Даешь русского Глюксмана!

За что я люблю Данилевского, так это за мысль о том, что (если слегка изменить ее применительно к современному миру сталкивающихся цивилизаций) цивилизация только тогда имеет право на существование, когда осознает свою цивилизационную самобытность и за эту самобытность борется. И дело не в том, в чем эта самобытность выражается — пусть в матрешках, пусть в макаронах, пусть в чем-то более существенном, — дело в том, чтобы цивилизация осознавала эту свою самобытность, боролась за нее и гордилась ею "на зависть всем соседям".

С этой точки зрения цикл статей Олега Матвейчева "К новой миссии России" на АПН вызывает противоречивое отношение. С одной стороны, налицо четкое осознание самобытности России и нескрываемая гордость за эту самобытность: 

Россия — это граница Европы… Это значит, что, во-первых, мы несем цивилизаторскую миссию, т.е. распространяем европейскую цивилизацию во вне, приобщаем к ней другие народы, расширяем ее ареал… Во-вторых, мы играем роль фильтра, мембраны, который не допускает чужое влияние на Европу, а задерживает его все внутри себя. Если бы не Россия, закрывающая Европу от многих сквозняков с Востока, может и Европы бы никакой уже не было…

С другой:

 Если кто-то думает, что наша миссия — это несение стандартной демократии так называемым "нецивилизованным" народам из Европы в Азию, попутно защищая Европу от варварства, то в этой неблагодарной и неблагородной роли "прокладки" нас легко заменить кем угодно, и это не делает Россию необходимой.

Если кто-то считает, что наша функция обеспечивать цивилизованные страны нефтью, газом, лесом и прочим сырьем и для этого достаточно 15 млн. обслуживающего персонала, то я вообще не понимаю, чем такое положение "рабов цивилизации" отличается от того, что хотел Гитлер, и зачем мы его побеждали, если сейчас реализуем его планы?

Как эти цитаты совместить — особенно первую со второй? И, простите, кто эти "кто угодно", кем нас легко заменить? Что же касается третьей цитаты, то "я вообще не понимаю", в силу какой такой логики обеспечивать другие страны сырьем — значит быть рабами этих стран? Если, правда, под "обеспечивать" не понимать "отдавать даром" или что-либо тому подобное.

А может сказать так: Россия — это кладовая мира. Это самая большая и самая богатая природными ресурсами страна. Это страна, призванная стать мировой кормилицей, без которой не выживет ни Европа (газ), ни Китай (вода), ни какая другая страна мира (полезные ископаемые). Короче, за выражениями "сырьевой придаток" и "кладовая мира" скрывается только одно: стыдимся мы своей самобытности или гордимся.

Нет, конечно, куда больше гордости, когда продаешь всякие там хай-теки, нежели нефть, газ, лес и прочее. Нет, конечно, я отнюдь не пытаюсь убедить читателя в том, что обеспечивать другие страны сырьем — это и есть "новая миссия" России. Но раз пока мы ничего другого предложить не можем (за редким исключением), то зачем же стыдиться того, чем следовало бы гордиться? Что такое даже крупные российские компании в сравнении с "акулами мирового капитализма"? Что такое даже тот же "Газпром", как не подросток переходного возраста? Но он у нас есть и пусть будет предметом гордости, а не самоуничижения.

Пойдем дальше. То, что Россия страна, "танцующая" вокруг Европы, автор подметил тонко. И не только тонко, но образно. И не только образно, но и красиво. И однако же не в том ли новая миссия России, чтобы перестать танцевать вокруг Европы? Чтобы больше не быть ни "Европой" ни "не-Европой", ни "анти-", ни "сверх-", ни "недо-" ни даже "центром Европы"? И опять противоречие!

С одной стороны:

 …Пока мы смотрим на них снизу вверх, они будут смотреть на нас сверху вниз, пока мы отступаем, они будут наступать. Пока мы ищем одобрения и заискиваем, они будут презирать, пока мы будем тешить их байками о нашей неполноценности — они будут их слушать и верить…

С другой:

 До тех пор, пока мы считаемся и являемся окраиной Европы, отношение к нам и будет как к окраине. Лучший способ добиться благосклонности Европы — это сделать так, чтобы Россия сама стала центром Европы…

Здесь вся соль в этом самом "добиться благосклонности". Простите, но если наша цель — добиться благосклонности Европы, то как ни крути, мы по-прежнему "смотрим на них снизу вверх", мы по-прежнему "ищем одобрения и заискиваем". Ибо благосклонности всегда ищет тот, кто внизу. Ибо искать благосклонности — значит желать, чтобы тот, кто наверху, благостно склонился к тому, кто внизу.

А может сказать так: да пошла она к черту, Европа! Да не будем больше ни Европой ни не-Европой, а будем просто Россией! С всеми нашими победами и поражениями, со всеми нашими взлетами и падениями, со всеми нашими радостями и горестями, со всеми нашими делами и грехами. Да, сегодня мы слабы, и неудивительно, что о нас вытирают ноги, жалят по поводу и без повода, как котят тыкают в дерьмо и как детей учат жить. Ну и пусть! Впервые, что ли? Распад СССР и угроза распада самой России, тяжелейшие последствия коммунистического эксперимента, собственные, уже посткоммунистические дурости и глупости — что удивляться тому, что после всего этого мы слабы, переживаем кризис бессмыслия, ищем и не находим своей "новой миссии"? Ничего — выдержим, выдюжим. Если конечно будем гордиться своей самобытностью, а не стыдиться, если перестанем танцевать вокруг Европы и будем танцевать вокруг себя.

Меня задела фраза автора — "в собственном смысле понятия "русской культуры" не существует". То есть как это? И как понимать то, что "само понятие культуры уже с головой выдает принадлежность к Европе"? Опять самоуничижение, опять самоустыжение, опять уже не просто "танец вокруг Европы", а растворение в этой самой Европе с головой. Да если и есть чем нам гордиться, так это именно русской культурой! Культурой мировой, вселенской, до которой тем же европейцам еще тянуться и тянуться! Да, мы не слишком сильны в философии — что верно, то верно, — уступаем Европе в науке, но если взять искусство — то без всякого преувеличения можно сказать, что за два последних столетия мы застолбили себе такое место, на которое еще ох как не скоро сможет кто-либо посягнуть. На их Шекспира у нас есть свой Пушкин, на их Бетховена — свой Шостакович, что же касается Толстого и Тарковского, то я вообще не вижу никого, кто у них (и не только у них) мог бы с ними тягаться. И наше превосходство в искусстве неслучайно: если Европа сильна умом, то Россия — душой! Душой истерзанной, окровавленной, но оттого и плодотворящей.

Кроме того, что это за противопоставление Европы всему миру по принципу "культура — варварство": 

…Россиянин (не только русский) не воспринимает себя как культуртрегера, как носителя европейской культуры и европейской миссии, как цивилизатора, в окружении варваров… Быть европейцем — это вообще значит сознательно культивировать в себе культуру…

Тут одно из двух: либо автор не знает иных культур кроме европейской, либо вкладывает в слово "культура" какой-то новый, только ему одному известный смысл. 

Еще один момент статьи: 

Европа сама больше не несет никакой миссии! Все эти куцые попытки объединиться в Евросоюз, все эти до боли напоминающие XX век завывания про европейские права и свободы, все это "культивирование культуры" в духе начала XX века… Все это повторения пройденного, подражание себе.

А вот уж тут, простите, я за "старушку Европу" вступлюсь. Неужели чтобы возвыситься самому, нужно непременно унизить соседа? Неужели гордость за самобытность России должна сопровождаться непременным презрением к самобытности Европы? По-моему, это не по-русски, по-моему, не в этом наша самобытность. А если в этом, то такой самобытностью я бы не гордился, а стыдился, не взращивал, а умерщвлял, не выпячивал, а выдавливал — как гной, как заразу.

Ну не нравятся автору попытки Европы объединиться в Евросоюз, т.е. стать не просто цивилизацией, а цивилизацией-государством, — но отчего же они "куцые"? Не совсем успешные — да, не доведенные до конца — да, но ведь и путь огосударствления Европа выбрала необычный — не мечом, не насилием, а через добровольное присоединение. Конечно, сказав "А", Европа рано или поздно будет вынуждена сказать "Б", т.е. покончить с суверенитетом входящих в нее стран. Так ведь и "ежу ясно", что пока Европа до этого не созрела, что пока она обречена оставаться в своем объединенно-разъединенном состоянии, где как в христианстве — каждое из Лиц Троицы есть Бог, но и все вместе они есть Бог.

Далее. Не ценит автор "европейские права и свободы", не желает "нести стандартную демократию так называемым "нецивилизованным" народам" (см. цитату выше). Более того:

Нам говорят, что "Россия строит демократию". Зачем? Чтобы быть еще одним 125-м демократическим государством?

Пусть так, пусть права, свободы и демократия не входят в копилку ценностей нашего автора. Но при чем здесь "завывания"? Но при чем здесь "до боли напоминающие XX век"? А как вам такой вот пассаж: 

Европа живет под стеклянным колпаком и верит в сказки. Это страна стариков, которые уже впали в детство, и которые ничего сложней, чем дважды два, понять не могут. Русские на улице плюются и бросают сигареты, значит они — мерзкие свиньи. Раз с этими свиньями кто-то борется, например чеченцы, значит чеченцы — это культурные люди. Это же элементарно!

Нет уж воистину — автор не просто танцует вокруг Европы, а желает в этом своем танце Европу потоптать, унизить, утереть нос. По принципу "око за око, зуб за зуб", по принципу "вы не цените нас, так и мы не будет ценить вас". Не знаю, как другим, но мне такой танец до глубины души неприятен. Не знаю, как другие, но я бы расценил его как скрытое разжигание антиевропеизма. И после этого взывать к России стать "центром Европы"?!

Еще одно противоречие автора: с одной стороны, нам велят "не заниматься поисками "русских идей", которые невозможны в силу самопротиворечия…", но с другой:

Мы должны сами себе дать ответы: для чего Россия существует в мире?

Какие обязанности она на себя берет?

Что не сделает никто, если Россия этого не сделает?

За что хорошее и нужное всему человечеству мы берем на себя ответственность?

[…]

Мы должны заново поставить вопросы и дать на них ответы: во имя чего боролись и побеждали наши прадеды, деды и отцы, в чем смысл нашего существования на Земле, что хорошего мы несем человечеству?

Извините, но если все "русские идеи" самопротиворечивы, то искать ответы на поставленные вопросы — это все равно что пытаться нарисовать круглый квадрат. Ибо что еще такое "русская идея", как не ответ на вопрос "для чего Россия существует в мире?". Ибо что еще такое "русская идея", как не ответ на вопрос "в чем смысл нашего существования на Земле?". Да и разве само название статьи — "К новой миссии России" — не выдает желание автора предложить свою собственную "русскую идею"? Так что одно из двух: либо не все "русские идеи" самопротиворечивы, либо "новая миссия России" "невозможна в силу самопротиворечия".

И наконец последнее — "гуманитарный манхеттенский проект": 

1.Собирается минимум десяток самых наших головастых ребят, философов. Тех, кто реально мыслит на мировом уровне. Им выдается грант на 3 месяца 10 тыс. долл. каждому. Это железно позволяет философам с их уровнем доходов жить не работая, а писать книгу. Сразу предупреждают, что книга пойдет потом на Запад.

Требования к книге:

А) Она должна изумить Запад: "Оказывается в России не только медведи по улицам бегают!".

Б) Она должна задать новую интеллектуальную моду, некий пост-постмодернизм, а лучше прото-изм.

В) Она должна быть критична по отношению к американизму и показать кризис традиционных моделей демократии и традиционной политической риторики, так что ее бы уже не возможно было просто так применять. Показать кризис двойных стандартов, симуляцию и импотенцию прежней политологии.

Г) Она должна укрепить имидж России, то есть иначе, чем они привыкли, объяснять и наши реформы, и нашу политику, и нашу историю.

2. Через 3 месяца у нас минимум 10 книг. Из них может пара-тройка отпадет. Далее, осуществляется перевод этих книг на английский, немецкий, французский. Это минимум. Лучше, если бы еще и на испанский. Остальные потом сами переведут. Далее, специальный уполномоченный едет по издательствам, тем, кто выпускает самую модную интеллектуальную литературу. С ними идут переговоры, обещаются пожизненные права на издание книг, мы обещаем сами финансировать раскрутку…

Итог: формирование новой интеллектуальной моды!

И вот тут мне лишь остается развести руками и сказать многозначительное "М-да!". Это за 10 тыс. долларов книгу, которая изумит Запад? Это через 3 месяца у нас минимум 7 таких книг? Русский Глюксман — вот что в лучшем случае у нас будет через три месяца, и если автору, по его признанию, стыдно за Францию, то лично мне будет очень стыдно за Россию.

Не знаю, быть может я безнадежно устарел, но почему-то мне кажется, что книги пишутся не за деньги, а по вдохновению. И не к назначенному часу, а когда это самое вдохновение проснется. Главная же беда в том, что никакие деньги — хоть озолоти! — это самое вдохновение не разбудят. Макулатура — вот что пишется за деньги, и чем больше денег, тем больше макулатуры.

Деньги, переводы, раскрутка — все это действительно нужно, но лишь когда уже есть что раскручивать! Когда вдохновение уже породило книгу, которая могла бы изумить и "задать новую интеллектуальную моду". Тем более если речь идет о книге философской, для рождения которой мало даже "головастости". В отличие от многих стран Запада у нас уже много десятилетий работает "Институт философии". Казалось бы — вот оно место, где философы "живут не работая, а пишут книги". И что такого они написали? И назовите мне хоть одну написанную ими книгу, которая стала бы европейской сенсацией. И дело вовсе не в том, что там нет "головастых ребят" и что им платят мизерную зарплату. Дело просто-напросто в том, что философия не рождается в институтах — будь то в "Институте философии" за рубли, будь то в "Гуманитарном манхеттенском проекте" за доллары.

И все бы ничего, если бы "головастым ребятам" (вопрос: а кто будет их отбирать? так сказать измерять степень "головастости"?) предложили написать просто книгу. Так ведь нет: им за доллары предлагают написать книгу идеологизированную. Не просто изумляющую, а "критичную по отношению к американизму", не просто задающую новую интеллектуальную моду, а "показывающую кризис традиционных моделей демократии". И это уже настораживает. За словом "гуманитарный" скрывается проект отнюдь не гуманитарный, за словом "интеллектуальная" просматривается мода отнюдь не интеллектуальная.

И последнее. У меня есть сильное сомнение, что даже если изумляющая философская книга будет в России написана, она будет российской философской элитой замечена. По той простой причине, что вовсе не ждет эта элита какого-то нового "изма". В течение десятилетий отлученная от "измов" западных, она ныне с жадностью на них набросилась, и пройдет еще очень немало времени, прежде чем она ими насытится. А пока не насытится — на свои собственные "измы" ей будет попросту наплевать. И тогда, как можно надеяться на то, что эти "измы" зададут новую интеллектуальную моду в мире, если им суждено пребывать в полной безвестности в России?

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter