Пророссийские фразы и американские неприятности Игоря Коломойского. Часть 1

Начнём с цитаты.

 

Украине пора забыть о Западе и вновь повернуться в сторону России. Люди хотят мира, а вы, — это было обращение к Америке, — принуждаете нас к войне и даже не даете нам на нее денег. Мы возьмем у русских 100 миллиардов долларов. Я думаю, сегодня они были бы только рады нам их выделить.

 

Так говорил Игорь Коломойский в интервью «Нью-Йорк Таймс» от 13 ноября.

 

Интересы личные и государственные

 

Многочисленные комментаторы обычно задавались вопросами, а почему и насколько всерьез все это сказано - особенно после того что было 2014-м году, когда Коломойский называл Путина «шизофреником, который может привести мир к катастрофе» и создавал добровольческие батальоны.

 

 Основных версий было две. Так, Петр Акопов во «Взгляде» пишет, что Коломойский

 

...хочет, чтобы они понимали, что на Украине давно раскусили их «хитрый план» (как можно дольше использовать Украину для сдерживания России бесплатно, чтобы потом не было обидно, когда придется ее «слить») и не собираются вечно быть пешкой в чужой игре.

 

Но куда больше говорилось, что Коломойский просто намерен пошантажировать Запад, чтобы тот расщедрился на деньги и прекратил ставить Киеву условия. Такую версию разделяет и набравший популярность в последние месяцы на Украине канал «Легитимный», который умно пиарит Зеленского и не критикует Игоря Валерьевича:

 

Игорь Коломойский должен сыграть роль для «Запада» плохого полицейского, а Зеленский на его фоне должен стать «хорошим полицейским». ИВК будет озвучивать все те токсичные месседжи, которые должны подталкивать Запад идти на компромиссы в переговорах с Украиной. Порой Западу надо напоминать, что Украина сдерживает «русский мир», а это стоит больших денег, за это надо платить – это президент сказать не может, особенно в той форме, как это ультимативно сделал ИВК. Для этого и нужен «плохой» олигарх.

 

В обеих версиях, однако, фундаментальный недостаток. Из них следует что Коломойский преследует украинские интересы, так как он их понимает. При этом вторая предполагает, что он ради этих интересов даже имиджем своим жертвует, приобретая пророссийскую репутацию, токсичную для Запада, который игры в двух полицейских не поймет.

 

Но Коломойский не раз доказывал, что думает, прежде всего, о собственных интересах. Поэтому любопытно взглянуть на эволюцию его отношения к России. Не за всё постмайданное время, а лишь за четыре с небольшим последних месяца.

 

Три непохожих интервью

 

Вернувшись после победы Зеленского в Украину, Коломойский стал невиданно публичным. Даже во время его губернаторства такого не было. Летом он дал три больших интервью. Ближе всего к сказанному для «Нью-Йорк Таймс» первое - журналу «Новое время» (опубликовано 4-5 июля). Там он называет войну в Донбассе внутренним конфликтом, не критикует Россию и призывает выполнять Минские соглашения.

 

А 6 августа появляется интервью РБК и там уже Коломойский говорит о российском вмешательстве в Донбассе и требует изменить Минские соглашения в ключевом пункте:

 

убрать изменение Конституции, заменить пятилетним переходным периодом особого статуса Донбасса.

 

И даже транзитных доходов от России ему не нужно:

 

Нам до задницы ваш газ. Вы нанесли нам уже столько вреда и ущерба, что еще на 3 млрд вреда — надо сжать зубы и пережить. Я считаю, что трубу вообще можно было бы закрыть и забыть.

 

А в интервью изданию «Цензор» (публикации 27 и 30 августа), Коломойский развивает идеи предыдущего. Он призывает включить Крым в Минские соглашения, а если Россия не уступит в Донбассе

 

начать экономическую войну, поднять вопрос, как металл, производимый на Донбассе, продается на экспорт, как Россия участвует в подделке сертификатов.

 

Тогда как

 

Америка -- это светоч демократии, это опора мира.

 

В госдепе видят желтые флажки

 

То есть: прежде чем, в ноябре возжелать обниматься с Россией, Коломойский за два с лишним месяца проделал явную антироссийскую эволюцию. Поэтому его заявления «Нью-Йорк Таймс» логично считать следствием того, что происходило с ним осенью.

 

А происходило следующее.

 

13-15 сентября в Киеве состоялся очередная конференция так называемой Ялтинской европейской стратегии (сокращенно YES), ежегодный международный форум, который с 2004 устраивает самый евроинтегрированный украинский олигарх Виктор Пинчук. Именно юристы Пинчука в ходе его тяжбы с Коломойским, длившейся в Лондоне в 2013-2016, вбросили в западные СМИ информацию о причастности Игоря Валерьевича к заказным убийствам на родине. Но итогом лондонского процесса стало мировое соглашение, и сейчас Коломойский пришел на YES, фотографировался с Пинчуком и говорил, что у них вечный мир.

 

Но не всем этот приход понравился.

 

14 сентября известный британский эксперт украинского происхождения Тарас Кузьо записал в «Твиттере»:

 

Американский посол (на самом деле поверенный в делах – Б.Г.) Тейлор сбежал с устроенного Пинчуком в рамках YES ланча сразу после того, как туда пришел Коломойский.

 

Правда, нигде больше о подобном демарше Тейлора не приходилось читать. Видимо всё же приход Коломойского на ланч стал для прочих гостей не таким шоком, как приход толстовской Анны Карениной в оперу. Но вряд ли Кузьо это всё придумал. Отношение Соединенных Штатов к Коломойскому стало очевидным по публикации показаний американских госчиновников в рамках расследования по делу об импичменте Дональда Трампа.

 

Да и без этих свидетельств было ясно, что американский истеблишмент беспокоится по поводу возможного влияния Коломойского на Зеленского и опасается возврата олигарху национализированного в конце 2016 Приватбанка как доказательства этого влияния. Однако с этой публикацией стали понятны уровень этого беспокойства, мнение американцев о динамике влияния Коломойского и предлагаемые меры противодействия.

 

Так, специальный советник по Украине Госдепа и Совета нацбезопасности Кэтрин Крофт сказала:

 

Я думаю, до середины сентября мы были твердо уверены в том что Зеленский искренне утверждает что предан борьбе с коррупцией и останется независимым от Коломойского. Но появление Коломойского на конференции YES в середине сентября, в сочетании с не столь сильными как хотелось бы сигналами относительно будущего Приватбанка, думаю стали желтыми флажками для всех, кто следит за политикой Украины.

 

Поверенный в делах Уильям Тейлор не упоминал о YES, но сказал:

 

Коломойский наращивает влияние. И в связи с этим я несколько раз очень ясно выражал озабоченность президенту Зеленскому и его команде.

 

А бывший спецпредставитель США Курт Волкер также говорил о росте влияние Коломойского который он видел например в произошедшей в сентябре оставке секретаря СНБО Александра Данилюка:

 

Коломойский вернулся на Украину, давал интервью СМИ, играл очень заметную публичную роль и вопрос Приватбанка, еще не решен окончательно. Также есть фотография встречи Коломойского с Зеленским в офисе Зеленского обнародованная президентской администрацией. Это прозрачно, но все равно плохой знак. Думаю, Данилюк ушел по всем этим причинам.

 

В другом месте Волкер говорит:

 

Коломойский становится все заметней на Украине. А у Зеленского ограниченное окно возможностей, чтобы взять в свои руки бразды правления, провести реальное законодательство, продвинуть фундаментальные реформы в различных сферах и победить коррупцию. Если он не сделает этого за первые 3-6 месяцев, то он, вероятно, потеряет парламентское большинство, после чего вряд ли сможет много сделать.

 

А в предоставленной конгрессу переписке Волкера в мессенджере есть датированное 4 июля сообщение о встрече с Зеленским, которое адресовалось тогдашнему заму главы АП, ныне министру иностранных дел Вадиму Пристайко и касалось подготовки встречи двух президентов. В частности Волкер писал:

 

Я хотел, чтобы он знал: мы поддерживаем заявленную им приверженность реформам, но на самом высоком уровне озабочены , чтобы он повел себя проактивно в отношении Коло<мойского> и реально осуществлял реформы, о которых он говорит. Я с глазу на глаз говорил с ним о Джулиани и его воздействии на Президента.

 

То есть доказательное отмежевание Зеленского от Коломойского стало предпосылкой встречи Трампа с президентом Украины.

 

Причем во всей массе показаний в рамках дела об импичменте, я не нашел свидетельств озабоченности Трампа каким-либо другим украинским деятелем. О Коломойском ему было кому говорить. Так, бывший специальный помощник президента и старший директор по России Совета национальной безопасности Фиона Хилл говорила, что она и другие, не названные ей аппаратчики советовали президенту не спешить со встречей с Зеленским, пока не прояснится состав правительства и степень влияния Коломойского.

 

(Окончание следует)

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter