Русский Правый Марш-2005. Как это было на самом деле

С мая 2005 года я возглавил московское отделение Евразийского Союза Молодежи (ЕСМ) и вошел с правом совещательного голоса в тройку руководства организации (Зарифуллин-Коровин-Горский), где А. Г. Дугин был для нас наставником и идеологом.

Уже в июне месяце Зарифуллин обнародовал проект устава ЕСМ. В этом проекте устава был прописан (в дальнейшем и одобрен всеми нами: руководством и идеологом) очень важный для меня пункт. Он гласил о праве создавать региональные отделения ЕСМ по этническому принципу.

После этого, с разницей буквально в неделю, состоялось совещание. На нём было озвучено, что ЕСМ обязательно получит регистрацию (её должен был обеспечить Жафяров А. Г., на тот момент — начальник отдела политических партий и общественных движений Министерства Юстиции РФ, входивший в Высший Совет Международного Евразийского Движения под руководством А. Г. Дугина). И тогда ЕСМ на основании уставных документов сможет создать русское отделение ЕСМ, точнее, — Русский Союз Молодежи (РСМ), который мне предлагалось возглавить.

До того дня я даже и не думал, что именно дугинское предложение о РСМ в сути своей станет для меня внутренним движителем и личной мотивацией для проведения в недалеком будущем массового уличного мероприятия. И что впоследствии, именно оно — это историческое мероприятие — поможет не только мне одному, но многим и многим сим, сделать дальнейшие шаги политической самоидентификации в сторону русского национализма.

Итак…

Инициатива

9-ого сентября 2005 года в штабе Союза Православных Хоругвеносцев СПХ (их штаб тогда находился на Берсеневке) я вместе Леонидом Донатовичем Симоновичем-Никшичем обсуждал Антикап-2005, который прошел третьего числа в Москве.

Представьте себе просторное помещение. Кирпичные стены с коричневатым оттенком. На стенах штукатурки нет. Посреди — большой деревянный стол. По сторонам хоругви, иконы, знамена СПХ. Вкруг стола расположились помимо нас три-четыре соратника Леонида Донатовича. Все в черной форме: на груди каждого из них отличительные знаки. Сидим, пьём чай. Чай тоже черный, в пакетиках.

Разговор за чаем примерно такой:

Я: В субботу «левые» антикап провели.

Л.Д.: И как прошло?

Я: Ну, как… Прошлись человек 700 по Бульварному кольцу... Нацболы, АКМ, ну и другие.

Л.Д.: Маршируют, значит.

Я: Они — да, мы — нет.

Л.Д.: Правильно, потому что надо самим марши проводить.

Я: Точно — ПРАВЫЙ!

Л.Д.: Что правый?

Я: Свой, ПРАВЫЙ МАРШ!

Л.Д.: ПРАВЫЙ МАРШ — так, так… Верно — ПРАВЫЙ МАРШ. Это можно. Название — то, что надо. Мне нравится. Вот на Казанскую — пускай ЕСМ присоединятся, — мы уже лет пятнадцать как на Казанскую ходим, — вот и проведём ПРАВЫЙ МАРШ.

Я: Нет, я о другом…

Л.Д.: В смысле?..

Я: Надо шире, иначе, — совместно со всеми «правыми».

Л.Д.: И как ты себе это представляешь? Кто, например, с организациями будет общаться?

Я: Пока никак не представляю. А с организациями — я даже и не знаю, я практически ни с кем не знаком.

Л.Д.: Ладно. Понятно. Вот и познакомишься, а мы поможем…

Так родилось название ПРАВЫЙ МАРШ. Так обозначилась дата мероприятия и появилась инициатива действовать.

В тот же день я об этом рассказал Дугину. Дугин отнесся к этой затее индифферентно и без особого энтузиазма, лишь сказав, что «название удачное, но что с ним делать — пока неясно. Попробуйте начать, а там посмотрим…»

На следующий день по запросу через Yandex был составлен первичный список «правых» организаций. Их было ни так много, как хотелось бы. И, вдобавок, мало кто из них ответил на звонки по указанным в интернете телефонам.

Список требовал уточнений. Пополнить и расширить информацию об организациях я поручил своему заму по московскому отделению ЕСМ Константину Маркову. Сам же обратился к своему новому знакомому Виктору Якушеву, лидеру общественного движения «Правда». С ним я познакомился в середине лета. (К тому времени о моем намерении создавать РСМ Якушев уже знал.) Он-то как раз и помог состояться судьбоносной для ПРАВОГО МАРША-2005 моей встрече с координатором движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ) Александром Беловым.

С Беловым мы встретились в понедельник 19-ого сентября в «Якитории», что на Пражской. Встреча оказалась продуктивной. Идея была им полностью воспринята. Он понял всё сразу, слёту. Мы сверили контактные телефоны лидеров, дополнили и утвердили списки организаций, тем самым обозначив потенциальных участников марша. Договорились о совместной координации. Поделили зоны ответственности.

Немного поспорили о названии Марша. Белов предлагал, вместо «правого» — «русский». Но после моей аргументации решили не спорить, а осуществлять задуманное. Поскольку я на тот момент считал, что в первую очередь надо акцентировать внимание общественности на консолидации «правых» и заявить о преодолении дробности между ними и в русском движении в целом. Дабы отсечь левый поворот, о котором тогда начал уже пророчествовать олигархический сиделец Ходорковский. Плюс к тому, я ссылался на формулу Достоевского: дескать, русский значит православный, а православный, добавлял я уже от себя, всегда «правый». Тем самым, в русском космосе два этих слова — «правый» и «русский» — практически смысловые синонимы.

Вопрос о маршруте следования также оказался спорным. Белов предлагал пройти по окраине Москвы в местах компактного проживания нацменов. Я же настаивал, чтобы марш, в пропагандистских целях, прошел именно в Центре. Порешили на том, что где разрешат, там и проведем. Напоследок Белов высказал сомнение, мол, Марш как таковой могут запретить. Я же, выдав желаемое за действительное, ответил, что у Дугина в АП на этот счет есть договоренность.

В заключение встречи мы согласовали предварительную дату общего собрания Оргкомитета (3.10.2005). На том и разошлись. Одним словом, оргработа началась с обхода всех намеченных нами организаций-участниц ПРАВОГО МАРША.

Оргработа

Обойти пришлось более десятка организаций. Каждый день по одной встрече. А с некоторыми из организаций — по две-три очные консультации. Самые запоминающиеся встречи — с Игорем Артемовым и с Александром Севастьяновым.

С Игорем Владимировичем я встретился под Владимиром в Петушинском районе (в дни его предвыборной кампании в местное законодательное собрание), когда он с честью отстоял достоинство русского человека, наказав коммунягу-чеченца за публичный и гнусный выпад в свой адрес. А с Александром Никитичем мне запомнился эпизод, когда мы обсуждали формат марша и участия НДПР в нём: он обмолвился, хоть и риторически, но весьма точной фразой о дугинской инициативе по созданию РСМ — дескать, скольких вождей земля русская выдержит…

К этому хотелось бы добавить один характерный и устойчивый факт (тогда мне мало понятный, но сейчас полностью объяснимый), что при обсуждениях с лидерами организаций ПРАВОГО МАРША ими проявлялось крайне негативное отношение к Александру Гельевичу Дугину. Правда, после моих разъяснений о РСМ всё как-то устаканивалось, и мнение многих сглаживалось. По крайней мере, все лидеры, с кем я тогда встречался, в итоге выражали свою солидарность к идее Марша, и впоследствии давали свое согласие на участие в нем.

Потом было принято обоюдное решение о вхождении каждой из организаций в оргкомитет ПРАВОГО МАРША-2005.

Заседание оргкомитета состоялось в понедельник 3-его октября в 19-00 недалеко от метро Серпуховская, в тогдашнем пресс-центре ЕСМ.

На первом собрании оргкомитета присутствовали: Александр Белов, ДПНИ; Виктор Якушев, «Правда»; Борис Шведов и Игорь Томилин, НДПР; представитель РОНС-а Александр; Алексей Живов, НПР; Константин Крылов и Наталья Холмогорова, РОД; Александр Рашицкий, представляющий тогда просто ПЗРК без добавленного в 2006 году слова «РУСЬ»; Георгий Боровиков, «Память»; от ЕСМ — я (Юрий Горский) и еще двое из евразийского ларца, но разные с лица Коровин/Зарифуллин, а также не званый еэсемовцами, но приглашенный лично Беловым Дмитрий Дёмушкин, «Славянский Союз».

На этом собрании, за вычетом эксцесса со «Славянским Союзом», согласовали бюджет марша, предположительные маршруты, норму поведения своих активистов непосредственно на марше: без римских приветствий, без символики третьего рейха и призывов к погромам. Также обсудили последовательность подготовки к маршу, общий агитационный материал (не исключая личных агиток каждой из организации) и назначили следующее собрание оргкомитета на день после подачи уведомлений и согласования их в префектуре.

В самой префектуре при рассмотрении уведомлений выяснилось, что помимо заявок на шествие 4 ноября 2005 года в честь нового праздника Дня Народного Единства от ЕСМ и группы граждан («группа А. Михайлова» — это ДПНИ), есть ещё одна — от «Христианского Возрождения» Владимира Осипова, на крестный ход во имя Казанской иконы Божьей Матери. И что Осипов категорически против объединения заявок на проведение шествия с ЕСМ (предложение на объединение заявок поступило от заместителя префекта ЦАО г-на С. А. Васюкова).

После всех прений сторон был выбран маршрут, предложенный ЕСМ, и решено, что это шествие пройдет совместно с «группой граждан А. Михайлова», ДПНИ. А «Христианское Возрождение», в силу своей непримиримости, осуществит своё мероприятие самостоятельно, т.е. отдельно. Кстати, впоследствии хоругвеносцы СПХ приняли решение присоединиться не к ЕСМ и ДПНИ, а к «Христианскому Возрождению», и после ПРАВОГО МАРША на том же месте, на Славянской площади, провели молитвенное стояние во имя церковного праздника Казанской иконы Божьей Матери…

Здесь хочу отметить следующее (об этом же будут свидетельства и ниже). Единого волеизъявления о проведении ПРАВОГО МАРША не было не только в 2006 году, как впрочем и сейчас, в 2007, но и тогда, в 2005 году. И никакие увещевания о «водяном перемирии» не помогли «отцам» русского национализма отыскать консенсус ни тогда и ни сейчас.

Объяснение этому факту довольно-таки простое: масштабное событие в общественно-политической жизни («правый» марш тогда, а сегодня «русский», безусловно, именно таким событием и является) сродни яркому прожектору, который, подобно солнцу, высвечивает предметы и обстоятельства такими, какие они есть на самом деле. И тем самым русские правые марши высветили тогда и сейчас разные центры притяжения и самоидентификации.

Эти разные высвеченные центры ни в коем разе не свидетельствуют о расколе русского движения. А наоборот, они говорят лишь о неоднородности процесса в русском движении, о его разных условиях воплощения и, возможно, о разных перспективах формирования. Месторазвитие самоидентификации русских проходит не по однотипным лекалам фарисейской закваски и думским клише «единороссов», но по объективным обстоятельствам подлинной жизни «здесь и сейчас». И это нормально. Поскольку расколоть можно только то, что едино. А единым русское освободительное движение в современной России пока ещё никогда не было.

Потому весь этот сегодняшний журналистский глум о расколах просто неуместен и глуп. Гвалт, да и только: истерика Дугина, совершено нелепое демидовское резюме вдогонку евразийской истерике, долгая дискуссия между Алкснисом и Савельевым, плюс подзуживание иных известных нам лиц типа Милитарёва и т.д. — тому явное подтверждение.

Да и вообще, сколько бы сегодня альтернативных оргкомитетов по РУССКОМУ МАРШУ не возникало бы, все они суть диагноз, который констатирует только одно — очевидную дробность русского общества, а не пресловутый, а для кого-то и долгожданный «русский раскол». Да, и преодоление этой дробности заключается не в единых маршах и каких-либо ещё акциях (об этом можно договориться с теми или этими), но в единомыслии общих дел и поступков в сфере духовных и молитвенных практик. А это уже дорогого стоит. Это нужно заслужить. Одного жгучего желания единства нации никогда не было достаточно. Всегда нужно было что-то ещё. Например, бесспорный лидер, который не только на словах, но, главное, и в личных деяниях являл бы собой то самое единомыслие, которое способствует самому главному на сегодня — преодолению дробности и, как следствие, снятию всех наболевших противоречий. Но, увы, лидера такого нет. Бабурин? Смешно. Репутация ни к черту. А другие (прошу без обид) — лишь «князьки своих собственных куч» и не более того; как говорится, масштабом не вышли. Или скажем так, немного помягче, — им, наверное, пока случай не представился.

Ну да ладно. Продолжу своё повествование.

Вскоре состоялось второе собрание оргкомитета ПРАВЫЙ МАРШ-2005. Кроме всех прочих, кто присутствовал на первом собрании, подтянулись такие персоналии, как: исключительно-медийный Союз Православных Граждан в лице, пожалуй, единственного представителя СПГ Кирилла Фролова, а также философ-традиционалист Аркадий Малер, публицист Виктор Милитарёв из политического блока «Товарищ» и кто-то ещё… ах, да, Алексей Добычин из молодежного фронта «Прорыв» с полуострова Крым. Но они уже никак ни структурно, ни финансово на ситуацию с Маршем не повлияли. Поскольку обещание Фролова о присутствии Константина Кинчева на марше и его армии фанатов, а также десяток автобусов с Украины с организацией «Прорыв» — выполнено не было. Это оказалось очередным блефом, на который, как известно, Кирилл Фролов очень щедр. А вот вбить клин в Оргкомитет (кстати, это аукнулось ещё и в 2006 году) Кириллу и Аркадию вполне удалось. Поскольку они убедили меня и Дугина о необходимости «исключить язычника Севастьянова из списка выступающих», — дескать, владыка Кирилл категорически против Севастьянова.

Так же на втором собрании Оргкомитета была одобрена предмаршевая технология пикетов по принципу non-stop: каждый день, за три-четыре дня до марша, в Москве несколько часов подряд около станций метро, где наибольшая проходимость граждан, проводить агитационные пикеты с приглашением на ПРАВЫЙ МАРШ. Особо отличились НПФ «Память», РОНС, ЕСМ, ДПНИ и лично поэт Сергей Яшин.

Потом, за пару дней до марша, в Белом зале Союза Журналистов Москвы состоялась пресс-конференция. На ней произошел скандал. Зарифуллин наехал на Белова, объявив о разделении ПРАВОГО МАРША на две колонны — ЕСМ и ДПНИ.

Я же, зная ситуацию изнутри, т.е. зная, какое отношение у всех организаций к ЕСМ и лично к Дугину, был категорически против, но меня Дугин не послушал, а поддержал Зарифуллина. И это для ЕСМ оказалось больше чем глупостью. Это для ЕСМ оказалось большой ошибкой.

Но на этом всё не окончилось. Мало кто знает, что в тот же день 2-ого ноября к 15-00 меня, Коровина, Белова, Михайлова и Якушева господин Васюков вызвал к себе в префектуру ЦАО. Там Васюков сказал нам о том, что ещё не поздно отказаться от проведения мероприятия, так как по оперативным данным на нашем шествии не исключены провокации. На что мы все утвердительно ответили: тем лучше, но марш проводить будем. По завершению беседы с меня и Михайлова взяли расписки, — поскольку согласование о митинге и шествии было выписано и на ЕСМ и на Михайлова, — о том, что мы предупреждены, но несмотря на это готовы проводить мероприятие.

Когда мы все стали расходиться, то Васюков попросил меня одному ненадолго задержаться. Один на один он мне сказал примерно следующее: «И всё-таки, Юрий Евгеньевич, у Вас ещё есть сутки подумать и всё отменить, поэтому посоветуйтесь и решите окончательно…»

Замешательство Дугина было не долгим, но красноречивым. Его растерянность перед сложившимися обстоятельствами меня раздражала. И тогда я ему напомнил о РСМ, сказав, что ПРАВЫЙ МАРШ — хороший задел для осуществления наших планов. И что после проведения марша объявим о создании РСМ, а весной проведем съезд.

Дугин, немного помолчав, ответил: «Хорошо. Только в любом случае ЕСМ идёт отдельно от ДПНИшников, первой колонной и обязательно с интервалом…».

Русские идут, русские вперед!

То, что было изложено выше, — это описание ситуации изнутри, её подготовительных нюансов, так сказать, сборка воедино разрозненных частей.

А что было на самом Марше, тому есть не одна тысяча свидетельств — ровно столько, сколько было участников, а участников было более пяти тысяч. И у каждого из них — свои особые трактовки фрагментов событий, свои уникальные кадры памяти общей кинодокументальной ленты длиною в маршрут шествия от памятника Грибоедову до Славянской площади, где прошёл митинг.

Поэтому я хотел бы здесь акцентировать ваше внимание только на том, что смогло остаться за кадром, слегка прокомментировать уже общеизвестные факты.

Кто был в тот день на месте сбора, тот, наверняка, помнит продолжительную, чуть ли не часовую задержку марша. Тому были две причины, и обе они связанны с ЕСМ.

Первая — задержка «Газели» на Зубовской площади. «Газель» следовала на марш из Воронежа с заездом в Новомосковск. Из этих городов мной были приглашены небольшие группы соратников — одна из Воронежа, во главе с легендарным Владимиром Меньших, а другая — из Новомосковска, под руководством известного среди казаков барда Андрея Никольского, автора песни «Тамбовская сказка», которая имеет второе название «Прибивали Ваню ко Кресту…». Так вот. Мне лично пришлось ехать и отбивать от милиции друзей, приехавших на марш по моему приглашению. А в моё отсутствие полковник С. А. Лавушкин, ответственный за безопасность, и зам. префекта ЦАО С. А. Васюков отмашку на начало шествие не давали, мотивируя тем, что ЕСМ идёт первыми, а за ЕСМ должен отвечать я — лично.

Вторая причина — ожидание многочисленной группы студентов (около трехсот), организованной тоже лично мной, и фанатской группы (около сотни) — их в колонну ЕСМ предложил добавить Виктор Якушев. И эти две группы опаздывали. И опаздывали весьма прилично. Плюс подвело расчетное время, которое мы замерили накануне с Беловым, пройдя весь маршрут неспешным шагом. Ибо в действительности оно увеличилось почти вдвое, и тем самым было съедено время самого митинга. Поэтому пришлось идти сознательно на превышение лимита, за которое по окончанию митинга были задержаны Михайлов, я и Зарифуллин, напросившийся в ментовку сам. (Видимо, для саморекламы).

Митинг хоть и оказался коротким, и, быть может, каким-то скомканным, но, тем не менее, выступления Константина Крылова, Виктора Якушева и Егора Холмогорова лично мне запомнились. Хотя контекст всех этих выступлений был далёк от единомыслия. Но по своей сути и содержанию, взаимное дополнение между выступлениями перед многотысячной толпой всё-таки, надеюсь, обнаружено было. За исключением, пожалуй, одного совершено эпатажно-безумного, полностью безответственного зарифуллинского призыва о формирование автобусной колонны в град Киев…

На следующий день Дугин собрал у себя дома руководство ЕСМ и поздравил нас «с ох..тельной победой». Было выпито «советское» шампанское и съеден любимый торт хозяина дома, торт «панчо».

Но со вторника следующей недели (точно по чьему-то приказу, который озвучил сам Дугин) ЕСМ буквально в три дня сдает все свои позиции по маршу: медийно открещивается от него. Потом ещё круче — Дугин отступает от задуманного и дальше. Он объявляет о свертывании на полтора месяца работы по ЕСМ. Вводит запрет на РСМ. А также запрещает мое какое-либо участие и позиционирования в СМИ по вопросам ПРАВОГО МАРША. В общем, одной фразой — произошел полный слив….

Вот, пожалуй, и всё. Так оно для меня и было. Такому вот повествованию, видимо, и надлежит быть. А прочие выводы см. ниже…

* * *

На сегодня, 25.10.07, в связи произошедшими событиями и публикациями на тему РУСКОГО МАРША-2007 в течение этого месяца — выводы такие:

г-ну Дугину –

Не знаю, как далеко Вас ещё заведёт евразиоидная муза, но знаю наверняка, что русский народ подпевать ей более не станет. И дальше плести свои словесные сети среди русских Вам не стоит. Ваших адептов среди них нет. И вряд ли они Вами там отыщутся. А если вдруг и отыщутся, то они непременно будут Вашими коллегами из серии русофобов-кликуш. Об этих коллегах Игорь Ростиславович писал, что русофобия среди русских есть наибольшее зло, чем когда-либо. Так что, Дугин, делай ноги и евразийствуй где-нибудь в монгольских степях, либо за полярным кругом! Аминь.

Теперь г-ну Бабурину и прочим доброжелателям –

Я не знаю, насколько верно при существующей структуре оргкомитета РУССКИЙ МАРШ-2007 создавать параллельно ту же самую, буквально схожую по смыслу и содержанию, структуру. Видимо, от большого ума и гордыни, которую известно кто эксплуатирует, в виде бесноватых подпевал, поскольку их целью всегда была и будет профанация, плагиат и пародия на подлинный и единственно-верный оригинал, чьи координаты им никогда не будут доступны в силу их убогости и банального дурновкусья. Креатив — дело такое… Он словно мёд — либо он есть, либо его нет. Знаю другое и знаю наверняка, что в русской истории множество примеров того, как некоторые удельные князья издревле на Руси мутили воду. И домутились. Слава о них померкла и их некрологами теперь мало кто интересуется. Ибо в истории, как правило, помнят победителей, — тех, кто исключительно личным примером укреплял легендарную историю земли русской, оставаясь в ней на долгую память для своих потомков образцами подражания героизма и смирения.

Да, чуть не забыл сказать кое-что об окружении. Об окружении подобных удельных смутьянов, всегда их сопровождающих. Короче: их окружение суть всего лишь наемники, которые сегодня со смутьянами, а после могут быть с кем угодно, даже оказаться и среди нас. Поэтому особо не переживайте. Если кто из ваших знакомых на данный момент находится среди числа сопровождающих удельного мутителя вод Бабурина, то рано или поздно тайное обернётся явным, и все, кто заблуждался, наконец-таки сделают свой верный выбор в пользу подлинного служения. А коли так, то скоро мы увидим кто есть кто, и каких наград он заслуживает. Как говорится, поживем-подождем.

В заключение — русским людям:

Любая идея должна генерировать и на каждом витке своего развития становится чем-то более значительным и необходимым здесь и сейчас, чем прежде. Для этого очень хорош бонапартовский принцип: «желай невозможного и получишь максимум». Поэтому пора РУССКИЙ МАРШ как идею трансформировать. То есть РУССКИЙ МАРШ передислоцировать в «боевой порядок» смотра национальных сил. Точнее так — от МАРША к СМОТРУ. Шире — все марши городов земель русских пора стягивать к единому и общему национальному смотру сил. Иными словами, следующим вторым этапом становления самоидентификации русских в условиях уличной политики должно стать мероприятие — «СМОТР СИЛ» возле стен Кремля. И тогда я уверен, что третий, он же финальный этаппо самоидентификации русских наш народ додумает самостоятельно и доведёт дело до конца. И именно тогда, на этом третьем этапе, преодоление дробности русского общества мы с вами осуществим…

Только так!

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter