что "белые вырезали красных под корень"? В нем нет стратоцида, есть (в период подавления смуты) законные казни ввиду преступлений против мирного населения.

Далее. «Сванидзе ей не нравится Елене еще и потому, что его дед был коммунистом». Здесь мы наблюдаем облыжную попытку выставить меня радикалкой. В КПСС состояла, вероятно, часть эдак десятая населения страны. Плевались, но состояли. Надо же было людям как-то выживать, кто их осудит? Не я. Дед Сванидзе был не "коммунистом", а высокопоставленным комиссаром. Только об этом я и упоминала. Небольшая разница, не так ли?

Соврамши раз, посерьезней, соврамши два, попустяшней. Начинаем счет.

Далее воспоследовала вторая часть. К моменту ее написания товарищ Буревестник проявил себя новатором в литературоведении. Обычно неблагожелательные критики высказываются против самого произведения, а не против других критиков, благосклонных. Но шалишь. 4 000 знаков рецензии (Профессионалы, молчать!) посвящены опровержению только одной мысли собственно Константина Анатольевича Крылова о нравах пейзан, на каковую тот, разумеется, в своем праве. Рецензия его, мысли тоже. Но в моем романе ни на волос нет высказываний о вольных нравах деревенских девушек. Просто нет, да и все.

Как-то даже неловко себя чувствую. Я ведь никак не Крылов. Долго и с лупой пыталась разглядеть: а ко мне-то лично – какие претензии?

Нашла вот это:

"Зато достоверным фактом является желание Елены разделить медицину для богатых и для бедных. А там, где разделена медицина, там непременно будет разделено и образование, и доступ к социальным благам".

(Кстати, а почему уже во втором тексте - "Елена"? Для вас попросту - Елена Петровна. Вариант - Елена Чудинова, так о литераторах говорить позволительно. Для друзей, хоть бы и виртуальных, я да, Елена, и - хватайте нашатырный спирт и кричите про "хруст булки" – Hélène. Но уж большевизанствующим я амикошонства не позволю).

Про мое "разделение медицины", вы, товарищ Буревестник, пишете обильно и не без страстности. В действительности же мы тут с вами парадоксально сходимся во мненьях: медицинское обслуживание имеют в моем мире даже те, кого в вашем родном СССР называли "тунеядцами". Да, в позднем СССР и «тунеядцу» могли прооперировать аппендицит. Но - положа руку на сердце – в родном вам СССР стали бы вызывать ради этого академика Амосова? А? Не слышу? Кстати-то, у меня-то тунеядец еще и скандалит, чтоб к нему таки пригласили похожего на Амосова Синицына. А НЕ приглашают не потому, что полис бесплатный либо «пациент неприятный», но просто по причине того, что случай слишком легок. В чем проблема?

Еще о медицине: «Наверняка Константин Крылов (даже уже не автор, про автора позабыто) захочет возразить, что в романе «Победители» разница между медициной для аристократов и для бедняков не так уже и велика, что это разница между хорошим и очень хорошим врачом. Да, в романе это описано так. Но роман – фантастика, а как оно будет в жизни (и как оно было в реальности)?»

Обойдем даже то, что у меня все же роман, а не партийная программа. Но хочется вспомнить – знакомы ли товарищу Пингвину такие слова, как «спецполиклиника», «четвертая больница» и многие замечательные другие? В жизни это не «будет», а уже было – в том самом замечательно справедливом государстве.

Между тем даже сто лет назад простые земские врачи слыли не просто хорошими, а именно что очень хорошими.

Еще претензия: "Повествование ведется от лица женщины-аристократки, приближенной царя". Уж если вы изучили каждый фрагмент видео презентации, гражданин товарищ, а вы его изучили, то зачем опять врать? Я многократно подчеркивала в своем выступлении, что моя семья - самая обычная русская семья. Да, образованная, да талантливая, да, получающая благ и почета по заслугам. Но таких же - множество множеств. Знакомство же с Императором в книге объясняется именно тем самым образованием, которое доступно для всех. Мне было важно показать в хорошем смысле типичность таких предков, как мои. Ах, вы, лгунишка-шалунишка. Опять попались.

Кстати, весьма забавно: после записи на моем блоге в приведенной цитате образовалась поправочка. Нас поймали за шаловливую ручонку, а мы быстренько все переписали. Вот так они с историей обычно и поступают.

Но с медициной мы закончили. Но далее: у меня обстоятельно и подробно описано бесплатное образование, не мимоходом упомянуто. (Кстати, в утопии ваших красного фантаста Рыбакова с непонятным фантастом Алимовым образование почему-то платное). Счет по-прежнему в мою пользу. Вранье намеренное, не заметить слишком даже обширного описания образовательной системы в РИ в книге невозможно. Опять соврамши. Ох, соврамши.

Далее самый интересный козырной туз: ну конечно Гитлер. Наша революционная птичка призывает мою воевавшую и несшую потери семью "каяться перед народом за Гитлера". О, как. А не хотите ли, гражданин товарищ, покаяться перед народом за то, что воспитали красного командира Власова? Нет? Ну удивительное дело. Но с Гитлером мы еще не кончили.

Вы, гражданин Буревестник, тут приводите какие-то невнятные цитаты из И.И.Стрелкова, в рассуждении «обеливания фашизма». Вот это мне особенно интересно. Я к Стрелкову отношусь в данный момент неодобрительно, но еще не забыла, что он вообще-то воевал бандеровцев. А Бандера, он был где-то при Гитлере, нет? Товарищ, так вы за Бандеру?

А ведь, пожалуй, что и за Бандеру. Ибо отнюдь не присутствовавший на презентации Просвирнин назван "фашистом". Просто так, к слову. А меж тем это нагло. Просвирнин оказал огромную помощь людям, страдающим не от призрака "фашизма", витавшего в давни годы, а от самого настоящего современного его извода - необандеровщины.

Хуже того, сделана попытка политического доноса на председателя РОВС И.Б.Иванова. А ведь Иванов – герой Славянска. Попытка ошельмовать трех (sic!) очень заметных людей, так или иначе восставших против человеконенавистнической агрессии – это уже не шутки. Мы видим факт самого неприкрытого пособничества, так сказать, работы в тылу.

Вор кричит – держи вора!

Фашист винит в фашизме.

И после тихушного пособничества необандеровцам это лицо еще предъявляет мне претензии в том, что я считаю апартеид лучшим, чем криминальный хаос. Впрочем, это уже в третьей части, а мы не закончили со второй.

Все это, как мы видим, к моей книге относится весьма опосредованно. Продолжаю искать претензии. Последние относятся опять к Константин Анатольевичу, но все же отчасти и ко мне. Константин Анатольевич предположил, что таким как вы будет злобственно читать описания интерьеров и картин. А вам "скучно". Так ведь даже все вы немного отличаетесь друг от друга. Мне, честно говоря, в цвет бедра испуганной нимфы, злобно вам или скучно.

Смысл-то речения был в том, что вашей братии не может понравиться обилие прерафаэлитов, маркетри, инклингов и Пуленка. Что вы и доказали, подтвердив тем самым слова моего доброжелательного критика.

Высказывая печальную мысль о косвенном участии интеллигенции в подготовке революционных событий, я, оказывается, призываю "отменить русскую литературу". Что же: постоянное несовпадение коммуникативного кода: это у красных "покритиковать" означает "запретить". А у нас граф Толстой от Церкви был отлучен - но в книжных лавках лежал. Но бесполезно объяснять. Для них в библиотеках должно содержаться лишь «единственно верное».

Ох, до чего же бесполезно объяснять. Это я поняла по части за нумером три. Поняла так, что самой сделалось не по себе.

Третью часть мы не станем рассматривать подробно, ибо слишком уныло. Там идет постоянное муссирование темы «привилегий» аристократов. Кстати, уже не у первого такого сорта критика замечаю один и тот же пример самой возмутительной привилегии: Император посылает в первый космический полет своего брата.

В самом деле, какие эти аристократы своекорыстные! Другой бы простому рабочему парню предоставил возможность порулить стропами, чтоб не булькнуть в скафандре прямиком в Волгу, а царь, конечно, сиятельного братца пристроил к такому приятному развлечению.

Да, я за привилегии. Именно за такие. Но это не всем дано понять.

Мне, кстати, немного сложно писать эту статью, немного сложно мысленно опуститься до этого уровня сознания. Они искренне считают, что вся космонавтика изобретена Партией. Беспримесный Оруэлл. Как я могу «завидовать» достижениям космонавтики, если гениальный Королёв – страдалец от советской власти?

Да и вообще после событий вокруг станции «Войковская» красные сами уступили космос нам, то есть русским людям, творческим и талантливым при любом людоедском режиме. Ведь мы предлагали взамен увековечить память космонавта и ученого Владислава Волкова. Нет, им был нужен только цареубийца.

Хотя, впрочем, интересно то, что критик все же согласен признать цареубийство преступным деянием. Иначе с чего бы так резво доказывать «непричастность» к оному Войкова?

Остальные рассуждения также баснословны.

«В 41 главе романа повеселило рассуждение о том, что, дескать, в партии большевиков не устоялась наследственная передача власти, потому что большевики слишком часто убивают друг дружку. Долго над этим смеялся».

Этот смех, с немного стекающей изо рта слюнкой, я так и вижу. Что, Троцкий, отец Красной армии, разминулся в вашем мире со своим ледорубом? Ежов умер в своей маленькой постельке? А как насчет «троцкистско-зиновьевского блока»? Николай Вознесенский с огромной свитой? Берия со всем аппаратом? Кстати, Тухачевский у товарища кто: «герой» (утопил в крови Тамбовское восстание) или «преступник» (ведь лично товарищ Сталин его таковым счел)? Потом, правда, пошло чуть легче: Хрущев разоблачил Джугашвили уже посмертно (кстати, а признает ли товарищ съезд собственной партии?) Брежнев Хрущева тоже не расстрелял, только устроил небольшой путч. (А одобряет ли товарищ путч?) Мне все-таки продолжает казаться, что в этой системе наличествует некоторая нестабильность.

Здесь, конечно, пойдут крики о Екатерине Великой, Елизавете Петровне и Александр Павловиче. Но то – дела немногочисленные, давние и весьма семейные. На жизни народа они не сказывались. От партийных же пертурбаций каждый раз трясло всю страну.

Но в итоге – самое главное. Подводящее черту, довольно жуткую, между прочим.

Это страшнее даже, чем святая уверенность, что конец крепостному праву положили большевики в 1917 году. (А как же, раз «аристократы южане нипочем бы не освободили негров», то, зеркаля логику, русские аристократы и цари так и не освободили крепостных. «Выбор между интересами аристократа и раба всегда будет делаться в пользу аристократа». Ergo: 1861-года не было).

Но дальше – неприкрытая красная суть. Вот буквальные слова баснословного большевика (выше речь шла о космосе):

«Во-первых, это – зависть к чужим достижениям, зависть до комичности. Во-вторых, подобными «заимствованиями» автор как раз и расписалась во вторичности белой идеи. И это не единственный пример. Например, автор «заимствует» советские песни, переделывая их слова».

Чтобы было понятнее, речь идет о песнях «За рекой Ляохэ загорались огни» и «Вот лошадь мчится по продольной», она же «Коногон».

Мне – страшно. А вам?

Они не просто обокрали нас, приписав себе на всех уровнях все, что только могли, от плана электрификации страны до песен, они верят в то, что это мы обокрали их.

А вы говорите – двоемыслие.

После этого они еще ссылаются на каких-то своих «историков», публикующих в XXI веке книжки о лженауке генетике, гениальном Лысенке и подвиге Лидии Тимошук. Эдак они скоро потребуют открытия в МГУ альтернативной кафедры биологии и приступят к «получению клетки из живого вещества». Они вылечат народ содовыми ваннами. Они не изменились с тех самых времен.

Их мышление слишком специфично. Они не способны к диалогу. Да, честно-то говоря, мы ведь и не ведем диалога – мы просто не позволяем им чересчур заполнять информационное пространство.

Добавить мне нечего. Блестящая рецензия завершается тем, чем и следовало предположить: перешедшим уже в полную паранойю образом французской булки и – кто б сомневался – обвинением в «бездарности» автора книги, о которой критик умудрился практически ничего не суметь сказать.

 

PS Мы даем ссылки на товарища Буревестника, однако не поручимся, что МИНИПРАВ уже опять что-то не видоизменило.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter