Правление РАО "ЕЭС" на выезде

Происшествие 17 марта на Минском шоссе, когда была обстреляна машина Анатолия Чубайса, вполне можно воспринимать как выездное заседание правления РАО "ЕЭС России". На этом выездном заседании, состоявшемся на Минском шоссе, были поставлены два вопроса. Первый — изменение концепции реформы энергетики. Второй — отставка самого Анатолия Чубайса с поста председателя правления.

Это покушение произошло только потому, что Анатолий Чубайс приложил все усилия для подавления в прессе и обществе обсуждения реформы энергетики. Он это делал совершенно сознательно, и никогда этого особенно не скрывал. Это признавалось еще в его аналитической записке 1990 года под названием "Жестким курсом": "Фундаментальным является противоречие между целями реформы (построение демократического хозяйства и общества) и средствами ее осуществления, среди которых не последнее место займут меры антидемократического характера".  Соответственно, и реформа энергетики производилась в максимально жестком, антидемократическом режиме.

Оставим в стороне технические тонкости реформы энергетики по Чубайсу и предоставим рассуждать о них профессионалам. Обратим лишь внимание на то, что Анатолий Борисович своим оппонентам не оставил другой возможности для диалога с собой. Руководство РАО "ЕЭС" и бывших теперь уже "АО-энерго" давно зачищено от противников реформы. Зачищен от противников реформы штат инженерно-технических работников РАО "ЕЭС". Из него вплоть до последнего времени планомерно увольнялись толковые специалисты в области энергетики.

Подавлено обсуждение реформы на уровне правительства. Все решения по реформе энергетики принимаются в узком кругу руководства РАО "ЕЭС" и чиновников Минпромэнерго. Это можно было отчетливо наблюдать во время одобрения реорганизации энергохолдинга в декабре 2004 года. Правление РАО решило, коллегия Минпромэнерго рассмотрела и одобрила, затем поставили в известность Владимира Путина и Михаила Фрадкова, и все — вперед, выполнять! Всегда из РАО в министерства и правительство выносились уже готовые решения.

Считалось, что говорить об обсуждении реформы энергетики в обществе просто не нужно. Анатолий Чубайс приложил массу усилий, в том числе и личных, для поляризации этого обсуждения на большинство сторонников реформы и меньшинство противников. Больше того, в противники зачислялись люди, которые высказывали соображения чисто технического характера: о недопустимости разделения энергосистем, о нереальности создания конкуренции между электростанциями, о технической нецелесообразности создания теплогенерирующих компаний и так далее.

Вместо обсуждения этих замечаний и предложений, прилагались усилия для выдавливания оппонентов из области обсуждения реформы. Это привело к резкой политизации противников реформы энергетики. Даже достаточно умеренные люди, которые были не против самой идеи реформы, но имели замечания к технической или финансовой стороне дела, вынуждены были смешаться  со сторонниками национализации энергетики и ареста Чубайса.

Так что, мытьем или катаньем, но своего Анатолий Борисович добился. В прессе реформу энергетики обсуждать практически перестали. Давались только мозаичные события, отдельные высказывания, и изредка суждения нужных аналитиков или специалистов, совсем не делающие погоды.

Однако реформа РАО "ЕЭС" касается не только потребителей энергии, коих в России абсолютное большинство. Реформа электроэнергетики затрагивает и миноритарных акционеров, то есть тех людей, которые имели несчастье вложить капитал в энергетику. Чубайс жестко отстранил их не только от процесса разработки проекта реформы уставного капитала, но и вообще от обсуждения этой реформы. В том числе, по вопросу судьбы их собственных акций. Миноритариям РАО навязывался только тот вариант обмена акций, который будет угоден самому Чубайсу. Мелких акционеров, как и обладателей ваучеров, держали, держат и будут держать в неведении о порядке обмена вплоть до самого последнего момента.

Итак, Анатолий Чубайс мало того, что насолил своим оппонентам по вопросу о реформе, и заинтересованным потребителям, и миноритарным акционерам РАО. Этим достаточно могущественным людям "железный Толик" оставил только одну возможность для диалога — устроить выездное заседание на Минском шоссе. Цель этого обстрела совершенно очевидна: заставить Чубайса вступить в диалог. Больше никакой цели не ставилось. Не надо быть большим специалистом, чтобы понять, что современный бронелимузин, на котором передвигается глава крупнейшей энергокомпании мира, выдержит обстрел из обычного "Калаша".

Однако из того заявления, которое Анатолий Борисович выдал после покушения — "Всё, что я делал — и по реформированию энергетики страны, и по объединению демократических сил — я буду продолжать с удвоенной силой", — прямо следует, что это не последние выстрелы по Чубайсу. Выездное заседание на Минском шоссе от 17.03.2005 провалилось, скажем так, из-за отсутствия кворума. Но, можно не сомневаться, что те же самые вопросы вскоре будут поставлены в лоб снова. Причем, с удвоенной силой…

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter