Новый статус для Воеводины, как очередной шаг Бориса Тадича на пути к Евросоюзу

Процесс формирования самостоятельных государств на Балканах по косовскому сценарию продолжает набирать обороты. Вроде совсем недавно косовские албанцы объявили о независимости края, как в Македонии, во время выборов вспыхнули массовые беспорядки, учиненные албанскими сепаратистами и направленные, в первую очередь, против коренного населения.

Не в стороне остался и автономный сербский край Воеводина.

Кратко из истории вопроса. Сразу после окончания Второй мировой войны при распределении границ за пределами современной Венгрии осталось большое количество земель, населенные этим народом. Естественно, такое положение вещей не могло устроить официальный Будапешт, и тот негласно принялся за собирание земель в одно целое. Таким образом, появилась идея национального возрождения венгров, постепенно превратившаяся в идею создания Великой Венгрии.

И это не могло ни дать свои результаты.

Одним из ярчайших примеров этой негласной деятельности мы можем наблюдать в пока еще сербском автономном крае Воеводина. Сегодня эта область представляет из себя территорию, где уже на официальном уровне существует пять иностранных языков, а сорок процентов населения — венгры, одержимые идеей независимости края. Объединены они в «Ассоциацию венгров Воеводины», которая заполняет собой местные урони власти на семьдесят процентов, что позволяет им практически полностью контролировать всю территорию края и все протекающие здесь экономические процессы.

Таким образом, Воеводина, пронизанная влиянием венгерских сепаратистов, фактически ставит Сербию перед фактом, перед которым в свое время поставили сербов и косовские албанцы — предоставить краю еще более расширенные полномочия, прямо ведущие к окончательной децентрализации власти.

Расширенные полномочия предусматриваются новым Статусом, проект которого парламент Воеводины уже передал на рассмотрение в нижнюю палату сербского парламента — Скупщину.

Согласно ему, если конечно Скупщина одобрит (а парламентарии пойдут на это — о причинах чуть ниже), Воеводина получает явные очертания самостоятельного государства. Это и формирование собственного правительства. Это и свой Центробанк и собственное телевидение и собственные (особо важно отметить) дипломатические представительства (в частности в Брюсселе) у которых появится возможность, самостоятельно заключать международные соглашения, минуя при этом официальный Белград. Единственное, что пока не предусматривает новый Статус, так это формирование и содержание собственной армии и министерства внутренних дел. Но это только пока.

Процесс голосования по принятию нового статуса, уже запущен. Но, несмотря на то, что против этого неоднократно выступала Сербская Радикальная Партия, и даже было внесено более полутора сотен поправок, сторонниками президента Бориса Тадича — гаранта соблюдения прав венгерских сепаратистов ход процесса все же был переломлен в пользу последних.

А Нада Колунджия, председательница фракции «За европейскую Сербию» и ведущий функционер Демократической партии, как своевременно отметил в своей работе «В прицеле Запада — Сербская Воеводина» Петр Искендеров, уже официально заявила, что представленный в Скупщину проект Статуса Воеводины — является «соответствующим конституции страны» документом. Поэтому сразу после принятия его в Скупщине, проект будет искать широкую поддержку среди рядовых сербов. Т.е. в ближайшее время Скупщина все же утвердит новый Статус.

Таким образом, мы смело можем в очередной раз утверждать, что президент Борис Тадич в очередной раз нанес собственными действиями еще одну увечащую страну зарубку, а точнее — кровоточащую рану, в результате которой может развиться уничтожающая все гангрена и, как следствие — ампутация еще одной части территории современной Сербии.

Однако, на Балканах не одна Сербия столкнулась с проблемой венгерского сепаратизма. Как уже выше было отмечено, сразу после Второй мировой за пределами сегодняшней Венгрии осталось еще достаточное количество венгерских анклавов. Так, одним из крупнейших, кроме сербского в Воеводине является венгерский анклав в Словакии. Доля венгров на сегодняшний день составляет в этой стране порядка десяти процентов, что позволяет им довольно успешно культивировать свои сепаратистские настроения. Также много венгров насчитывается и в Румынии — порядка семи процентов от общего населения страны. Особенно стоит отметить, что венгры Румынии очень сильно представлены на политической арене в этой стране. Их «Венгерская Демократическая Уния» является четвертой по силе партией в стране. Но это отдельная тема для разговора.

Кто же за всем этим стоит? Ответ на этот вопрос лежит на поверхности. Отчасти, за развитие сепаратизма, его идеологическую составляющую, несет ответственность, как уже выше отмечалось сама Венгрия, а отчасти, осуществляя его финансовую поддержку — представители нефтегазовых картелей Австрии и Венгрии.

Именно эти структуры, грезящие о главенстве и монополии в регионе не жалея ни сил, ни денег, всевозможными способами поддерживают антисербские настроения в Воеводине. В замен, представленные в сербском парламенте венгры тормозят ратификацию договора о покупке «Газпром нефтью» контрольного пакета акции государственно сербской нефтяной компании «Naftna industrija Srbije» (NIC), которая расположена на территории Воеводины.

Данная сделка является частью подписанного на государственном уровне проекта сотрудничества в энергетической сфере «Южный поток».

Для Сербии, и ее народа, реализация «Южного потока» несет ряд неоспоримых преимуществ, от колоссальных сумм (120 — 130 млн. евро в год), которые будут идти за транзит углеводородов и сниженных на 20% цен на топливо до скованности страны российскими трубами, что на длительное время способно избавить Сербию от децентрализации ряда регионов. Т.к. экономическое присутствие, как показывает мировая практика, это крепкий фундамент, для крепкой политической позиции в регионе.

Но данное обстоятельство не может устраивать Запад, которому не нужна сильная Сербия. К тому же, распространение российских импортеров углеводородов сильно бьет по карману австро-венгерские нефтегазовые корпорации.

Именно поэтому правительство Сербии сегодня, несмотря на ранее заключенные договоренности, всеми правдами и неправдами тормозит продвижение ратификации договора и дает возможность ярым противникам присутствия России в Воеводине сорвать сотрудничество. И если до конца года Сербия не ратифицирует договор, то «Южный поток» направит свои пути в обход Сербии — и пройдет через Румынию.

Россия в этом плане ничего не потеряет. По всей видимости, ничего от этого не теряет и Борис Тадич. Теряет от этого только сербский народ, как в экономическом плане, так и в территориальном.

Вчера Косово, сегодня Воеводина, а завтра что, Прешевская долина?

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter