Освобождение от кабалы идёт туго

К 1990-м годам мы попали в кабалу Западу. Теперь силимся освободиться, но дело идёт туго. Правда, есть одно отличие по сравнению с прежним закрепощением и «освобождением» 1861 года. Крестьяне были готовы служить православному государству и дворянству при условии, что царь с его людьми вершат русское дело и не роднятся ни с агарянами, ни с «богохульными умами» Запада. Народ стремился к возрастанию гражданской свободы при сохранении сцепки русских сословий под самодержавным скипетром Третьего Рима. Крестьяне, чувствуя, что не Конституция несёт благо, а мать сыра земля, говорили элите: «мы ваши, но земля наша».

 

Верхи народа не услышали, поступив по-западному умно, но бездушно. Крестьянам сказали: «живите сами по себе». Дворянство, поражённое франкофилией, англоманией и «баден-баденством», стало «по закону» избавляться от креста служения народу. Отмщение за отказ от соборности стало неизбежным. Поэт А. Блок верно сказал об этом бесчестии «без креста» («…пути не знают своего»). Устранив общественное единство в 1861 году, оставалось только ждать предрешённого этим 1917 года.

 

Отмщение со стороны народа, ждавшего двести лет возрождения русского стиля и не дождавшегося, привело к торжеству новой власти, отчасти правой отрицательно, сокрушая гниль и застой, но неправой положительно: «белый» космополитизм был заменён таковым же «красным». В итоговом балансе русофобия только возросла. Сталин придержал её поступь, ударив по «пламенным революционерам», но не сумел удержать полит-класс от сползания к либеральному западничеству «дубль два». Либеральная «вольтеро-кантовская мама» произвела на свет марксистов, в её лоно они и вернулись после неудачи экспериментального переформатирования России и мира. Это обернулось новым добровольным закрепощением Западу, совершённым «перестройщиками». Другой веры у них не было.


Возвратиться душою на Русь «красные» не могли в силу «национальной кастрированности» самосознания: достаточно вспомнить Н.С. Хрущева и его продолжателей. Сначала они были ленинцами «против Сталина», затем – любителями «молодого Маркса» против Ленина, наконец, «либерально побелев», стали ударять кантовским глобализмом и индивидуализмом по Марксу, хоть тот и был последователем революционной диалектики именитого кёнигсбержца, предписывавшей во имя «всемирной свободы» «бить, бить и бить» по традиционным народам с их «деревенским идиотизмом». А.Н. Яковлев, Е.Т. Гайдар и всё наше «новолиберальное» общество потому и не могло критически оценить «глубины сатанинские» своей измены, что душою находилось внутри западнической системы координат, в которой один девиз: «долой естественное, да здравствует всё искусственное!» Вот и восславляются люциферианские практики, от богоборчества до содомии, под видом «прогресса межличностных отношений». Прав был В.М. Шукшин, напророчивший появление нового «мудреца», согласного с «крайнебесовскими тенденциями современности».

 

Куда же В.В. Путину податься при таком наследии, висящем на государстве тяжестью неимоверной? Воззрение, что «свет идёт с Запада» укоренилось. Трудно совершить давно назревшее внутреннее отвращение от него, без которого невозможно Русское возрождение. Здесь задача, которую надо решать, взяв за образец энергию и целеустремление Иоанна Грозного, Петра Великого, Екатерины II, Столыпина, Сталина, совокупив всё положительное, рождённое русской политической традицией, главный принцип которой гласит: «не формы, а люди важны». Надо искать и находить достойных, чтобы они были не исключением в верхах, как сейчас, но правилом ради господства на политическом Олимпе соборного Путина–Лимонова, а не коллективного Чубайса–Кудрина.

 

Пока же мы остановились посередине, вернув Крым, но испугавшись возвращения домой семимиллионной части Новороссии. Мы провозгласили курс на возрождение самостоятельного народного хозяйства («импортозамещение»), но оставили в правительстве прозападный правящий «финансово-экономический блок», саботирующий восстановление спасительной автаркии России, наличие которой – условие существования русской вселенной. Ведь наше отечество не страна в привычном смысле, а некая космическая единица.

 

Укоренившийся дух противоестественного самозакрепощения, которое доле терпеть невозможно, заставляет во многом подражательный полит-класс привычно умолять Запад считать нас своими. Сегодняшняя мантра, по сути, такова: «Крым наш, но мы ваши». Как же иначе объяснить коллективный плач о «Юго-Востоке Украины»? Эти слова – ложь. Новороссия – это часть Великой России, а не доля придуманной большевиками «Украины» во имя фантазма «мировой революции». Утопии не состоялось, почему же мы стесняемся принять к себе свой же народ, вернувшись в естественное состояние? Сколько ещё русской крови суждено пролиться, чтобы верхи, наконец, решили окончательно вернуться душою на родину из лондонско-парижско-берлинского ментального самопленения? Сколько надо ещё повторить себе для вразумления тютчевское: «как перед ней ни гнитесь, господа, вам не снискать признания Европы»?

 

Запад тогда нас уважает, когда мы стоим во весь рост, молча делаем своё дело и не холопствуем. Да, дело это вселенских размеров, как дума Бога о России. Ни в коем случае нельзя снимать с себя этот крест избранности к «глубокому удовлетворению» завистливых Бжезинских. Русь не имеет права стесняться величия своих судеб. Крым показал, чего может достичь верховная власть, когда она ведёт себя народно, а не плаксиво-заискивающе, прижимаясь к западному сапогу, пинающему нас именно тогда, когда мы начинаем расшаркиваться перед Западом.

 

Владимир Владимирович, скажите мощное «быть по сему», как было сказано Крыму, чтобы русская звезда перестала скрываться за западническим гнилым туманом, который давно уже пора разогнать. Противоестественное самозакрепощение западнизму должно остаться в прошлом как неверно понятое русское смирение, уместное при общении с однородцами, но не с заблудшими, изменившими великому призванию Европы, этой бывшей страны святых чудес. Не там и не с теми мы искали соборного единения в прошедшие триста лет. Предсмертный завет Петра Великого, признавшего свою ошибку и собравшегося повернуться к Западу «обратным местом», должен быть, наконец, выполнен.

 

Этого не произойдёт, если дух народности не наполнит правдой все отрасли нашей политики, от военной до аграрно-деревенской, от образовательной до промышленной. Пока же Правительство не умеет даже поставить во главе министерства образования, ряда университетов и академических институтов начальство, любящее русизм по Пушкину, Тютчеву и Достоевскому. Поэтому сгорел ИНИОН, отданный во владение русофобу, деградирует гуманитарное образование, во многих местах захваченное прозападной грантократией, пестующей не учёных-патриотов, а весьма часто – русофобов бандеровского типа. Это очень опасный процесс в виду неизбежного перерастания количества в качество. Власть должна обрусеть, иначе она будет в очередной раз сметена историей, а великая страна получит новый удар, от которого она может и не оправиться.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter