В шаге от войны

События 13 мая в Андижане, в Узбекистане, были внезапными  только по своему началу. Неясно было только одно, когда начнется этот социальный взрыв, который назревал даже не годами, а десятилетиями. Начиная с середины 80-х годов пружина социального недовольства сжималась. Время от времени это недовольство выплескивалось бунтами и массовыми выступлениями.

Со времен первых межнациональных столкновений в Фергане в этой долине практически ничего не поменялось. Самые первые массовые вооруженные бунты были очень похожи на нынешние события в Андижане, как по причинам выступления, так и по "почерку" восставших (захват зданий администрации, взятие в плен представителей власти, уличные сражения с милицией и войсками), Та же самая перенаселенность и безработица, то же подавление религии, те же острые межнациональные отношения. И совершенно такое же равнодушие со стороны теперь уже узбекских властей к жизни населения Ферганы.

Похоже, что до тех пор, пока не будут решены социально-экономические проблемы Ферганы, о спокойствии и стабильности в Средней Азии можно и не мечтать. Этот большой узел проблем, завязанный в 50-х годах ХХ века, когда ферганское хозяйство было переведено на монокультуру хлопка, будет и дальше завязываться  все туже и туже. А избыточное население Ферганской долины будет и дальше раскачивать положение в регионе и подрывать правительства по всей Средней Азии, как это уже было в Киргизии. Переворот против Акаева тоже начался с народного бунта в Фергане, в Оше. Вероятно, мы сейчас наблюдаем первые стадии такой же революции низов в Узбекистане.

Для революции, по образу и подобию киргизской, в Узбекистане есть все предпосылки. Это широкое недовольство населения, наличие загнанной в подполье оппозиции, готовой на любые меры по свержению правительства. Но в случае с Узбекистаном, база революции значительно шире. Против Каримова выступают верующие мусульмане, много лет терпевшие репрессии по обвинениям в "ваххабизме", а также исламистские радикальные группировки, действующие за границей. Например, те же "Хизб ут-Тахрир" и Исламское движение Узбекистана.

Инициатива в организации восстания в Андижане принадлежит, бесспорно, антиправительственным исламским организациям, но нельзя их путать с радикальными исламистами. Ведь цель восставших заключается только в смене высшего руководства страны, а не в борьбе с кафирами и строительстве "халифата". Строго говоря, такой же позиции придерживались даже отряды ИДУ, вторгавшиеся в Узбекистан в 1998, 1999 и 2000 годах. Во время боев в Баткене, командиры отрядов обратились к командованию киргизской армии с просьбой не вмешиваться в вооруженный конфликт. Полевые командиры указали на то, что они не собираются нападать на Киргизию, и планов строительства "халифата" не придерживаются.

Насколько можно судить из сообщений из региона, одну из решающих ролей в этом конфликте играют религиозные авторитеты. До настоящего времени, несмотря на сильный нажим со стороны власти широких и массовых выступлений против правительства не было. В конце 90-х и начале 2000-х годов выступления против правительства в Узбекистане были слишком рискованными, Маячила перспектива вмешательства в эту борьбу радикальных исламистов, и превращения выступления против власти в борьбу за "Халифат", не нужный большинству верующих мусульман.

Теперь же радикальные исламисты выбиты из Афганистана и не могут вмешаться в события в Узбекистане. Когда база для вмешательства извне разгромлена, религиозные авторитеты теперь больше не удерживают народ от выражения недовольства. Более того, события в Киргизии показали, что не следует опасаться превращения этого выступления в кровавую гражданскую войну по таджикскому и афганскому образцу. А раз так, то почему бы не попробовать силой прекратить террор со стороны власти?

Узбекская ситуация одним этим отличается от киргизской. Здесь реальный контроль над ситуацией на улице в значительной степени принадлежит религиозным авторитетам, которые могут повернуть активность масс в ту или иную сторону.
Но ситуация в Узбекистане отличается от киргизской еще одной, неожиданной стороной. 3 мая 2005 года, узбекский журналист Хазраткул Худойберди выступил со статьей о том, что в Узбекистане произошел государственный переворот, и теперь вся власть в республике принадлежит генералу Закиржану Алматову. Проверить и установить истинность этого сообщения не представляется возможным.

Однако, если в нем есть какая-то доля достоверности, то это обстоятельство коренным образом меняет обстановку. Если в Киргизии непосредственно перед отставкой Аскара Акаева был вакуум власти, то в Узбекистане, возможно, народный бунт столкнется с жестким сопротивлением, руководимым генералом Алматовым. С места событий поступают сообщения о штурме захваченного хокимата в Андижане и о том, что ночью планируется жестокая расправа над восставшими.

По поступившим сообщениям  из Андижана, правительственные войска около 17.00 мск разогнали демонстрацию на площади, с применением оружия, а также штурмовали захваченное здание хокимата. Огонь по демонстрантам велся из тяжелых пулеметов, а в стороне здания хокимата очевидцы отмечали несколько сильных взрывов. По всей видимости, генерал Алматов избрал силовой метод подавления недовольства, и в ближайшие дни можно ожидать новых вооруженных столкновений в Узбекистане, в других городах, возможно также в Ташкенте. В свете подавления восстания в Андижане наиболее вероятен остается вариант развития вооруженного конфликта в Узбекистане. Только сейчас пока еще очень трудно определить степень его напряженности и продолжительность.

Аналитики полагают, что в данной ситуации было бы принципиально важным удержать генерала Алматова и других узбекских руководителей от полномасштабного силового сценария. Если в полной мере реализуется вариант кровавого подавления восстания, то очень вероятным становится повторение афганского сценария образца 1979 года, а сам генерал Алматов может повторить судьбу Хафизуллы Амина. В случае подавления восстания религиозные авторитеты дадут согласие на вооруженное сопротивление власти, на джихад, и тогда радикальные исламисты получат неожиданный шанс. Они окажутся очень кстати с деньгами, оружием, инструкторами, боевиками добровольцами и наемниками, с очень радикальной идеологией. И тогда силовые структуры Узбекистана будут воевать с хорошо обученными и сильно вооруженными исламистами, которые получат поддержку населения.

В этой беспощадной борьбе у Алматова не будет союзников, или будут такие "союзники", вроде США, которые за помощь попросят продать душу. Из внешних сил генерал Алматов может рассчитывать только на генерала Дустума, но после назначения последнего начальником Генерального штаба армии Афганистана, не ясно, какую позицию в конфликте он займет. Скорее всего, сейчас мы сейчас находимся на развилке ситуации. Одно решение Ташкента приведет ведет или к более или менее мирному решению проблемы (хотя и не без конфликтов и волнений), или к вспышке вооруженного конфликта. События ближайших дней покажут, куда же свернула Средняя Азия на исторической развилке.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter