Туркменистан: плацдарм для турецкого влияния

О Туркменистане у нас принято говорить исключительно как о "восточной деспотии" президента Сапармурата Ниязова. Туркменская тема, и раньше почти не заметная, теперь и вовсе отошла на задний в связи с бурными событиями  в государствах Средней Азии, в Киргизии и Узбекистане. Однако, эта среднеазиатская тишина обманчива. Туркменистан, при всей его внешней "простоте деспотии" и "понятности тиранства", на поверку оказывается довольно хитро устроенным государством.


В турецкой газете "Zaman" ("Время") от 23 мая 2005 года прошло очень краткое сообщение, о том, что в Туркменистане турецкая организация "Turkey Erdemir Engineering Administration" и компания "Sehil Insaat Endustri ve Ticaret LTD Sirketi" начинают с августа 2005 года новый проект. Это строительство металлургического завода, годовой мощностью в 160 тысяч тонн, общей стоимостью в 64,5 млн. долларов. Пуск предприятия намечен на февраль 2007 года.

Это практически все, что сообщалось в СМИ об этом проекте. Одно-единственное краткое сообщение и никаких подробностей. Однако, даже из этого сообщения можно извлечь необходимую информацию. Во-первых, в современной черной металлургии заводы мощностью до 1,5-2 млн. тонн продукции в год ориентированы на выпуск высококачественной продукции высокого передела. Обычно это качественный прокат: стальной лист с гальваническим и полимерным покрытием, трубы с полимерным покрытием, профили и так далее. Особенно активно подобные заводы строятся как раз на Ближнем Востоке: в Саудовской Аравии, Иране, Египте, Объединенных Арабских Эмиратах, Марокко и других странах. Большинство предприятий, в особенности пущенные в последние два-три года или находящие в постройке, оснащаются самыми современными линиями немецкой и итальянской разработки.

Металлический полуфабрикат идет на производство очень широкой номенклатуры изделий, от строительных конструкций и деталей, до предметов широкого потребления, до метизов и комплектующих. Этот товар активно экспортируется. В частности, некоторые арабские металлургические компании сумели уже завоевать очень заметное место на европейском рынке высококачественного проката.

Во-вторых, несколько таких металлургических заводов, ориентированных на производство разных видов полуфабриката, резко меняют лицо промышленности и строительства страны и региона. Если раньше строительство зданий и сообружений тормозилось отсутствием качественного проката: балок, листа и арматуры (как в Афганистане сегодня), то после появления таких заводов строительство резко расширяется и значительно улучшается его качественный уровень строительной индустрии. Кроме того, выпуск машин и оборудования также резко увеличивается. Надо особо отметить, что появление производства труб резко расширяет строительство коммуникаций и крайне нужных в регионе трубопроводов.

Надо признать, что отсутствие в достаточном количестве высококачественного проката черных металлов до сего дня сильно сдерживало развитие экономики стран Ближнего Востока. Детали и конструкции, материалы для самых нужных дел приходилось закупать в развитых странах "первого мира" по баснословным ценам. Но теперь эта проблема в наиболее развитых арабских странах решена. Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн, Египет и Марокко стали крупными производителями качественного проката черных металлов и не зависят теперь от "кафиров".

В положении, в каком еще 5-6 лет назад находились страны арабского Ближнего Востока, сейчас находятся государства Средней Азии. Во время нахождения в СССР экономика среднеазиатских республик развивалась путем максимального развития какой-то одной отрасли: хлопководства в Узбекистане, животноводства в Киргизии, нефтегазовой отрасли в Туркменистане, черной и цветной металлургии в Казахстане. Причем, характер этого развития в общем был сырьевой, а не товарный. Хотя и в районе Ташкента, Бишкека, Душанбе, Алматы были созданы крупные промышленные центры, производившие широкую гамму высокотехнологической продукции. Однако, эти предприятия размещались здесь по причине наличия здесь больших трудовых ресурсов, и снабжались качественными полуфабрикатами из РСФСР. Во время независимости многие связи прервались, и странам Средней Азии стало отчетливо не хватать целого ряда сырья и полуфабрикатов, в том числе и высококачественного проката.


Турция пришла в Туркменистан вовремя, она пришла с предложением от которого невозможно отказаться. Особенно,  странам, стоящим на пороге индустриализации; турки предложили строительство нового металлургического завода. В Казахстане и Туркменистане активно идет подобное строительство, которое поглощает много материалов (особенно заслуживает внимание активное строительство в Ашхабаде и в Астане, в котором очень активное участие принимали турецкие компании). Кроме того, рано или поздно начнется эпоха строительства в Узбекистане, Таджикистане и Киргизии. Кризис экономики там может быть долгим, но не вечным. И рядом, под боком, есть большой потребитель строительных материалов — встающий из руин Афганистан. Завод в 160 тысяч тонн продукции в год — небольшой, всех потребностей не покроет. Зато он может быть построен быстро, и сразу вытеснит часть дорогого, завозного проката, преимущественно российского и украинского производства. Небольшой завод быстро даст синергетический эффект, который легко можно будет обратить в очередные соглашения о строительстве новых заводов.

Туркменистан имеет выгодное положение для такого завода-катализатора. Скорее всего, предприятие будет построено на берегу Каспийского моря, что даст возможность завозить полуфабрикат для дальнейшего передела из Ирана, Казахстана и России. Страна соединена железными дорогами со всеми основными потребителями продукции в регионе. С Афганистаном налажены прочные транспортные связи, которые резко укрепятся после строительства железной дороги Мешхед — Герат — Кандагар — Пешавар. Более выгодного места для завода просто не найти.

Правда, со строительством этого завода шансы для российских компаний в участии в рынке региона будут неуклонно падать. Руководителей российских компаний тоже можно понять, если они стремятся работать там , где платят. Однако, то, что сегодня в Средней Азии можно получить почти даром, просто путем прихода на рынок, завтра придется оплачивать по полной цене, брать в конкурентной борьбе. Пока же российская власть гордится исключительно своим "умением" выплачивать внешние долги за счет средств Стабфонда. По замыслу кремлевских финансистов , это "должно позволить стерилизовать огромные суммы денег, потратив их с пользой, и в то же время, за пределами страны".

А теперь о политических сторонах дела. Строительство металлургического завода, а также ряд других инвестиционных проектов, ясно показывают, что между Туркменистаном и Турцией существуют прочные и долгосрочные отношения, нацеленные на перспективу. Компания "Sehil Insaat Endustri ve Ticaret LTD Sirketi" в 2001 году получившая подряд на строительство школы и детского сада, получила этот подряд от президента Туркменистана (причем в выполнении компании содействовали такие высокие органы, как Генеральная прокуратура Туркменистана, Государственная пограничная служба, Министерство национальной безопасности и Верховный суд Туркменистана). Учитывая закрытость Туркменистана и то, что сообщения в прессе являются только вершиной айсберга, можно только догадываться о масштабах туркменско-турецких связей. В любом случае, такое содействие турецкой компании со стороны верховных органов власти в Туркмении не является случайным.

Скорее всего, в этой активной деятельности турецких компаний прослеживается политика более глубокая и дальновидная — Турция, очевидно, старается обеспечить себе долгосрочное влияние среди новообразованных тюркских государств Закавказья и Средней Азии: Азербайджана, Туркменистана, Казахстана, Узбекистана и Киргизии, и в этом деле Туркменистан выполняет роль своего рода плацдарма для развития этого влияния. Это дело само по себе выгодное, ибо это страны развивающиеся, или с бурно растущей экономикой, или с потенциалом бурного развития, с большими запасами сырья, топливно-энергетических ресурсов, это сами по себе большие рынки сбыта. Один только проект трубопровода Баку-Джейхан давал Турции значительные преимущества и выгоды, как в доходах от транспортировки углеводородов, так и от возможности диверсификации поставок нефти и газа (что делало Турцию менее зависимой от позиции российских компаний — "Газпрома" и "ЛУКОЙЛа"), а также в возможности совместной поставки топлива в третьи страны: Ливан, Сирию, Иорданию.

Для Турции это выгодно и политически. Вступление в Евросоюз и активное участие в европейских делах, бесспорно, для Турции выгодно, и увеличивает ее авторитет. А если Турция получит еще и серьезное влияние в Средней Азии, то возможности Турции на мировой политической арене станут очень значительными, и с ее позицией невозможно будет не считаться. Надо еще и отметить, что развитие турецкого влияния в Средней Азии и в каспийском регионе объективно противоречит американскому плану "Большого Ближнего Востока".

Удивительно то, что в России роли Турции уделяется очень мало внимания. Практически не ведется исследование развития турецких экономических проектов, как в России, так и в сопредельных странах, не ведется изучение развития турецкого культурного и политического влияния. Мы не видим всей картины в целом, и потому у нас отношения с Турцией сводятся к какому-нибудь одному вопросу.  В середине 90-х годов — это была проблема чеченской диаспоры, в конце 90-х годов это стала дискуссия вокруг проекта "БДТ" о том, будут ли загружены российские нефтепроводы, а в 2000-е годы это стал вопрос о судоходстве в Босфорском проливе. На таком основании прочных отношений не построить. И поэтому турецкую активность в Закавказье, Средней Азии, Ближнем Востоке мы никак не можем повернуть в свою пользу.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter