Украина: Комедиант вместо кондитера

Петр Порошенко не останется президентом Украины. Об этом говорят предварительные данные двух национальных экзит-поллов. Да он проходит во второй тур, набирая по одному из них 17,8%, а по другому18,6%. Тогда как у лидера, шоумена и артиста Владимира Зеленского соответственно 30,4% и 30,7%. Какие из этого следуют выводы.
 
1. Отрыв Зеленского заметно больше, чем прогнозировали все соцслужбы. И еще больше, чем давало более тонкое моделирование выборов. Например, Михаил Погребинский которого невозможно обвинить в симпатиях к Петру Порошенко, в субботу вечером в «Фейсбуке» предполагал первое место Зеленского с отрывом в 1-3%. Такой прогноз основывался, во-первых, на том, что избиратели Зеленского, среди которых очень велика доля молодежи, менее мотивированы голосовать, чем остальной электорат. 
 
Во-вторых, предполагалось, что фактор не определившихся или отказавшихся говорить о своем выборе избирателей не сыграет роли, ибо симпатии не определившихся должны распределиться так же, как и остальных. Такой прогноз делался по косвенным признакам, например, по геополитической ориентации не определившиеся.
 
Но столь серьезные аргументы не оправдались. Реальная явка оказалась заметно выше ожидаемой. По сравнению с парламентскими выборами октября 2014 (с президентскими, имевшими место в совсем ненормальной ситуации мая 2014, сравнивать будет некорректно) наибольший рост явки произошел на Юго-Востоке, где Зеленский по социологии больше всего опережал Порошенко. Впрочем, голосовали не столько за него, сколько против действующего президента. Думаю, не оправдался прогноз Погрбеинского и потому, что в ходе экзит-полла (и самого голосования) избиратели откровенней, чем при опросах. Соцопросы делаются либо на дому, либо по телефону, то есть респонденты понимают, что их персональные данные при желании окажутся доступны. А в современной европейской Украине не все рискнут так откровенно высказать свои симпатии, как в менее европейские времена Кучмы Ющенко и Януковича. То есть уровень реальной украинской демократии недостаточен для того, чтобы давать достоверную социологию, но еще достаточен для смены власти
 
2. Масштаб отрыва Зеленского при доказанном социологией громадном антирейтинге Порошенко предопределяет его победу во втором туре. Занявшие третье и четвертое места Тимошенко и Бойко строили свою кампанию на критике Порошенко и не могут заявить о поддержке президента, тем более что им его победа не нужна. Но этот же масштаб делает для лидера не обязательными договоренности с ними - они не подкрепят имидж Зеленского как человека, не связанного со старой властью. А большая часть электората и Тимошенко и Бойко, и большинства прочих кандидатов все равно должна перейти к нему – это видно по соцопросам. 
 
Теоретически у Порошенко есть шанс, если он докажет непрофессионализм Зеленского, и его разочарованный электорат просто массово не придет на выборы. Действительно, как показывает социология, избиратель голосовал за него лишь как за приятную личность, за человека, не связанного со старой властью. Однако электорат имеет смутное представление о том, как кандидат намерен решать основные политические и экономические проблемы страны. Месседжи Зеленского на этот счет были размытыми и – в отличие от его сценического образа – скучными. Но не Порошенко и его команде доказывать этот непрофессионализм. Голосование показало, что неприятие его власти сильнее всех аргументов против его соперников. Есть критическая масса избирателей, для которой Зеленский не просто меньшее зло, чем Порошенко, а то зло, за которое непременно надо проголосовать, чтобы покончить с властью действующего президента.
 
Не исключено, хотя и маловероятно, что лидер наделает между турами столько глупостей, что Порощенко сократит разрыв. Но сокращение не позволит президенту переизбраться за счет фальсификаций, поскольку при таком отставании админресурс закономерно даст сбои. Напротив, не получится то, что получалось в первом туре. Частичная переориентация админресурса на победителя делает нереальными и более экзотические варианты сохранения у власти действующего президента - например с обострением обстановки в Донбассе и военным положением. На последнее также не дадут санкции ни Вашингтон, ни Брюссель
 
3. Кандидат обломка «Оппозиционного блока», который декларировал дружбу с Россией и поддерживался Москвой (Юрий Бойко), получил заметно больше, чем кандидат от другого обломка этой партии, который имитировал борьбу за мир, а на деле хотел сохранить власть Порошенко в интересах своего хозяина Рината Ахметова (Александр Вилкул). Это показало, что сигналы из Москвы влияют на украинского юго-восточного избирателя сильнее, чем деньги Ахметова. А ведь Вилкул по затратам на рекламу уступил лишь Порошенко с Тимошенко, обойдя Бойко в два с половиной раза.
 
Да, успех Бойко достаточно скромный. Но его результат опроверг прогноз известного шведско-американского эксперта Андерса Ослунда. Автор, которого в США и Европе настоятельно рекомендуют цитировать в научных публикациях, написал на сайте Атлантического совета о том, что поездка кандидата вместе с Виктором Медведчуком в Москву не отразится на его рейтинге. Но согласно социологии, именно после этого визита рейтинг Бойко подскочил и он безоговорочно выиграл спор за четвертое место у министра обороны времен Ющенко Анатолия Гриценко. 
 
4. Выигрыш России от смены президента на Украине - это пока очень абстрактная возможность. Голоса за Порошенко - это доказательство того, что почти каждый пятый избиратель страны верит, что Украина побеждает Россию в нынешнем конфликте. Но голоса за Зеленского – это доказательство того, что война переведена в приемлемый для общества формат. Ведь он стал лидером за счет голосов молодежи, особо не касаясь темы Донбасса, хотя теоретически молодых избирателей она должна волновать больше всего – вдруг их в армию мобилизуют. Но Украина обходится контрактниками и молодежь спокойна.
 
Да Зеленский сделал себя имя как русскоязычный артист, а в вышедшем накануне выборов новом сезоне сериала «Слуга народа», националисты показаны откровенно издевательски, и проводится мысль «неважно на каком языке ты говоришь». Но это кино, а в реальности, когда у штаба Зеленского издание «Европейская правда» пыталось выяснить как он будет решать проблемы с Венгрией, там честно ответили, что понятия не имеют. А ведь надо всего-то не закрывать венгерские школы, как предполагает закон об образовании. Но сказать о том, что такие школы не закроют там не осмелились. Ведь тогда подумают, что и русские школы при Зеленском останутся.
 
К тому же лидера гонки принято считать кандидатом олигарха Игоря Коломойского. За этим именем в России тянется шлейф ассоциаций с добровольческими батальонами националистов и тому подобными вещами. Эти ассоциации совершенно правильные, но Коломойский к ним не сводится. Так, когда в конце прошлого года журналистка Соня Кошкина, спросила его, как же возвращать Донбасс на Украину, он ответил, что надо говорить с той фактической властью, которая там существует, то есть с ДНР и ЛНР. Кстати, близкие к Коломойскому деятели говорили то же самое и в 2014 и в 2015. Но для современной Украины, где уже больше года законом признано, что это территории, оккупированные Россией, такая идея – преступная ересь. Из рейтинговых участников предвыборной кампании за такие переговоры высказывался лишь Юрий Бойко. 
 
Не хочу создавать олигарху позитивный имидж. Им движет не борьба за мир, а собственный интерес. Ведь автономия Донбасса запустила бы реальную украинскую децентрализацию, при которой Коломойский легко стал бы хозяином Днепропетровской области, ну а в итоге вся Украина оказалась бы поделена на подобные вотчины. Такой феодализм, конечно, отнюдь не та федерализация Украины, о которой мечтают в Москве, но подобная система все же учитывала бы многообразие страны и вообще была бы несравненно гуманнее той монолитной антироссийской Украины, которую создают Вашингтон и Брюссель. А ведь ни один американский или европейский государственный деятель, в отличие от коррумпированного олигарха Коломойского, не призывал Киев к прямым переговорам с ДНР и ЛНР. И понятие «оккупированные территории» сначала утвердилось на уровне документов ПАСЕ и Европарламента, а затем уже перешло в украинское законодательство. 
 
Но сам Зеленский-то не говорит о таких переговорах. А в ходе кампании в его команду вошли экс-министр экономики Айварс Абромавичус, экс-министр финансов Александр Данилюк, и депутат-антикоррупционер Сергей Лещенко. И о прямых переговорах, конечно можно будет забыть, если ближе, чем Коломойский, к нему окажутся эти любимцы Запада. Кстати, сразу после голосования Зеленский сказал, что готов приблизить к себе и Саакашвили, который «защищает Украину в Европе».
 
5. Победа Зеленского – это, конечно, сохранение майданного режима. Но в рамках режима возможны вариации. Например, можно допускать, что уровень политических репрессий снизится, например сотрудничество с российскими СМИ перестанет влечь за собой статью о государственной измене. Но хотя уменьшить репрессии заметно проще, чем урегулировать конфликт в Донбассе, такой сценарий отнюдь не обязателен. Ибо эти деяния порождены не одной прихотью «бандеровцев», которые, дескать, пришли к власти в Киеве. Ведь смысл упомянутой статьи Ослунда о поездке Бойко с Медведчуком в Москву отнюдь не в оценке влияния этого визита на президентские рейтинги, а в риторическом вопросе, завершающем текст: «Если это не измена, то, что тогда?». 
 
И для меня несомненно, что за каждым делом об измене родине в отношении украинских журналистов, стоят аналогичные, только непубличные вопросы со стороны советников Киева из числа американцев, немцев, англичан, датчан «и разных там прочих» соотечественников Андерса Ослунда. 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter