Как далеко мы вообще готовы отступать?

В самом начале «специальной военной операции» на Украине моя знакомая, которая провела там всё детство и юность и, конечно, знала Украину гораздо лучше, чем я, говорила мне, что у неё плохое предчувствие. Она говорила, что нельзя вести себя так легкомысленно-добродушно с людьми, которых десятки лет учили относиться к тебе с презрением и ненавистью. Что такое поведение неадекватно ситуации, и мы в России не понимаем, что такое Украина. Помню, как, пытаясь успокоить, я ответила ей, что Россия не проиграет, если только не будет внутреннего предательства. И в то время я значительно крепче верила, что его не будет.


Но не стану сейчас развивать эту тему. Более всего меня интересуют люди, находящиеся на занятых Россией территориях. Люди, которым говорили, что Россия здесь навсегда, и которые видят, как Россия уходит из мест, куда «пришла навсегда».


Дело не в самом слове «навсегда» -- действительно навсегда ничего не бывает, – а в том, что люди всё же вправе ожидать от него некоторой протяжённости и надёжности. Как мы теперь можем убедить людей в том, что наше «навсегда» имеет протяжённость и надёжность? Сейчас мы ушли «всего лишь» из Харьковской области – и там уже начались украинские репрессии против согласившихся работать по российской программе учителей и просто лояльных России людей, которые теперь будут подвергаться преследованию, вплоть до опасности их жизни. Но ведь осталось ещё много такого, что можно сдать, и что от нас непременно будут требовать сдать.

 

Сейчас мы уверенно говорим, что не сдадим Херсонщину, не сдадим Запорожье (и уж конечно не сдадим ЛДНР и Крым!) – но в действительности это будет зависеть от странных и непонятных планов в голове у руководства страны, и я не буду даже пытаться сделать вид, что знаю эти планы.


Давайте всё же предположим, что есть план удержать эти территории – на что я лично очень надеюсь и чего желаю. Давайте будем исходить из этого. В таком случае что необходимо сделать срочно для того, чтобы наше «навсегда» обрело плоть?

 

Я не вижу никакого другого выхода, кроме как срочно (и да, без референдумов, которые в сложившихся условиях невозможны) специальным и чрезвычайным указом принять эти территории в состав РФ и подходить к их обороне так же, как к обороне территории РФ. На мой взгляд, это единственное, что ещё может вселить в людей некоторую уверенность, что завтра их не постигнет судьба изюмских, купянских, волчанских сторонников России.

 

Возражение, что это "противоречит международному праву", я не буду даже обсуждать: международное право лопнуло, его больше нет (фактически, его нет с развала СССР и образования одного мирового гегемона). 

 

Если мне скажут, что это безответственно, ведь войска РФ действительно могут быть выведены с этих территорий, -- это лишь подтвердит, что таково вероятное намерение. Но в этом случае можно предположить и нечто худшее: отсутствие понимания, как далеко мы вообще готовы отступать.

-- «Только из Херсонщины и Запорожья, ведь им никто ничего не обещал»? Уже ложь: обещали, и тот же Северо-Крымский канал Крыму обещали.

-- «Из ЛДНР, ведь это не Россия»? А как же «наша главная цель – защита Донбасса»? Как же многие тысячи отданных жизней?

-- «Из Крыма»? Стоп-стоп, но ведь Крым – это уже сама Россия!.. Да, но ведь наш враг на этом не остановится.

 

И что самое интересное: чем больше «нероссии» мы отдадим на том основании, что это не Россия, – тем труднее нам будет потом защищать Россию в границах РФ. И я имею в виду не только территориально, хотя Крым без наземного пути будет, что совершенно очевидно, гораздо более уязвим. Кроме того, хорошо помню, что обстрелы Курской и Белгородской областей начались прямиком вслед за тем, как мы показали «жест доброй воли» и вывели войска из северо-восточной Украины.

 

Территории очень важны. Но дело не только в территориях, но и в людях. Защищать «уже саму Россию» будет труднее на фоне деморализованности людей из-за отступлений. И из-за потерянного времени. Но перед темой потерянного времени я немею, мне нечего добавить к тому, что, думается, очевидно каждому.

 

Казалось бы: набившая оскомину банальность про «позор и войну». Но эту банальность так никто и не опроверг, и в исторической рулетке нам может выпасть шанс стать ярким примером, который её подтверждает.

 

 

Правило «своих не бросаем» родилось не из одного только благородства, но и из прагматики тоже. Оно вселяет в людей уверенность, что то, что они делают, имеет ценность. Что они – часть чего-то большого и общего. А ведь за это люди и воюют – за что-то большое и общее. Только это может иметь смысл достаточный, чтобы заниматься таким делом, как война.
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter