Политические итоги 2004 года

20 декабря в конференц-зале Института национальной стратегии (ИНС) прошел круглый стол на тему "Политические итоги 2004 года". Заседание было организовано редакцией АПН (главный редактор Михаил Ремизов, редактор информационного отдела Павел Святенков и редактор аналитического отдела Юрий Солозобов) совместно с вице-президентом ИНС Виктором Милитаревым.

В обсуждении политических итогов года приняли участие философ Александр Неклесса, заместитель главного редактора журнала "Космополис" Борис Межуев, философ Вадим Цымбурский, председатель "Партии России" Юрий Крупнов, член фракции "Родина" Сергей Пыхтин, доцент РАГС Михаил Мизулин, политический обозреватель Сергей Доренко и политолог Егор Холмогоров, главный редактор газеты "Спецназ" Константин Крылов и главный редактор "Нового Мира" Андрей Василевский, обозреватель газеты "Завтра" Владимир Винников, философ Аркадий Малер и другие.

На круглом столе самые острые дискуссии развернулись по трем основным темам: отношение к путинскому режиму, алгоритмы бархатных революций/контрреволюций и возможные механизмы мобилизации общества и самих интеллектуалов. Наиболее радикально позиции выступавших разошлись по вопросу характеристики существующего политического режима. Одну точку зрения сфокусировал Виктор Милитарев , в отличие от "абсолютного зла Ельцина" считающий Владимира Путина не "относительным злом", но проводником скрытой народной политики и борцом с нефтегазовым олигархатом. Диаметральную позицию выразил Вадим Цымбурский, для которого "путинщина" является примером "самого оголтелого либерализма". Резко критикуя "людоедскую социальную политику" самых последних лет, философ назвал Путина "президентом 13%", тех самых 13%, что образуют Корпорацию "Утилизаторов Великороссии".

Руководитель Византистского Клуба "КАТЕХОН" Аркадий Малер определил три стратегии поведения интелектуалов по отношению к режиму. Первый состоит в том, что интеллектуалы пытаются влиять на позицию существующей власти, чем, по мнению философа, и занимается сайт АПН. Пусть это влияние во многом демонизируется  или мифологизируется, но влиять надо всегда и до конца. Второй вариант -это необходимая интеграция интеллектуалов во власть разными способами, о чем неоднократно заявлял, например, Виктор Милитарев. Третий, наиболее верный по мнению Малера, путь заключается в том, чтобы не ослабляя влияния на этот режим, планомерно готовить альтернативные центры власти. По мнению участников стола, концептуальный выход из сложившейся в обществе ситуации — это интелектуальная консолидация, без которой невозможно осуществить национальный реванш.

При обсуждении итогов бархатных революций и механизмов их осуществления на постсоветском пространстве также прозвучали различные мнения. От темпераментной и яркой революционной апологетики Сергея Доренко  до более сдержанных точек зрения Бориса Межуева и Юрия Крупнова, считающих что Россия, как целостная страна и мировая держава, сегодня просто может не выдержать новой революции. Важная ремарка прозвучала в речи Сергея Пыхтина. Он считает, что любой постсоветский режим планомерно ведет дело к распаду России (по примеру исторических трех разделов Польши), но отметил, что существующий политический кризис должен "осмысляться и решаться в терминах конституционного процесса". Это тем более важно, что в последнее время стремление власти пересмотреть Конституцию без учета мнения общества прослеживается достаточно открыто.

Анализируя схему "оранжевой революции", ряд выступающих отмечал, что взять власть в стране несложно, достаточно навести хаос на пять дней. Но для ответственных политиков главным является вопрос удержания власти, и он требует наличия субъекта национального действия. Вокруг этой темы развернулась еще одна значимая дискуссия. Известный философ Алесандр Неклесса отметил угасание всех видов энергии (социальной, религиозной, этнической…) в российском обществе и выразил определенное сомнение в действенности механизмов мобилизации общества.

Противоположную точку зрения выразил Константин Крылов, обративший внимание на накопившийся потенциал национального протеста. Он почеркнул, что "так называемое качество антропологического материала тех, кто начинает дело, не имеет особого значения". Например, большевиков прямо перед революцией тоже никто не считал за серьезных политиков. Крылов не исключил, что "какая-нибудь мелкая и очень незаметная политическая партия может быстро стать весьма значительной силой". На его взгляд, проблема "субъекта действия" должна рассматриваться не метафизически, а функционально, и ощущение иссякшей социальной энергии может смениться на прямо противоположное за счет сознательно конструируемых опытов коллективного успеха.

О своих ощущениях наступающего политического кризиса говорили многие участники дискуссии. Павел Святенков отметил, что к политическим катастрофам  в этом году добавлись катастрофы символьные, которые ничуть не менее значимы с точки зрения сохранения единства страны. В уходящем году российские гражданские ритуалы были частично осквернены, а частично демонтированы самой властью. Тем самым, у "дорогих россиян" почти не остается точек для консолидации даже на символическом уровне. Тему исчерпания символьного ресурса власти затронул в своем выступлении политолог Егор Холмогоров. Он привел в качестве примера политическую агитку года - фильм "Личный номер, где образ Путина подан в крайне пародийном виде. У многих экспертов также сложилось впечатление, что властный аппарат постепенно дистанцируется от действующего президента.

Итоговую рамку дискуссии подвел философ Михаил Ремизов. На его взгляд, и бархатные революции, и другие происходившие в уходящем году деструктивные процессы включены в более широкий кризис легитимности. Это не кризис легитимности власти, а кризис государственности, как таковой, на всем постсоветском пространстве, который связан с отсутствием государствообразующего субъекта.

Все основные сюжеты уходящего года - отношение власти и оппозиции, терроризм и кризис плебисцитарной демократии были связаны с главным вызовом. На страницах АПН эта проблема раскрывалась в темахнепризнанных государств и статьях, посвященных кризису постсоветских режимов. По мнению Ремизова, непризнанные государства” являются тестовым пунктом в вопросе о том, кто компетентен признавать и деконструировать суверенитет в международных отношениях. Проблема кризиса легитимности на постсоветском пространстве является ключевой как для понимания механизмов конструирования бархатных революций", так и для создания надежных средств защиты.

Наиболее интересные выступления участников круглого стола готовятся к публикации на нашем сайте.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter