Похвала косоворотке. Часть 2

Что такое национально-ориентированная субкультура?

 

Для начала поговорим вот о чём. Любой народ, даже самый забитый и денационализированный, имеет свои бытовые привычки, обычаи, особенности поведения и так далее. Но в случае забитости и денационализации относится ко всему этому равнодушно, а то и отрицательно, как к признаку «отсталости». Соответственно, чужая культура воспринималась как носительница более высокой цивилизации. Состоятельный варвар времён Римской империи снимал штаны и облачался тогу на римский манер. Богатый индус времён английского владычества переодевался в европейский костюм и заводил европейского повара. Советский человек боготворил джинсы и жевачку, а россиянин – одежду с импортным ярлыком. И так далее, и тому подобное.

 

Процесс это естественный. Обаянию более развитой культуры – особенно культуры мировых масштабов - противостоять почти невозможно. Если же кому-то это удавалось, то ценой консервации отсталости, причём вполне реальной. При этом национальная идентичность, разумеется, размывается. Человек, одетый как все, едящий то же, что и все, слушающий ту же музыку, говорящий на «общем языке»– чем он отличается от этих «всех»? В лучшем случае смутными воспоминаниями о том, что его предки были кем-то особенным – ирландцами, пакистанцами или поляками. Последнее, что теряется – это национальные черты лица и цвет кожи. Но, чтобы поддержать идентичность, этого недостаточно. В каком-нибудь поколении дочка выйдет замуж за испанца, а сын приведёт в дом очаровательную тайку.

 

Добавим к этому, что в выигрыше оказываются как раз те, кто и прячется под словом «все» - то есть природные носители какой-либо глобальной культуры. Сейчас это англо-саксонская. Весь мир носит не «джинсы вообще», а АМЕРИКАНСКИЕ джинсы, ест не «фастфуд», а АМЕРИКАНСКИЙ фастфуд, говорит не на «всеобщем языке, а на АНГЛИЙСКОМ языке, слушает не «музыку вообще», а АНГЛО-АМЕРИКАНСКУЮ музыку. То есть аппроприирует элементы чужой культуры – которая при этом ставится выше своей.

 

Но некоторые народы умудрялись сохранять идентичность в течении тысячелетий, при этом оставаясь современными людьми, а не дикарями. Самый известный пример – евреи. Жители крупных городов и отдалённых местечек – они оставались евреями, несмотря ни на что. Даже появление Израиля – то есть исполнение национальной мечты – не привело ко всеобщей ассимиляции оставшихся в рассеянии.

 

Обычно в качестве главного фактора, позволившего евреям сохранить себя, называют религию. Однако не стоит преувеличивать еврейскую религиозность – как и религииозный фактор вообще. Более того, сами евреи упирают не столько на силу веры и вообще на «чувства», сколько на религиозно мотивированный ОСОБЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ, который они ведут. Все детали которого направлены только на одно: на поддержание отличия евреев от неевреев. Это касалось буквально всех сторон жизни, и прежде всего – пищи, одежды, песен и праздников.

 

Начнём с темы одежды и внешнего вида вообще. Евреи всегда одевались иначе, чем окружающие их народы. При этом различия могли быть не слишком заметными (и раздражающими) для посторонних, но принципиальными для самих евреев. Иногда они сводились буквально к деталям – пейсам или нитям цицис, болтающимися из-под одежды. Иногда не было и этого (поскольку временами христианским правителям приходило в голову запрещать еврейскую одежду – чтобы потом, наоборот, запрещать евреям одеваться по-европейски). Но всегда и во всех случаях евреи старались отличаться от неевреев хоть небольшой особенностью. По хасидской легенде, даже праотец Авраам одевался иначе, чем окружающие его неевреи.

 

И ещё одна важная подробность. Всегда существовало различие между «светскими евреями», которые старались максимально уподобиться – даже внешне – христианам, и евреями ортодоксальными, носителями традиции. Которые всячески подчёркивали своё еврейство, в том числе и во внешнем облике. Иногда это выглядело смешно. Но стоит помнить: именно эти люди всем своим видомнапоминали собратьям-евреям о том, что они евреи. Без бородатых и пейсатых раввинов, соблюдающих множество запретов и ограничений, не было бы и успешных еврейских бизнесменов и юристов, одетых по последней моде и с аккуратными висками.

 

Но отвлечёмся от еврейской темы. Возьмём совершенно иное время и совершенно иных людей. А именно – обратимся к истории фашизма.

 

Мы привыкли воспринимать фашизм – что итальянский, что немецкий – как некое «учение». И понятно почему: таковым был «марксизм-ленинизм», нам слишком хорошо знакомый. Однако главным принципом фашизма было отрицание доктринёрства (Геббельс, наверное, сказал бы «талмудизма») и примат практики над теорией. А первые его успехи были связаны не с программой (у итальянского фашизма долгое время вообще не было никакой утверждённой программой, её придумали задним числом), а с привлекательным стилем фашизма.

 

Эрнст Нольте в своём фундаментальном труде «Фашизм в его эпохе», писал о раннем итальянском фашизме так:

 

«В общем, почти до конца 1920 года фашизм влачил свое существование без сильной организации, без заметного руководства, без впечатляющего стиля. Из всех элементов его основной картины прежде всего получил удивительное развитие его стиль.»

 

Дальше он подробно пишет о самом этом «стиле» - начиная от придуманного Габриэлем д’Аннунцио боевым кличем "Eia, eia, eia, alalà”, и кончая чёрными рубашками, песней «Giovinezza» и нападениями на «внутренних врагов». Или, говоря современным языком, фашизм родился сначала как субкультура, а потом уже стал политическим движением.

 

В Германии события развивались по похожем сценарию – за исключением того, что там было меньше спонтанности и больше сознательного конструирования. Например, «фашистское приветствие»[1] было почти точно скопировано с итальянского оригинала, а чёрные фашистские рубашки были повторены в виде коричневых нацистских. Попросту говоря, Гитлер и его окружение косплеило успешных итальянцев, внося незначительные изменения. Этого оказалось достаточно.

 

Заметим. И итальянский фашизм, и немецкий немецких предлагали себя в качестве национальных движений своих народов. Критически настроенный исследователь сказал бы, что они, скорее, выдавали себя за таковые. Однако опора на национально-окрашенную субкультуру имела место в обоих случаях.

 

А вот совсем близкий к нам пример – конструирование украинской нации, которое имело место буквально на наших глазах. И здесь огромную роль сыграли моменты стилистические: сине-жёлтые цвета, «тризуб», и, конечно же, вышиванка. Именно вышиванка стала символом «сознательного украинца», немым свидетельством его проукраинских убеждений.

 

Наконец, пример совсем уж забавный, но крайне поучительный – история гавайской рубашки. Придуманная японскими иммигрантами и поступившая в продажу в 1935 году, рубашка стала символом Гавайев и считается «символом древних традиций гавайского народа».

Разумеется, между глубоко традиционным еврейским национализмом, агрессивным фашизмом, новодельным украинством и весёлой гавайской идентичностью «на экспорт» - огромная разница. Но методы применяются одни и те же: сперва создаётся субкультура, подчёркивающая принадлежность к национальной общности.[2] А уже потом – всё остальное.

 

Нетрудно разглядеть и технические подробности. Одним из самых распространённых символов принадлежности к национально-ориентированной субкультуре является верхнее нательное бельё – то есть РУБАШКА. Слишком оригинальная верхняя одежда – от пиджака до шубы – смотрится излишне странно, нижнее бельё никому не видно. Именно рубашка представляет собой удобный компромисс: её видно, но это не режет глаз, посторонние могут её не замечать, а свои – воспринимать как знак принадлежности к сообществу.

 

Думаю, уже понятно, к чему я веду. У русских есть своя «национальная рубашка», её не нужно даже выдумывать заново. Это косоворотка, добезцаря называвшаяся также «русской рубахой», а в армии – «гимнастёркой».

 

Удивительным обстоятельством является то, что косоворотка действительно является традиционной русской рубашкой. И при этом отличается от других «национальных рубашек» не цветом или узорчиком, а конструктивно.

 

Одежда вообще не предполагает большого разнообразия. Человеческое тело устроено, в общем, у всех одинаково, а прикрывать его от холода и комаров нужно было всегда. Поэтому практически все удобные и интересные конструктивные решения в этой области давно найдены. Особенно это касается одежды, непосредственно прилегающей к телу – тут любой выпендрёж и неудобство человек чувствует буквально шкурой. То есть рубашка и штаны. Любой КОНСТРУКТИВНЫЙ элемент здесь – это очень круто. Учитывая же ещё и то, что любое по-настоящему удачное решение очень быстро копировалось, понятно, что одежда всегда тяготела к единообразию. Плюс-минус мода, разумеется.

 

Есть, конечно, факторы, которые всё-таки делали одежду разной. От климатического (в Италии можно носить «меха», но не шубу) до эстетического (национальный тип лица и фигуры, например, играет – «у немочек бюстики пышные, им бы декольте и кружавчики»). Отличия небольшие, но оттого особенно ценные.

 

В целом, есть три метода создания нацональной одежды – высокобюджетный, среднебюджетный и низкобюджетный. Они совместимы друг с другом по

нисходящей – то есть, использовав первый методы, можно усугубить вторым и заполировать третьим. Но не наоборот.

 

Итак, первый метод – придумать что-то действительно оригинальное. Это может быть что угодно, в том числе «мелкие различия». Например, одних только платков существует несколько сотен разновидностей. И кашне от платка babushka люди отличают сразу. Важно тут то, что эти различия относятся к КОНСТРУКЦИИ одежды. Не к размеру, не к цвету, а именно к конструкции. В свете наших примеров – упомянутые выше нити-цицит, кроме евреев, больше никто не носит. Или, скажем, у арабов есть куфия с эгалем. В общем-то – большой платок с обручем на голове, который его удерживает. Но у других такой фишки нет. И арабы это носят, и считают, что это круто. Потому что элемент УНИКАЛЬНЫЙ. Или вот, скажем, тюрбан. Не самый удобный головной убор на свете, но те же сикхи носят его. Потому что им нужно отличаться от всех прочих.

 

Метод второй. Взять несколько видов уже известной одежды и скомбинировать их каким-нибудь необычным способом. Ну например – кожаные штаны, жилет и шляпу, в шляпу всадить перо. Если недостаточно оригинально – поверх жилета пустить подтяжки. Да, немножко смешно выглядит. Но для какой-нибудь немецкой местности сойдёт. Носить такое всё время, конечно,  не будут, но на праздник можно и выйти. Для устоявшейся немецкой идентичности этого вполне достаточно.

 

Ну и наконец самое дешёвое. Украшения, вышивка, раскраска и принты. Это используется или для маркировки мелких и мельчайших региональных и иных различий, или по остаточному принципу.

 

Стоит заметить: «вышиванки» всех видов могли появиться в качестве массовой одежды не ранее, чем в продажу поступили относительно дешёвые стальные иглы. Это не помешало конструкторам народов декларировать невероятную древность всяких вышитых узорчиков и мистический смысл, в них заключённых. Даже гавайские принты якобы созданы «по мотивам традиционных гавайских узоров».

 

Славянские народы в основном доделывались в XIX веке, и примерно по одним лекалам: белые или красные рубахи с вышивкой. «Крючок туда – загогулина сюда». Русские – исключение: косоворотка известна с XV века.

 

Косоворотка – это надеваемая через голову рубашка (обычно носимая навыпуск) с разрезом сбоку и воротником-стойкой. Есть всякие не очень заметные детали, вроде ластовиц (необязательно) и некоторых особенностей кроя. Обычно она с длинными рукавами, но это необязательно. Она может быть мужской и женской, разница только в позиции разреза. Очень важно то, что она может быть как вышитой, так и без всякой вышивки вообще. Для того, чтобы отличить косоворотку от любой другой рубашки, не нужно никаких вышивок, принтов, особых пуговок и всего такого прочего. Достаточно кройкии косого ворота.

 

Тем более удивительно, что сознательные русские националисты её не носят. И раньше не носили.[3] Да и нынешние добрые русские людичего-то стесняются и жмутся. Более того, я регулярно слышу от разных людей, что «не надо одеваться в крестьянскую рубашку», «национальная одежда русских – мундир» и вот это вот всё.

 

Почему?

 

Главная причина такого нигилизма – столетняя большевицкая антирусская пропаганда. Коммунисты с большим пониманиемотносились к любой национальной одежде, но русским национальная одежда была строго запрещена. Сомневающиеся в этом могут посмотреть на любой советский плакат из серии «дружба советских республик». Как правило, там изображены все республики в виде людей в национальных костюмах: кавказец в бурке, украинец в любимой вышиваночке.[4]Русский обычно рисовался в виде человека в пиджачке. Ничего «национального» русским не полагалось.

Разумеется, это нужно было как-то объяснять. Поэтому русским внушалось, что национальный костюм – это «смешной пережиток старины» в целом, а русский национальный костюм – страшное уродство. Разумеется, это говорилось только русским. Все остальные понимали, что гордиться собственной нацией ОЧЕНЬ ПРИЯТНО, а ходить в богатом, в «золоте-брульянтах» - вообще замечательно.[5] Советизиврованные люди боятся об этом думать сих пор. Денационализированный советский обыватель до сих пор верещит что-нибудь вроде:

 

«В наше время носить национальные костюмы - признак некой детскости сознания. И первобытности. В смысле, ходят, как те папуасы - в юбочках из тростника. Не, ну, если ради туристов, типа, на карнавал или бабушкины традиции показать, это еще понятно. Но в качестве будничной одежды... Так и хочется спросить: "в каком веке застряли?»

 

Спорить с такими людьми в большинстве случаев бесполезно. Это или гебистские тролли, или несчастные распропагандированные люди. Для приличных людей, которых их заходы могут сбить с толку, ещё раз напоминаем то, что уже сказано выше: ненациональной одежды вообще не бывает. «Общей одеждой» является одежда доминирующих в мире народов. Когда это были греки, все цивилизованные люди носили тоги. Сейчас это англосаксы, и мы носим джинсы (американские), брюки (немецко-французские) и рубашки (английские). Если говорить жёстче – донашиваем за ними обноски, которые к тому же всегда будут выглядеть на нас хуже, чем на них. Но хотя бы на что-то своё мы имеем право? Например, на ту же рубашку – которая своя ближе к телу?

 

Не стоит забывать и того, что объявление чего-либо «устаревшим» и «немодным» является обычной коммерческой уловкой, призванной обесценить чужой актив – чтобы впоследствии его присвоить и потом торговать им задорого. Особенно хорошо это прокатывает с дикарями. Первый признак настоящего дикаря (то есть человека с сознанием ниже традиционного) – неуважение себя и бесконечное пластание перед иностранцами и их культурой, отождествляемой с «прогрессом» и «развитием». Дикари готовы снимать со своей шеи золотые украшения даже не в обмен на стеклянные бусы, а просто потому, что высший белый человек сказал «фу, сейчас такое не носят». Потом эти украшения отдаются за гроши или дарятся тем же белым людям – а те уж найдут, как ими распорядиться. Современные дизайнеры, к примеру, обожают делать деньги на фантазиях по поводу национальной одежды. Это называется «национальные мотивы». Русских пока ещё употребляютредко и осторожно – чтобы не делать им лишнюю рекламу. Но если русские вдруг вымрут (что вполное возможно) – всё наше наследие пойдёт в ход.

 

Но в чём смысл запрета русским выглядеть как русские? В том, что все народы, проходящие стадию становления нации, в этом остро нуждаются. При этом «цивилизованность» не играет никакой роли. Да что говорить: в СССР самыми цивилизованными и «европейскими» народами считались прибалты. Так вот, в перестройку они первыеоделись в национальные костюмы (разумеется, приукрашенные и стилизованные). Они и до сих пор популярны – в них ходят на национальные праздники. Проводятся парады, шествия и прочие мероприятия в национальной одежде.Это невероятно круто, модно, весело, задорно. А какой-нибудь твари, которая посмела бы хоть что-то вякнуть бы по поводу «папуасов», латыши или эстонцы устроили бы весёлую и интересную жизнь, уж они умеют – изводить своих врагов.

 

Перейдём теперь ко второму заходу: дескать, косоворотка, в отличие от всех прочих национальных одеяний, как-то по-особенномусмешна, неудачна и неудобна. Кимоно прекрасно, халат великолепен, английские носки на подтяжках – верх элегантности, а вот косоворотка – фууууууу, буээээээ. «Русские дураки придумали гадость какую-то». Да и вообще она недостаточно русская, добавляют некоторые, и придумывают всякую чушь про монгольское, финно-угорское и даже китайское её происхождение (я читывал и такое).

 

Вот типичный образчик подобного дискурса:

 

«Это никоим образом не "русская народная" одежда. Современную известность косоворотка приобрела в первую очередь благодаря голливудскому кинематографу. В котором образ "типичного русского" это либо полутрезвый космонавт в ушанке, либо угрюмый бычара вот как раз в такой косоворотке.
Косоворотка наиболее широкое распространение имела на границе начала XX века, в основном среди городских низов, всякий пролетариат и прочие разночинцы. До этого периода и после него косоворотка практически не используется русским народом.

 

 

И причина этого очень проста. Косоворотка это очень неудобная и непрактичная рубашка. Именно из-за косого ворота. Застегивать неудобно. В расстегнутом виде клапан болтается весьма неэстетично и колотится на ветру. Горло от ветра косоворотка защищает ничуть не лучше, чем любая другая рубашка. Шейный платок или шарф эту функцию выполняют намного лучше.

 

Если бы косоворотка была действительно прорывной технологией, качественно превосходящей другие виды одежды, то её бы носили и сейчас, с удовольствием. Но это не наблюдается. Не нужна никому в реальной жизни эта фольклёрная фофудья.»

 

Разберём этот конкретный образчик. Для начала автор пытается представить косоворотку и новоделом, и непрестижной одеждой, невесть с чего распространившеся «на границе начала XX века среди пролетариата». Меж тем, косоворотку носили, как минимум, с XV века. Она и в самом деле была крестьянской и солдатской одеждой. Косоворотка послужила основой для создания русской гимнастёрки. Александр Третий ввёл в моду русские рубашки. Николай Второй носил красную косоворотку – и позировал в ней Кустодиеву. Так что все разговоры о «низкой одежде» - просто ложь.

Далее, о «неудобстве». Автор этой статьи носит рубашки с косым воротом более года – именно как повседневную одежду. Всё, что здесь написано про «неудобство» - чушь собачья. Пуговицы как пуговицы, застёгивать их несложно. «Хлопающий клапан» - очевидная глупость: на сильном ветру воротник обычно застёгивают, а в безветрии такой проблемы просто не возникает.[6] В общем, по тексту видно – человек косоворотки не носил никогда, и все его рассуждения нужны только для того, чтобы оправдать это самое «фууууу», которое ему в голову закрутили коммунисты.

 

Впрочем, есть момент, косовороткофобию отчасти оправдывающий. Очень многие, слыша слово «косоворотка», путают её с советским театральным реквизитом того же названия. Ну то есть как есть «русский сарафан» а-ля ансамбль «Берёзка», непригодный к носке и нужный только для изображения «русских» на сцене. Театральная косоворотка – это обычно белая рубашка с вырвиглазной красной вышивкой, очень широкими рукавами, навыпуск и с пояском. Разумеется, это чисто театральный наряд, надевать на себя такое в быту было бы нелепо.

 

Обычная же косоворотка, сделанная под современную городскую одежду, выглядит и воспринимается как современная городская одежда. Люди не в теме вообще не понимают, что это. Какая-нибудь яркая вышивка привлекла бы, наверное, больше внимания – но тогда бы её путали с «вышиванкой». Затодобрые русские люди – даже если сами косоворотку не носят – её обычно замечают. То есть она вполне работает как разделитель свой/чужой. Не кричаще, не вызывающе, как чёрная рубашка или вышиванка, а так – тихим голосом. Который можно услышать, а можно и нет.

 

Но в наших условиях именно это и нужно. Современные русские – отнюдь не «фашисты» и не должны ими быть. Мы добрый, интеллигентный народ. Так вот, косоворотка выглядит несравнимо интеллигентнее, чем, скажем, майка или футболка с надписью «Ярусский» - которая выглядит как признательное показание в полицейском участке. Хотя сам тот факт, что такие футболки продаются и носятся, показывает, что спрос на хоть какую-то русско-субкультурную одежду существует, и он достаточно велик.

 

Разумеется, речь не идёт о том, чтобы все добрые русские люди всё время – в жару и стужу, на праздик и на похороны – носили исключительно русскую рубашку (так и следует называть косоворотку). Важно, чтобы она у них была – и чтобы её носили.

 

Тут мне скажут: ну можно ли сводить национальную культуру (ну хорошо, субкультуру) к рубашке? Этого явно не хватает, нужно что-то ещё.

И я радостно соглашусь. Одна косоворотка – этого совершенно недостаточно. Нужно ВЫСТРАИВАТЬ СИСТЕМУ РАЗЛИЧИЙ между добрыми русскими людьми и денационализированными (или просто нерусскими) обывателями, «россиянами». МЫ ДОЛЖНЫ ОТЛИЧАТЬСЯ ОТ НИХ – понемногу, но везде и во всём. Как это делали все народы, уже прошедшие этим путём, которые уже обрели себя – а иногда даже и свои национальные государства. Нам до этого далеко, но путь начинается с первого шага.

 

Так почему бы, собственно, не купить себе русскую рубашку?

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

[1] Более известно сейчас как «зига».
Есть мнение, что итальянский жест придумал Габриэль д’Аннунцио для съёмок фильма из римской жизни.

[2] Я намеренно не касаюсь тёмной стороны той же темы – например, «национальной одежды», придуманной в издевательских целях «старшими нациями» для младших и покорённых. Желающие могут ознакомиться с историей шотландского тартана и килта и их истинного происхождения и предназначения. Насчёт издевательства – отсылаю к выражению «true Scotsman»: поинтересуйтесь, что имеется в виду, и сразу всё станет понятно.

Бывали также попытки использовать ту же технологию для демонстративного раздувания антизападничества и псевдотрадиционализма – см. напр. позорную историю заирскогоабакоста.

[3] Дело доходило до смешного. Однажды лидер известной национальной организации Александр Белов (одевающийся чрезвычайно элегантно) пришёл на мероприятие в итальянском пиджаке и красной русинской вышиванке (это было ещё до Евромайдана). На мой вопрос, почему он её одел, он ответил – «нужна же нам какая-то национальная одежда, вот у русин она есть». Про косоворотку он даже и не вспомнил.

[4] Надо сказать, советская власть всячески форсиланациональные костюмы вообще и вышиванку в особенности. Например, на тех же плакатах национальные одежды всегда выглядели богатыми и красивыми, праздничными – в отличие от рабочей сермяги на русском. Если коротко: за «национальную одежду выдавали сильно приукрашенную одежду очень зажиточных людей, «князей и эмиров».

Это создавало у нерусских народов ощущение того, что их предки жили празднично и зажиточно, в отличие от русских нищебродов (хотя исторически всё было как раз наоборот).
Что касается вышиванки, её, к примеру, демонстративно носил Хрущёв: куда уж выше!

[5] Я несколько раз слышал фразу: «национальный костюм цыганки – золото, бриллианты». То же самое я слышал и про прекрасных представительниц некоторых других народов, но никогда – про русских. Русские народ БЕДНЫЙ – это выучили все, в первую очередь сами русские,

[6] Более того, откинутый воротник, особенно если обратная сторона его как-то отделана, выглядит ярко и красиво – что-то вроде вшитого шейного платка.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter