Гражданское общество спектакля

Впервые в истории страны выборы в Мосгордуму стали не рядовым процессом с предсказуемым результатом, который ничего, кроме скуки, у большинства населения не вызывал, а событием федерального масштаба. Скандальность темы московских выборов оказалась такова, что даже равнодушные к политике люди оказались в курсе связанных с ними событий. Для многих, если не для большинства, федеральных СМИ выборы в Могордуму стали одним из центральных политических событий лета.
 
Часто первым в списке «пострадавших» в результате того, что выборный процесс в Москве стал фактором политической нестабильности в стране, называют мэра Москвы Сергея Собянина. Действительно ли это так?
 
Выборы в Могордуму могли бы и, наверное, должны были, стать площадкой для критики работы столичной мэрии оппозиционерами - в диапазоне от либералов до ультрапатриотов. Благо, поводов хватает – вспоминаются и эксцессы, связанные с реновацией, и крепко попахивающие коррупцией бесконечные подряды на перекладывание плитки. Много за что можно было бы спросить с Собянина и возглавляемого им правительства, но почему-то в ходе текущей избирательной компании этим так никто и не озаботился.
 
Даже в период избирательной кампании 2013 года, когда против Собянина шел Алексей Навальный, явно имевший федеральные амбиции и позиционировавший себя в качестве политической альтернативы президенту Владимиру Путину, муниципальная повестка в риторике соперника нынешнего московского мэра присутствовала в значительном объеме. Оно и понятно – обращение к проблемам простых людей, большинства помогает собрать максимум голосов на выборах.
 
В этот раз все пошло совершенно иначе. Оппозиционеры не публикуют расследований о коррупции в мэрии, не говорят о проблемах городской экономики, хотя их хватает, похоже, даже перестали обзывать мэра оленеводом. Особенно странно это выглядит на фоне того, что именно подконтрольные мэру московские избиркомы отказывают в регистрации оппозиционным кандидатам.
 
Все претензии незарегистрированных кандидатов и их групп поддержки на улице и в СМИ на выборах 2019 года выплеснулись на федеральный уровень – в первую очередь, персонально на президента. Ситуацию еще более усугубили разгоны несогласованных акций оппозиции подразделениями МВД и Росгвардии.
 
Вспомним какой была для московского градоначальника ситуация накануне выборов в Мосгордуму. Он был одной из ключевых и самых заметных фигур российского политбомонда. 
 
В политологическом сообществе Собянина считали наиболее вероятным преемником Путина, политиком-технократом, способным, с одной стороны, гарантировать безопасность ключевым фигурам нынешнего режима, в первую очередь президенту, а с другой - получить поддержку бизнеса, гражданского общества и западных элит.
 
Московский мэр начинал карьеру в Когалыме и до сих пор тесно связан с «Лукойлом» и его владельцем Вагитом Алекперовым. В группу поддерживающих его бизнесменов входят глава «Сбербанка» Герман Греф, владелец АФК «Система» Владимир Евтушенков и крупный акционер «Новатэка» Леонид Мехельсон. Его кандидатура в качестве преемника полностью устроила бы также «Сибур», «Альфа-групп» и в целом «старый» российский бизнес, сформировавшийся в 1990-е годы.
 
Собянин сумел собрать блок в значительной степени подконтрольных ему региональных руководителей: в первую очередь, речь идет о свердловском губернаторе Евгении Кувайшеве и главе Архангельской области Игоря Орлове. К группе близких к Собянину глав регионов также относят саратовского губернатора Валерия Радаева.
 
В федеральном политическом истеблишменте число союзников московского мэра тоже достаточно высоко, один из наиболее влиятельных на текущий момент – спикер Госдумы Вячеслав Володин, сват Собянина.
 
Сконцентрировавший в своих руках такие многочисленные и разнообразные аппаратные, медийные и финансовые ресурсы столичный градоначальник в какой-то момент стал восприниматься как консенсусная фигура для почти всех в политическом смысле значимых слоев общества – идеальный кандидат в роли преемника действующего президента.
 
Проблема находившегося в зените своего могущества Собянина была в том, что Путин не демонстрировал намерения в ближайшее время оставить свой пост, а сложившийся вокруг московского мэра консенсус мог быть разрушен в результате действий его аппаратных конкурентов, изменения внешнеполитической конъюнктуры или внутриполитической ситуации, вследствие чего мог возникнуть спрос на функционеров, обладающих другими качествами и инструментами – например, силовиков. 
 
То есть, в существовавшей к моменту начала выборов в Мосгордуму ситуации в интересах Собянина было подтолкнуть президента к уходу с занимаемого им поста, пока политические ресурсы московского мэра не превратились в тыкву.
 
Судя по происходящему вокруг московских выборов, именно это и было сделано. 
 
С выборов в Могордуму скопом были сняты почти все оппозиционные кандидаты, в том числе и те, которые не имели никаких шансов избраться, и те, избрание которых ничем не было опасно власти. Зачем это могло быть сделано, кроме как для того, чтобы консолидировать группы поддержки всех оппозиционных кандидатов и вывести на улицу их, а заодно и простых горожан?
 
Выступления небольших групп оппозиционеров численностью в три-пять тысяч человек были названы мэрией и подконтрольными ей СМИ массовыми беспорядками. Хотя ни о какой массовости оппозиционных акций при таких цифрах говорить не приходится. Этим мэрия спровоцировала силовиков на неадекватное существовавшим в реальности угрозам применение силы, а толпу – на агрессию в отношении правоохранителей. Последнее имело следствием еще и возбуждение против некоторых протестующих уголовных дел, которые теперь станут постоянным источником негативных для действующего президента информповодов.
 
То есть, конфликтные ситуации всякий раз продуцировались на уровне московской мэрии, а негативные последствия ложились на федеральные структуры и лично на Путина.
 
Отметим, что политическая нестабильность на федеральном уровне накануне выборов в Мосгордуму также генерировалась в регионах, которые входят в сферу влияния Собянина. Одной из главных тем в федеральной информповестке в последние месяцы были «антимусорные» протесты в Архангельской области, которой руководит близкий к московскому мэру губернатор Орлов. Причиной протестов стало намерение областных властей завозить в регион московские же отходы. Аналогичные конфликты, связанные с перспективами завоза отходов из Москвы, назревают в Саратове, Ижевске, Кирове и Новокуйбышевске. Трудно поверить в то, что это происходит случайно.
 
Безусловно, не только Собянин может быть заказчиком кампании по дестабилизации политической ситуации в стране, имеющей целью подтолкнуть президента к мягкому, но достаточно быстрому трансферту власти. Ее могли профинансировать и организовать крупные бизнес-структуры, заинтересованные в ускорении этого процесса, которых устроила бы на президентском посту фигура нынешнего московского мэра. Но вряд ли в даже этом случае Собянин мог не знать о такой операции, поскольку имел все возможности остановить ее, но так ими и не воспользовался.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter