Конец частной жизни или начало новой реальности?

Часть 1

 

Современные технологии коренным образом меняют само понятие частного пространства.

 

Трюизм?

 

Но мало кто сейчас ясно осознаёт, что мы находимся посередине настоящей революции. Век Просвещения принес за собой постепенное расширение учета населения. От приходских книг — до полных переписей населения, проводившихся национальными правительствами.

 

Переход от XIX к XX веку принес автоматизацию процесса. Мало кто знает, что первые, механические ещё, компьютеры, называвшиеся в то время табуляторами, были впервые массово применены именно для целей переписи населения в США, проводившейся в 1890-м году.

 

С тех пор технологии автоматического учета данных об обычных людях не просто расширились, но выплеснулись из официозной сферы в коммерческую.

 

Прошло столетие — и речь идет уже не просто о создании каких-то разрозненных баз данных, а о последовательной интеграции сведений, расположенных в самых разных источниках.

 

Неимоверно расширился и сам состав собираемой информации. Крупные города, а за ними и малые, а сейчас уже даже и сельские поселения в развитых странах усеяны видеокамерами.

 

Операторы сотовой связи собирают сведения о передвижениях своих абонентов.

 

В США, Евросоюзе и, кстати, России последовательно, но со всей неизбежностью внедряются системы централизованного сбора информации о передвижениях автомобилей — с применением GPS (ну или в отечественных условиях — ГЛОНАСС-трекеров). Ещё десяток лет — и они станут обязательными.

 

Неожиданным образом частная жизнь обычного гражданина оказывается запечатленной в памяти электронных устройств если не полностью, то весьма и весьма значимыми фрагментами. Пожалуй, всего несколько лет нас отделяет от того, чтобы любое уличное происшествие в крупном городе — таком как Москва — расследовалось полицией просто даже без поднятия седалища со стула. Не отходя от монитора, путем сбора информации с доступных органам правопорядка камер.

 

И никто не может сказать точно, сколько лет эта информация будет храниться. В отличие от закона Яровой, сохранение данных с частных видеокамер никак не регламентировано. Но, с постепенным падением цен на сами камеры и устройства памяти, можно предсказать, что информация будет очень скоро храниться годами, а то и просто — вечно.

 

Остается лишь момент привязки конкретной персоны, обнаруженной на видео, к тем или иным данным, позволяющим назвать гражданина по имени, фамилии и отчеству.

  

Граждане сами помогают в этом. Редкий гражданин России, например, не имеет сейчас тех или иных записей в социальных сетях. Громадные базы собственных фотографий создаются ими добровольно…

  

Заинтересованным лицам осталось лишь объединить информацию из разных источников… и, может быть, у кого-то возникнет ощущение полнейшего всемогущества… или даже какого-то контроля над окружающей реальностью.

  

До контроля, конечно, далеко, да и законодательство о персональных данных в известной степени начало сейчас защищать частных лиц. Но то, что о вчерашнем состоянии условной приватности нам, кажется, теперь следует забыть — это, безусловно, очевидный факт.

 

Личные связи, фотографии, места передвижения — чем дальше, тем сильнее эти сведения оказываются полностью засвечены в Сети.

 

Пример — пока достаточно робкий и локальный, как весенний подснежник в ещё покрытом сугробами лесу — мы видим перед глазами.

 

Сервис FindFace компании NtechLab всего лишь соединил две из упомянутых технологий — социальные сети и распознавание лиц.

 

Запущенный год назад, FindFace позволил искать по фотографии пользователей социальной сети ВКонтакте.

  

И что мы увидели в результате?

  

Целую серию громких последствий, от деанонимизации актеров порнофильмов до…

  

Впрочем, намного интереснее, чем публичные последствия FindFace, — громко не оглашаемые. Редакции АПН достоверно известно, что в настоящее время сервис активно используется сотрудниками полиции для поиска и опознания потенциальных преступников — прежде всего, грабителей и хулиганов, попавших в поле зрения камер видеонаблюдения. Вклад ресурса в улучшение криминогенной обстановки в России ещё предстоит оценить, но что будет, когда подобная технология начнёт применяться не только в отношении одной социальной сети, но в отношении всех популярных?

  

А если она будет использована коммерсантами? Уверены ли Вы, что хотите, чтобы, например, продавцы в магазине узнавали Вас по имени при первом же визите в их торговую точку?

  

Мы взяли интервью у основателей NtechLab и намерены и дальше активно продолжать обсуждение этой темы. В конце концов, можно с уверенностью сказать, что она, в длительной перспективе, намного важнее для политики, чем любые мелкие и локальные телодвижения властей типа покладки бесконечной собянинской плитки или введения пограничной зоны на границе России и Беларуси.

 

В конце концов, плитку зальют асфальтом, пограничная зона находится в одном конкретном месте… а вот видеокамеры и социальные сети с нами — на ближайшие десятилетия, как минимум. Пока чего-то более интересного не придумают.

  

Артём Кухаренко

 

- Артём, близится годовщина запуска сервиса FindFace, в котором использовался Ваш алгоритм. Считаете ли Вы, что продукт получился удачным? Удалось ли продемонстрировать потенциал Вашей технологии?

  

FindFace оказался очень удачным проектом, который превзошел все наши ожидания. Изначально он задумывался как сервис для знакомств, в рамках которого мы хотели продемонстрировать свою технологию. Но в дальнейшем FindFace стали активно использовать для поиска пропавших людей, родственников и давних друзей, с которыми утеряна связь, а в ряде случаев и для раскрытия правонарушений за счет поиска профилей преступников в соцсетях. Сервис быстро набрал популярность и менее чем за три месяца работы превысил миллион пользователей. Также он вызвал большой интерес со стороны B2B клиентов. На данный момент к нам поступило более 500 заявок от компаний со всего мира на интеграцию алгоритма.

 

В этом проекте нам было интересно принять участие именно с технической точки зрения. Мы разработали алгоритм, который позволяет на обычном компьютере осуществлять поиск лиц по базам фотографий в 250 млн единиц, при этом скорость поиска составляет менее 0,3 секунды.

Кроме того, технология не требует больших вычислительных мощностей — мы используем всего пять машин компании Amazon, которые позволяют сервису держать более 50 запросов в секунду. Это, в том числе, демонстрирует эффективность алгоритма.

 

- Не возникло ли за этот год мнения о том, что подобные сервисы и массовое внедрение технологии распознавания лиц наносят вред социуму, лишают людей приватности?

 

Как показал запуск сервиса FindFace, подобные решения приносят большую пользу людям. Технологии по распознаванию лиц могут существенно увеличить уровень безопасности в городах. На протяжении года мы продолжаем получать благодарственные письма со всей России, в том числе и со стороны полиции.

 

Например, в апреле пользователи Сети помогли правоохранительным органам опознать при помощи FindFace двоих молодых людей, устроивших поджог многоквартирного дома в Санкт-Петербурге и попавших на запись камеры видеонаблюдения в лифте. А в августе с помощью FindFace журналисты оперативно установили личность московского предпринимателя Арама Петросяна, который захватил отделение «Ситибанка» в центре Москвы. Его страницу нашли в социальной сети «ВКонтакте», после чего передали информацию в полицию.

 

Большой интерес к деятельности NtechLab проявляют и иностранные организации, например, из таких стран, как Турция, где вопрос обеспечения безопасности особенно актуален.

 

Если говорить о морально-этическом аспекте, то мы не нарушаем права людей на их частную жизнь. Пользователи сами выкладывают в открытый доступ информацию о себе, а FindFaceвсего лишь осуществляет поиск по фотографиям, не ограниченным настройками приватности. Если человек опасается, значит, ему есть что скрывать. Я считаю, что подобные сервисы оказывают положительное влияние на поведение людей в Сети.

 

- Можете ли Вы рассказать о своей стратегии поиска инвестиций? Планируете ли Вы выводить свою компанию за рубеж? Видите ли перспективы получения инвестиций в свой Hi-Tech проект в России?

 

После нашей победы в международном чемпионате по распознаванию лиц TheMegaFace Benchmark и запуска сервиса FindFace к нашей компании проявили большой интерес как частные инвесторы, так и венчурные фонды. В основном это фонды, основанные в России, но осуществляющие деятельность по всему миру. C несколькими из них мы находимся в глубокой стадии переговоров и настроены в начале 2017 года закрыть раунд А, по хорошей оценке компании.

 

Также мы планируем открыть представительства в Силиконовой долине, Европе и Азии.

 

- А существует ли спрос на Вашу разработку со стороны государственных структур? Если спроса не было, то чувствуется ли какое-то противодействие?

 

Мы работаем с партнерами, которые уже давно успешно сотрудничают со многими государственными компаниями и организациями как в России, так и за рубежом, и нас эта модель полностью устраивает.

 

Никакого противодействия со стороны государства нет.

 

- 2 года назад ваш алгоритм распознавания лиц победил на соревновании The Megaface Benchmark, опередив алгоритм от Google. Планируете ли вы продолжать участие в подобных тестах?

 

Самым главным приоритетом для нас сейчас является прохождение сертификации Национального института стандартов и технологий США (НИСТ), единственной организации в Соединенных Штатах Америки, принимающей национальные стандарты. В феврале 2017 институт запустит новый этап тестирования алгоритмов, и мы обязательно в нем примем участие. Это является своеобразным международным стандартом алгоритмов по биометрии.

 

- И что дальше? Вы научили машину распознавать лица. Но остановитесь ли на этом? Какие следующие шаги планируете?

 

Просто создать алгоритм по распознаванию лиц недостаточно. Важно сделать продукт, который будет интересен бизнесу. В этом году большую часть времени мы посвятили реализации продуктов для бизнеса, запуск которых анонсировали осенью прошлого года. Первое решение — облачный сервис FindFace Cloud API, работающий на Amazon, с возможностью загрузить собственную базу фотографий и осуществлять поиск по ней. Второе — FindFace Enterprise Server SDK. Этот продукт клиенты могут развернуть уже внутри своей инфраструктуры и контура безопасности.

 

Мы не останавливаемся и постоянно работаем над улучшением процента точности алгоритма. Нам удалось достичь самых высоких показателей на рынке, но они не идеальны. Еще есть куда расти.

 

Кроме того, мы работаем над возможностью собирать аналитические данные, которые клиент может получить всего по одной фотографии лица, такие как эмоции, пол, возраст, всевозможные атрибуты: очки, борода, усы и другие.

 

Также мы создали систему livenessdetection, которая позволяет определять, кто находится перед камерой: это живой человек

— или мошенник пытается обмануть систему верификации с помощью фотографии или заранее записанного видео.

 

В ближайший год мы планируем заниматься задачами, которые связаны с лицами и, возможно, потом перейдем к другим.

 

- Ну и, наконец, вопрос о личном. Традиционно принято считать талантливых компьютерщиков этакими «гениями не от мира сего», прочно застрявшими в «матрице» и не знающими никакой жизни за пределами компьютерного экрана. Есть ли у Вас увлечения в офлайне?

 

Конечно, есть. Я увлекаюсь активными видами спорта, но больше всего интересуюсь катанием на сноуборде и серфингом. Внутри нашей команды инженеров все катаются на горных лыжах или сноубордах, поэтому мы периодически выезжаем и устраиваем тимбилдинги на склонах.

  

Александр Кабаков

 

- Александр, для Вас, как для инвестора, NtechLab — не первый проект, связанный с IT, но, кажется, первый шаг в сторону от обычных интернет-проектов. Технология, на которой строит свой бизнес Ваша компания, — это не «интернет-сайт», а что-то, что должно быть, кажется, непонятным для гуманитария — выпускника философского факультета МГУ. Какие-то нейронные сети, машинное обучение…

Не страшно ли было ошибиться с объектом для инвестиции?

  

Конечно, ошибиться страшно, ведь приходится идти на высокие риски, но в этом и есть суть венчурного бизнеса. Никогда не знаешь, насколько прорывной окажется технология или решение, которое создает компания. Однако мы плотно общались с командой проекта и консультировались с экспертами, чтобы минимизировать эти риски.

 

- Хорошо, если выбор был осознанным и Вы могли хотя бы примерно предсказывать результат. В коммерческий успех проекта Вы верите. А как Вы оцените последствия распространения подобных технологий? Понятно, что не NtechLab в одиночку определяет развитие прогресса. Но не пугает ли Вас постепенная ликвидация приватности для отдельно взятого гражданина? Сейчас уже большие города сплошь усыпаны камерами — а что произойдет, если каждая камера ещё и будет точно опознавать, кто мимо нее проходит? Как изменятся жизненные обстоятельства для миллионов горожан?

 

Ликвидация прайвеси нас не пугает, поскольку частной жизни уже нет. Большинство ходит со смартфонами, которые собирают всю информацию о пользователе и передают в ведение корпорациям для различных целей. Мы же, наоборот, считаем, что все надо делать транспарентно, чтобы люди знали о существовании таких технологий.

 

Если говорить об этическом аспекте, то приватность нужна людям, которые хотят что-то скрыть. И с философской точки зрения в мире, где нельзя ничего скрыть, либо люди начнут себя вести по-другому, либо моральные стандарты будут меняться.

 

- Алгоритм вашей компании победил в престижном конкурсе, организованном в США. В то же время последние несколько месяцев в США и Европе идет большая общественная кампания с претензиями в адрес «русских государственных хакеров». Как Вы оцениваете перспективы получения заказов от государственных структур других стран в связи с этим? Западный рынок систем информационной безопасности для NtechLab по-прежнему открыт?

 

Организации со всего мира по-прежнему проявляют большой интерес к нашей компании, и на эффективности заказов претензии в адрес России никак не отразились.

 

Кроме того, Артём в прошлом году выступал на конференции Национального института стандартов и технологий США (НИСТ), и в феврале текущего года мы планируем пройти их сертификацию, которая является международным стандартом алгоритмов по биометрии.

 

- Планируете ли Вы развивать компанию самостоятельно или находитесь в поиске стратегического инвестора? Если второе, то каковы предпочтения — Вы ищете российские или западные деньги?

 

На данный момент мы находимся в процессе закрытия раунда инвестиций. И поскольку компания международная, то мы привлекаем, в том числе, западные венчурные фонды.

 

- Распознавание лиц — это, очевидно, не единственное направление в коммерциализации нейросетей. Но в какой сфере лежат Ваши дальнейшие устремления?

 

Нейронные сети имеют достаточно широкое применение и могут решать практически любые задачи, от идентификации людей до распознавания предметов и товаров. Например, возможности face recognition можно использовать для расширения функционала — определять эмоции посетителей магазинов для сбора и анализа клиентских потоков, или в рамках системы контроля степени усталости водителей, и многое другое.

 

- Вы сами работаете с информационной сферой с разных сторон: в Интернете, масс-медиа, NtechLab вот — поворот в сторону компьютерного Hi-Tech. Вы чувствуете какое-то единство подходов, или это совсем разные области деятельности?

 

Да, конечно, Интернет и IT — это две разные области. В NtechLab мы разрабатываем алгоритмы искусственного интеллекта, работаем с нейронными сетями и deep learning, проводим глубинные исследования — это, практически, научная деятельность. Различные же медиапроекты в Интернете не требуют столь основательного погружения, несмотря на то, что в них задействованы программисты высокого уровня.

 

- Ну и последнее. На Вас лично повлияла ли деятельность инвестора в сфере IT? Поменялись ли интересы? Многие из тех, кто традиционно проводит свою жизнь в «виртуальном пространстве», начинают задумываться о переходе в офлайн. Сами Вы онлайн и офлайн разделяете — или Ваша личная жизнь проходит так, что нет никакой разницы?

 

С тех пор, как я стал IT-инвестором, виртуальный мир занял большую часть моей жизни, и я считаю, что это очень полезный инструмент для общения, получения информации и развлечения. Не вижу ничего страшного в том, что в будущем все погрузятся в виртуальную реальность, как в фильме «Матрица».

 

Редакция АПН не совсем уверена, что так, как в фильме «Матрица», — это столь уж хорошо, да и с тезисом Если человек опасается, значит, ему есть что скрывать мы готовы, по меньшей мере поспорить.

 

Но спорь тут или не спорь — фактом остается то, что, если за освоение подобных технологий взялся бизнес, а не только государство, значит, их внедрение в нашу повседневную реальность стало практически неизбежным.

 

В следующих статьях мы расскажем о том, кто и как собирает информацию о потребителях и как российское государство уже сейчас помогает этой информации попасть к коммерсантам, как публичные фигуры и лица, определяющие мнения, засвечиваются в прессе и блогах и что делают с этим аналитические службы — как частные, так и государственные.

 


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter