Младорусский национализм

Один изгаляется в узком кругу,
Взахлеб допивая остатки свободы,
Другой проклинает недавние годы,
А третий бежит, норовя на бегу…
Еще и поставить подножку врагу —
Хотя их обоих накроют отходы,
Осколки руды и обломки породы.
На всем горизонте, на каждом шагу
Сгущаются силы неясной природы.
Я знаю, какой, но сказать не могу.

Но в это же время, над той же рекой,
В лиловом дыму вымывая проходы,
В ответ собираются силы такой,
Такой недвусмысленно ясной природы,
Что я ощущаю мгновенный покой.

Дмитрий Быков
Колыбельная для дневного сна

Скандалы, сопутствовавшие Русскому маршу, нелепое и потенциально опасное решение собраться в метро после отмены митинга «на поверхности» заставляют думать, что прошлогодний Русский марш готовился, ей-жей-ей, в более спокойной атмосфере.

Весьма осведомленный политолог Глеб Павловский призвал спецслужбы отозвать своих агентов из рядов организаторов марша. Однако пока мы не видим исхода лидеров РМ — возможно, спецслужбы не прислушались. Но можно точно сказать, что по числу скандалов и провокаций РМ-2006 превзошел своего собрата из 2005 года.

РМ-2006 странен не столько расколами. Они были ожидаемы. Понятно, что религиозное поклонение власти части «политических православных» рано или поздно должно было привести к размежеванию. Пожалуй, даже и хорошо, что оно произошло.

РМ-2006 странен культом «чуда». Напомню, что «чудо» придумал Фридрих Второй. Когда его армии были разгромлены, король ждал краха Пруссии, верил в «чудо». И чудо спасло его. Смерть императрицы Елизаветы Петровны возвела на русский престол Петра Третьего, который распорядился прекратить военные действия против Фридриха и тем самым спас короля (свергнувшая Петра Екатерина войну не возобновила).

На «чудо» надеялся и Гитлер, когда его армии были близки к разгрому. Однако надежды фюрера не сбылись. Германия потерпела поражение.

Забавно, что Русский марш в той форме, в какой он существует, движим аналогичным ожиданием чуда. Сразу оговорюсь, что я вовсе не считаю его участников нацистами, а лидеров — гитлерами. Нет, речь идет об общем настрое участников РМ.

Принято считать, что национализм на подъеме. После Кондопоги это утверждение стало общим местом. Однако если мы оглянемся по сторонам, мы увидим, что атмосферы подъема — нет. Говорят, что национализм — главная революционная сила. Потенциально — да. Но реально… Воздух революции свеж и незабываем. Она сопровождается небывалым эмоциональным подъемом, чувством всеобщего единения и братства. И действительно, в момент революции единая нация исключает из своего числа жалких немногочисленных самозванцев, по недоразумению захвативших власть. Толпа на площади ликует. Вчера враждебные политики вместе поют национальный гимн и, обнявшись, клянутся в вечной дружбе и союзе навсегда-навсегда. Вот что такое революция. Таков ли Русский марш?

Здесь взыскательный читатель вправе спросить меня — следует ли доверять ощущениям? Песням, танцам на площади, воздушным шарикам? Это ли трезвый политический анализ?

Отвечу так. Революции делают нации. Существование же нации определяется «настроением» и чувством народного единства, перед которым меркнут тюрьмы и опускаются дубинки «силовых структур». Милиционеры тоже хотят плясать под дождём.

Если мы вглядимся в Русский марш, то мы увидим, что его участники и организаторы движимы иным, тяжелым настроением. Иной, не революционный эгрегор ведет их. Это угрюмая решимость людей, стоящих у последней черты. Это столь же угрюмая вера в чудо. То ли в то, что Лужков в последний момент разрешит марш, то ли в то, что внезапный катарсис ликвидирует общую угрюмость, вызвав к жизни всеобщее единение.

Так верит в чудо человек в зале игровых автоматов, у которого остался последний пятак. Вот, сейчас он кинет монетку в тёмное нутро шайтан-машины и она наплюет ему в потную ладонь на рупь — килограмм пятаков.

Угрюмо, через силу поддерживают РМ-2006 либералы. Угрюмо действуют организаторы. Угрюмо самоупраздняется Оргкомитет, до этого успевший столь же угрюмо принять в свои ряды Дёмушкина, выполнявшего на РМ-2005 роль обычного провокатора.

Нет, не дух единства витает над Русским маршем. Не новая румяная нация стоит за его спиной. Участники марша ухитрились десяток раз расколоться и сотню раз переругаться. Ох, непохоже все это на восход новой зари.

Что же происходит? Парадокс. Ведь все чувствуют, что идёт подъем националистических настроений. Пожалуй, это действительно так. Но означает ли это, что эти настроения действительно поняты властью и оппозицией? Означает ли это, что националистическая оппозиция осознала эти настроения, дала народу политический язык для их описания и, как следствие, верную программу действий?

Пожалуй нет. «Мы не знаем страны, в которой живём», сказал приснопамятный Андропов. Так вот мы не знаем национализма, в котором живём. Подлинный смысл подъема националистических настроений не осознан ни властью, ни социологами, ни обществом.

Давайте задумаемся. Любое движение, испытывающее подъём, консолидируется. Это понятно — все хотят успеть к дележке пирога. Если оппозиционная партия накануне выборов опережает правящую на 25% голосов, то в оппозиции не будет раскола, а будет единство. Напротив, теряющая власть партия будет бесконечно раскалываться внутри себя, её лидеры — ссорится друг с другом. Ибо никому не хочется терпеть поражение.

Русский марш-2005 подобен оппозиционной партии, а Русский марш-2006 — правящей. В 2005 году, несмотря на крупные скандалы внутри патриотического лагеря, несмотря на возникновение в нём нескольких противостоящих друг другу флангов все они приняли участие в марше. В 2006 году с самого начала организаторы разругались насмерть. Сначала — по поводу, мягко говоря, неудачной фразы Севастьянова про Патриарха, затем — в связи с включением в Оргкомитет марша Дёмушкина. В итоге, в Москве пройдёт сразу несколько маршей, один из них даже в форме молитвенного стояния.

Русский марш явно переживает структурный кризис и спад на фоне резкого подъема национального движения. Интерес к Русскому маршу намного превосходит прошлогодний. Народ вдохновляет факт, что русским могут разрешить (Бог мой!) организованно ходить по улицам и заявлять о своих правах.

При этом — в глазах все тех же людей, которые живо интересуются маршем и благожелательно к нему относятся, лидеры РМ скомпрометированы. Идеология РМ и вовсе не вызывает никакого интереса. Парадокс? Да, парадокс. Попробуем же дать ответ, чем он вызван.

В России зарождается новый, гражданский национализм. Он еще не оформлен, не обрел своего языка. Он должен быть (и будет) синтезом либерализма (нормального, того, что за свободу, рынок и демократию, а не того, который «вся власть олигархам!») и национализма (государство должно отстаивать интересы русского народа, понимаемого как гражданская нация, порядок, приоритет национальной экономики и культуры над иностранными).

Этот запрос, идущий снизу, из «толщи народной», сталкивается со структурой современного националистического движения. Которое — клерикально-православное, расистское, антиммигрантское.

Национальное движение переживает сейчас тот же кризис, который до него пережили либералы и коммунисты. И те и те вышли родом из 1990-х, кое-как приспособились к путинской эпохе, а потом неожиданно умерли — их покинули избиратели. Нечто подобное происходит и с националистами.

Разница только в том, что народ идёт к националистам. Но к тем, которые еще не возникли. Находит вместо них традиционных, мало изменившихся за годы, одни из которых хотят мерить черепа штангенциркулем, а другие — чуть ли не распятием (прости, Господи!). Естественно, люди в ужасе шарахаются. Националисты же, не понимая, почему люди к ним не идут, хотя «пробил час», грызутся так, что позавидует собачья стая.

Русский марш — не пик национального подъема, не новая Кондопога, которая распространится на всю страну. Нет, он скорее нижняя точка в кризисе традиционного национализма. Национализм ельцинско-путинской эпохи себя изжил. Он уже не соответствует веяниям времени.

Вне зависимости от того, чем закончится РМ — простым ли разгоном, катастрофой или «факельным шествием», после него национальное движение уже не сможет быть таким, как прежде.

За последние полгода мы прошли ряд очистительный кризисов. Полемика между имперцами и националистами, между «православными» и «этнонационалистами» выявила болевые точки уходящего национализма.

Думаю, пора закрыть его страницы. Он славно потрудился и многое дал. Мы начнём эпоху нового национализма с чистого листа. Возможно, новый национализм следует назвать младорусским. Младорусский национализм будет — гражданским, либеральным, демократическим. Он даст ответ на национальный запрос русского народа. Как в точности он будет сформулирован — вопрос не одной, а многих статей. Но так будет.

Кризис вокруг Русского марша станет очистительным. Он уже позволил разобрать завалы, копившиеся десятилетиями. РМ-2006 открывает в истории русского национализма новую, чистую страницу.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter