Убийство Нины Гулевич - время идёт, и ничего не происходит

Редакция АПН по внутренним техническим причинам задержала эту публикацию. Однако, прошло больше месяца, а ситуация с расследованием смерти Гулевич так и не поменялась. По нашим сведениям не было возбуждено ни уголовное дело по факту нападения на неё, ни уголовные дела по фактам преступного бездействия со стороны разнообразных дербентских начальников и оставления больного в опасности со стороны местных медиков. Должностные лица города Дербента напрасно думают о том, что эту ситуацию удастся замести под ковёр. Мы не собираемся убирать с неё своего внимания и будем требовать расследования этих преступления и наказания виновных.

 

23 октября СМИ и новостные каналы Дагестана начали массовый вброс искаженной информации, тем самым озвучив свою окончательную редакцию разыгравшейся в Дербенте трагедии.

 

Выглядит она так - «22 октября СМИ распространили информацию о смерти Нины Гулевич в приюте для бездомных. Сообщалось, что в сентябре и октябре женщина поступала в медучреждения Дербента. Позже она была помещена в махачкалинский приют для бездомных, где через некоторое время скончалась. По данному факту СК начал доследственную проверку, которая должна выявить обстоятельства произошедшего», — отметил Темирбеков».

 

Следком Дагестана, давайте я вам расскажу обстоятельства? Как на глазах у щедрых и лучезарных жителей Дагестана умирала молодая женщина? Мучительно и долго умирала. А всем было наплевать! Она же бомж, денег нет, сиречь отблагодарить не сможет.

 

Нина Гулевич была старше своего мужа. Она русская, он табасаранец. Она любила без памяти, а он ловко разрешал себя любить. Она готова была работать 24/7 чтобы дома был уют, тепло и покой. И работала. И окружала заботой и нежностью. Но она же не табасаранка, она инородка, его семья ее проклинала истово. Ненависть зашкаливала. Свекровь клялась извести ее с этого света. Сестра мужа пошла дальше-«Ты мразь, ты шлюха, чтобы ты сдохла, он не любит тебя, он живет с тобой из жалости и ждет когда ты подохнешь! Тебе уже один раз нож к горлу приставляли? Следующий раз тебе его в сердце воткнут, мама приедет с людьми и тебя разнесут вообще, не останется ничего»! Аудио запись, которую я сейчас цитирую, была сделана сестрой мужа незадолго до смерти Гулевич, в формате голосового сообщения. [Запись имеется в распоряжении редакции АПН. ]

 

И когда Гулевич нашли белым днем в сквере рядом с ж/д вокзалом Дербента в бессознательном состояние, со следами множественных побоев и травм, первая мысль, которая пришла в голову - это обещанная расправа.

 

Полгода назад наша героиня перенесла замершую беременность. Чистку сделали неудачно, занесли инфекцию. Женщина так и не смогла оправиться после этого. Каждый вечер температура до 40, анемия, головокружение, межреберная невралгия и кровотечение из носа стали ее постоянными спутниками. Работать женским таксистом она уже не могла. И тогда работать пошел муж. Он каждую ночь уезжал на заработок и потом весь день спал. Денег при этом как не было, так и не было. И вот в один прекрасный день он не вернулся, его задержали сотрудники полиции по ст. 228 УК РФ. Употребление наркотических препаратов.

 

И вдруг эта несчастная женщина, ради любимого мужа бросившая Питер и принявшая ислам стала никому не нужна. Мигом образовался вакуум. Только несколько ее подруг были рядом. Беда не приходит одна. После ареста мужа квартирный хозяин выставил во дворе ее вещи, мебель и домашний скарб со словами-ты здесь больше не живешь!

 

Больной человек в середине сентября оказался на улице без крыши над головой, без денег и без родных людей, способных подставить ей плечо.

 

Машина, на которой она работала водителем была приобщена полицией как вещественное доказательство к материалам уголовного дела. Родственники мужа - радовались как дети.

Сдохни-сдохни-сдохни……

 

Она начала стремительно худеть, буквально за несколько недель из женщины среднего телосложения превратилась в высохшую мумию. Она голодала, озноб не проходил никогда, некуда было спрятаться от дождя и холода. Шатаясь от слабости, она ходила по городу в поисках хоть какого-нибудь заработка, пусть случайного не важно-главное купить стакан чая и кусок хлеба. И вдруг она пропала. Друзья искали ее, звонили, но номер был вне зоны действия сети.

 

И вот в пятницу, 12 октября Нина, или то, что от нее осталось была найдена без сознания в сквере. Люди вызвали скорую, в надежде помочь несчастной и спасти ей жизнь. Врачи скорой, однако госпитализировать женщину без сознания отказались, сделали на улице укол и уехали. Почему спросите вы? А потому, что таких пациентов не лечат в больницах. Такие пациенты не имеют права на жизнь в солнечной и гостеприимной республике. Такие пациенты не радуют глаз, не вызывают жалости, и сострадания. Она была уже на последнем издыхании, вся избитая и грязная. От нее пахло нечистотами и медики брезгливо отводили глаза.

 

Наряд полиции все-таки привез ее в городскую больницу Дербента, и на каталке Нину завезли в приемный покой. Она была в полубессознательном состояние, говорить и ходить уже не могла совсем. За месяц, за один лишь месяц человек превратился в живой труп


Но таких пациентов не лечат в больнице, к ним не испытывают жалости врачи и медсестры, такие пациенты должны умирать, тихо-тихо как мышки, умирать и исчезать, не мешая достойным и уважаемым людям исполнять свой врачебный долг. В больницу умирающего человека, со следами насилия на лице и теле так и не приняли. Ей было отказано даже в такой малости.

 

Сдохни-сдохни-сдохни.

 

Ее отвезли в дом престарелых Дербента.

 

Почему ее поместили туда, чье это было решение, кто отдавал указания?

 

Начальник соцзащиты Дербента Терещенко Л.В. так описала происходящее – «К нам поступил звонок из приемного отделения больницы, по поводу неизвестной женщины, поступившей в больницу со следами увечий. Женщина ничего не смогла объяснить она уже была лежачей. И не могла говорить. Медики отказались даже её помыть. Затем наши специалисты помыли женщину, поменяли ее одежду и так, как у нас нет специального приюта было принято решение отправить женщину в Махачкалу в специализирующую организацию. Через несколько дней женщина в приюте для бездомных скончалась». Людмила Васильевна Терещенко, не через несколько дней как говорите вы, а менее чем через сутки 38 летняя женщина умерла.

 

Работники дома престарелых, куда привезли из больницы Нину, ее раздели и поскольку она не могла стоять, прям в каталке начали мыть. Позже работники шепотом рассказывали друг другу что Гулевич была с ног до головы покрыта гематомами и синяками. На голове дыра, зашитая обычными швейными нитками через край вместе с прядью волос, на теле ожоги от сигарет.

 

Но никто не вызвал полицию. Никто не вспомнил о необходимости информировать органы внутренних дел о подобных случаях. Всем очень хотелось как-то побыстрей и незаметно избавиться от этого никому не нужного существа и забыть.

Сдохни-сдохни-сдохни.

 

Спустя пару часов лежачую больную, в сумеречном состояние, не говорящую, неспособную самостоятельно даже есть выпихнули из дома престарелых в Махачкалу.

 

На следующий день Нина уже была в морге.

 

17 октября о смерти Нины узнали подруги зоозащитницы и подняли шум. Женщины обратились в местные СМИ и началась вакханалия лжи.

Первыми ласточками стали главный врач больницы и та самая гражданка Терещенко, которая накануне рассказывала о состояние больной и отказе в госпитализации медперсоналом.

 

Главный врач скомкано и мало вразумительно пробубнил по бумажке, что да такая больная к нам ПРИХОДИЛА но от госпитализации отказалась и ушла. Гражданка по внешнему виду вела асоциальный образ жизни, была в нетрезвом состояние и поэтому не могла говорить.

 

Следом слова главрача повторила Терещенко. Была мертвецки пьяна, от помощи отказалась, ранее доставлялась в эту больницу, где ей в полном объеме и совершенно бесплатно оказали квалификационную помощь, сделали КТ, рентген, взяли все анализы и провели инструментальную диагностику. Но вы же говорили иначе только вчера? Это все провокация, я ничего не говорила. Людмила Васильевна, говорили-говорили, ваш монолог записан на диктофон издания Мой Дербент.

 

Далее в глухую оборону ушли работники дома престарелых. Ничего не знаем и смотрят потихоньку на своего директора.

Мы совершили акт милосердия, помыли, одели и накормили бездомную женщину злоупотребляющую спиртным-уверяла всех позже директор дома престарелых Марина Гаджиева. Она была пьяна. Да, у нее были синяки и гематомы, но она же бомж, они всегда так выглядят.

 

Позже, пользователи соцсетей обрушат на Марину Гаджиеву шквал вопросов, так и оставленных Гаджиевой без ответа. К вам поступил человек без документов, со следами побоев, утративший способность ходить и говорить, вы известили правоохранительные органы, Марина Магомедовна? Кто и каким методом установил, что Гулевич была в состояние алкогольного опьянения? А вы не допустили мысли, что после полученных травм у человека был инсульт, а не алкогольное опьянение? А почему больного человека в таком тяжелом состояние доставили к вам, а не в больницу?

 

Давайте дождемся вскрытия, как мантру повторяла Гаджиева.

 

Журналисты издания Мой Дербент провели собственное расследование и выяснили, что потерпевшую Гулевич действительно отказались госпитализировать с территории сквера рядом с ж/д вокзалом. И позже наряд полиции привез ее в больницу самостоятельно. И снова человеку было отказано в госпитализации.

 

Журналисты запросили информацию в УВД г. Дербента, поступали ли к полицейским спецдонесения о том, что в больнице находится женщина бомж со следами насилия? Ни 28 сентября, ни 5 октября и 12 октября информация такого характера в УВД не поступала. Как же так? Главный врач больницы в своем интервью по телевидению горячо убеждал аудиторию в обратном. Дескать поступала, оказана всякая и серьезная помощь и проведено обследование и по всем эпизодам в полицию направлены спецдонесения.

 

В больнице везде установлены видео камеры. Любопытно, найдутся-ли записи с камер видео наблюдения за те дни, когда Гулевич в статусе ВИП проходила самое тщательное обследование, как думаете гражданин Шихмагомедов?

 

Официальные лица Минздрава Дагестана превзошли всех. Гулевич самостоятельно пришла в приемный покой, но позже от госпитализации отказалась, написано на официальном сайте ведомства в инстаграме. Комментарии под этим шедевром предусмотрительно отключены. Позже, глубокой ночью глагол «пришла» был заменен на «была доставлена».

 

Все добродетельные, все заботливые и милосердные работники Минздрава, вы огромные молодцы. Но вот какая незадача-вы все вместе так озаботились судьбой несчастной и всеми брошенной инородки, что и суток не прошло – она умерла.

 

Марина Магомедовна Гаджиева, вскрытие погибшей Гулевич давно произведено.

Вангую-смерть наступила от естественных причин и никакого криминала патологоанатомы не нашли!

Сдохни-сдохни-сдохни……

 

 

Убийство Нины Гулевич - время идёт, и ничего не происходит
Убийство Нины Гулевич - время идёт, и ничего не происходит
Убийство Нины Гулевич - время идёт, и ничего не происходит

 


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter