Первая русско-американская война

Нападение на Южную Осетию есть нападение на Россию.

Впервые Соединенные Штаты решились на прямое силовое прощупывание российского «мягкого подбрюшья» на Кавказе.

Сдача российскими властями Южной Осетии означала бы, что на Россию можно плевать. Можно уничтожать ее солдат и союзников. Прецедент такого рода был бы крайне важен для развития дальнейших событий. В результате ослабления «руки Москвы» усилились бы сепаратистские настроения в республиках Северного Кавказа.

Это, в свою очередь, означало бы новый виток борьбы за отделение этой территории от России. Если можно стрелять в российских солдат в Осетии, почему этого нельзя делать на территории остального Кавказа?

Беспрецедентная наглость Саакашвили рассчитана именно на то, что Россия проглотит любое унижение из-за боязни реакции со стороны стран Запада.

Грузины от лица Америки провели разведку боем.

Никто из соседних государств со времен Второй мировой войны не нападал на территорию России. И вот это случилось. Не будем обманываться юридической принадлежностью Южной Осетии Грузии. Фактический контроль в регионе уже 15 лет принадлежит России. То, что для Грузии было операцией по восстановлению территориальной целостности, для США было тестом на способность российского руководства противостоять прямой военной агрессии, осуществляемой с территории соседнего государства.

Соединенные Штаты разгромили Ирак путем прямого военного вторжения, но уже несколько лет не решаются взяться за Иран. Россия в этой связи находится на отшибе — у США есть более важные дела, чем борьба с Кремлем, хотя у американских политиков Россия вызывает все большее раздражение.

И считающийся «ястребом» кандидат в президенты США Маккейн и считающийся «голубем» Обама критикуют российское правительство почти в одних и тех же выражениях, что возможно означает наличие в вашингтонских верхах негативного консенсуса по отношению к России.

Похоже, по дороге к усмирению Ирана решено завернуть на Москву. Почти так же действовали крестоносцы много веков назад, идя на Иерусалим, а разгромив почему-то Константинополь.

Россия в последние годы демонстрировала слабость — утратила позиции на Украине, в Грузии и частично в Средней Азии в результате «оранжевых революций», под давлением Саакашвили досрочно вывела свои войска из Грузии. Казалось, поражениям кремлевской политики не будет конца.

Установив антироссийские режимы в бывших союзных республиках, США и их союзники рано или поздно должны были решиться к переносу войны против России непосредственно на территорию нашей страны.

Российское руководство оказалось в безвыходной ситуации, ибо сдача Южной Осетии означала в перспективе сдачу всего Северного Кавказа — и решилось на отпор. Впервые за долгий срок Россия официально ведет боевые действия на территории враждебного суверенного государства. Если не считать конфликтные ситуации начала 90-х годов прошлого века, когда будущие суверенные государства еще только формировались, то российская армия не вела таких войн чуть ли не с 1945 года. Ведь в Афганистан наши были приглашены местным правительством. А вот грузинские власти всеми способами пытаются изгнать российские войска.

Каковы последствия военной операции в Южной Осетии?

Они будут зависеть от того, сможет ли Россия превратить военную победу (в которой, учитывая разницу потенциалов Грузии и России, мало кто сомневается) в политическую.

Комментаторы уже вспомнили Крымскую войну, в ходе которой победа над Турцией превратилась в поражение, нанесенное России коалицией великих держав Европы и войну 1877 года, когда победа над всё той же Турцией была фактически отнята у России благодаря дипломатическим усилиям Германии и Британии.

Если странам Запада удастся навязать России (к удовольствию Грузии) в качестве миротворцев войска третьих стран, например, США, то цели войны со стороны Саакашвили будут достигнуты. Грузинские власти с самого начала стремились превратить российские войска в одну из сторон конфликта — и надо отдать должное, им это почти удалось.

Для России идеальным было бы падение режима Саакашвили. Добить гадину, так сказать, в её логове. Потому что понятно, что Саакашвили и его присные не успокоятся, даже если вернуть ситуацию вокруг Южной Осетии к ситуации «статус-кво», какой она была до атаки со стороны подконтрольных Тбилиси войск. Сохранение Саакашвили у власти — это стопроцентная гарантия нового нападения. Если уж он нарушил все свои обещания о мире и неприменении силы в Южной Осетии, что ему стоит сделать это еще раз (и еще раз, еще много-много раз).

Юридически обязывающий договор о неприменении силы против Южной Осетии, на котором настаивает российский МИД, может не оказать должного воздействия на Саакашвили, который уже проявил склонность к вероломству и лжесвидетельству.

В итоге Россия оказывается перед сложной проблемой — как завершить войну к выгоде для себя, гарантировать безопасность Южной Осетии и в конечном итоге свою собственную, не запустив в грузинский огород западного миротворческого козла и убрав Саакашвили.

Конечно, оптимальным вариантом было бы силовое свержение тбилисского правителя. Если же этого не удастся, необходимы меры укреплению обороны Южной Осетии и Абхазии, например, создание на их границах «зон безопасности», куда бы был запрещен допуск грузинских войск, разоружение грузинской армии до необходимого минимума, сокращение военного бюджета Тбилиси во избежание новой эскалации напряженности.

Пока же в ближайшие дни, параллельно с военными действиями развернутся дипломатические сражения.

России удалось отстоять себя в военном противоборстве, посмотрим, удастся ли закрепить этот успех в дипломатическом противостоянии.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter