Австрия ставит на красное

На повторных президентских выборах в Австрии в прошлое воскресенье 4 декабря, по сообщению австрийской медийной компании ORF, победил представитель австрийских левых Александр ван дер Беллен, набрав 51,7 % голосов избирателей, его соперник-националист Норберт Хофер получил 48, 3% голосов и уже признал свое поражение. Следует отметить, что эти данные не учитывают около 700 тысяч голосов избирателей, проголосовавших дистанционно, т.е. по почте, которые будут подсчитаны только 5 декабря, в понедельник, но вероятность изменения результата оценена ORF не выше, чем в 0,5 %.


В этом году выборы президента Австрии неожиданно затянулись на продолжительное время и обещали стать очередной мировой политической сенсацией уходящего года после английского Брексита и победы на выборах в США Дональда Трампа. Полной неожиданностью на австрийских президентских выборах в этом году стала победа в первом туре 24 апреля кандидата от национал-либеральной Австрийской партии свободы Норберта Хофера, набравшего 36,4 % голосов избирателей, в то время как его ближайший соперник Александр ван дер Беллен, формально независимый, бывший лидер партии Зеленых, фактически представляющий интересы этой партии, набрал в первом туре всего 20,38 % голосов.


Выборы второго тура прошли 22 мая. Хофер получил 49,65 %, а ван дер Беллен 50,35 %, разница составила всего 31 тысячу голосов при 4,5 миллиона проголосовавших. Причем Хофер проиграл во втором туре из-за голосов, посланных по почте. Австрийское законодательство разрешает голосовать как лично на избирательных участках, так и дистанционно, посылая избирательный бюллетень по почте. Хофер подал жалобу в Конституционный суд страны, оспаривая нарушения регламента при подсчете голосов, посланных по почте. Австрийский конституционный суд признал, что в отношении части бюллетеней невозможно установить их истинность и отменил итоги голосования.


Повторные выборы президента Австрии были назначены на 2 октября 2016 года, но неожиданно выяснилось, что многие бланки для повторного голосования по почте оказались бракованными, а конверты, в которых они направлялись избирателям расклеивались из-за некачественного клея, что являлось нарушением процедуры голосования. Поэтому министр внутренних дел Австрии, в полномочия которого входит так же и контроль за нарушениями на выборах, постановил перенести повторные президентские выборы на 4 декабря 2016 года.


Европейская, особенно немецкая пресса, отнеслась к процедурным проблемам австрийских президентских выборов большей частью иронично. Немецких журналистов особенно умилил случай с некачественным клеем, приобретенным австрийской казной. «Süddeutsche Zeitung» цитировала даже риторический вопрос одного из журналистов, удивленного очередным перенесением «вечных» австрийских выборов: «Не ведет ли себя нация немного по-дурацки?». Немцы привыкли смотреть на австрийцев несколько свысока, как на своего рода германских плебеев, неспособных к правильной и рациональной организации труда. Австрийцы традиционно отвечают неприязнью на немецкую надменность и высокомерие к ним.


В то же время политические конспирологи имели все основания полагать, что за «вечными» австрийскими президентскими выборами 2016 года скрывается какая-то суперрафинированная интрига, некая тайная под ковёрная борьба между австрийскими радикальными националистами, желающими победы их кандидата – Хофера, и их вечными экзистенциальными противниками – австрийскими левыми и либералами, желающими любой ценой не допустить прецедента с приходом президента-националиста в венский дворец Хофбург.


В данном случае трудно судить об обоснованности конспирологических теорий. Но важно, хотя бы очень кратко, отметить особенности политической системы Австрии, сложившейся после окончания Второй мировой войны.


После восстановления в 1955 году суверенитета Австрийской республики правые политические партии страны ни разу не смогли получить доступ на высший австрийский политический олимп – на должности федерального канцлера и федерального президента Австрии. Оба высших государственных поста де факто были зарезервированы представителями двух австрийских политических партий – левоцентристской и социалистической Социал-демократической партией Австрии (СДПА) и правоцентристской и консервативной Австрийской народной партией (АНП), которая по своей современной идеологии практически аналогична ХДС Германии. Наиболее влиятельной из австрийских правых партий – национал-либеральной Австрийской партии свободы (АПС) лишь однажды, после ее максимального исторического успеха на парламентских выборах в 1999 году с результатом в 27,22 % голосов избирателей, удалось добиться назначения на пост вице-канцлера Австрии своего представителя - Сюзанны Рисс-Пассер. Ни пост канцлера, ни пост президента Австрии, даже скандально-популярному Йоргу Хайдеру - лидеру АПС в 1986 – 2005 годах никогда не светили.


В силу того, что Австрия – парламентская республика, ее политическим лидером де факто является федеральный канцлер, т.е. глава правительства. Федеральный президент Австрии является второстепенной политической фигурой по сравнению с канцлером, но при этом у него есть и реальные властные полномочия, которых гораздо больше, чем, например, у федерального президента Германии. Австрийский президент де юре может распустить парламент и правительство, а также освободить канцлера от должности. Он назначает высших государственных чиновников, утверждает кандидатуры канцлера и членов правительства. Правда, де факто, президент исполняет скорее представительские функции в государстве и выступает моральным арбитром в различных внутриполитических конфликтах.


Для австрийских правых националистов из АПС, победа Хофера на президентских выборах была бы не только политическим прецедентом, но и заделом на предстоящие парламентские выборы их партии, что в Австрии политически существенно более значимо, чем президентские выборы. Поражение Хофера означает, что АПС, несмотря на свою близость к успеху как никогда, в очередной раз не смогла взять австрийский политический олимп и изменить послевоенное политическое статус-кво Австрии.


В чем причина очередного поражения АПС? Если вынести за скобки конспирологические инсинуации и возможность электоральных манипуляций, то становится очевидным, что основная причина поражения австрийских националистов кроется в страхе австрийских избирателей сделать свою страну политическим изгоем в ЕС.


Дипломатический конфликт с ЕС Австрия получила еще в 2000 году именно по причине успеха АПС во главе с Хайдером на австрийских парламентских выборах 1999 года. Беспрецедентное политическое давление ЕС на Австрию воплотилось даже в политический бойкот и введение двусторонних санкций каждого государства-члена ЕС против Австрии, от которой ЕС требовала удаления Хайдера, как политика с неонацистскими взглядами из политического бомонда страны. Евросоюз таким образом решил наказать австрийских политиков за нарушение негласного политического табу на союзы с ультраправыми силами. Конфликт с ЕС Австрия урегулировала, после того как ее президент Томас Клейстиль, как моральный арбитр нации, «попросил» Хайдера не входить в состав правительства, а позднее Хайдер был вынужден даже покинуть ряды АПС и основать новую австрийскую правую партию - Альянс за будущее Австрии.


Австрийцы увидели еще в 2000 году, что Евросоюз будет жестко и бескомпромиссно реагировать на политический успех их националистов, несмотря на то, что этот успех был достигнут на свободных и демократических выборах.


Масла в огонь для страха австрийцев за собственное политическое будущее в немилости у ЕС безусловно добавили сначала английский брексит, а затем и победа Трампа в США. Оба события были интерпретированы европейским политическим классом как тяжелые политические удары по европейскому политическому единству и идеологическим ценностям ЕС. Победа на президентских выборах австрийских радикальных националистов из АПС, лидером которой на протяжении почти 20 лет являлся Хайдер, в условиях драматических политических новаций нынешнего года, была бы однозначно истолкована политическим бомондом Евросоюза, во главе с немецким канцлером Ангелой Меркель, как удар ножом в спину ЕС, как подлое предательство со стороны Австрии в тяжелое для Евросоюза время.


Поэтому австрийцы проголосовали на последних выборах по сути не за личность ван дер Беллена, а за свою солидарность с Евросоюзом и желание и дальше оставаться его полноправным членом. Хотя Хофер неоднократно отрицал наличие у него намерения содействовать выходу Австрии из ЕС, но при этом подчеркивал, что хотел бы видеть «усовершенствованный Евросоюз». Впрочем, слова Хофера для политиков из лагеря ЕС значат немного, гораздо большее значение имеет для них его политическое ориентация.


Ван дер Беллен, как политик и личность, не представляет из себя чего-то большего, кроме как типичный образец. заурядного европейского левака. Являясь даже не австрийцем, а российским немцем по происхождению, себя он идентифицирует как «дитя миграции». Он был ранее членом Социал-демократической партией Австрии (СДПА), затем стал лидером еще более левой партии Зеленых, которая по своим взглядам близка к австрийским коммунистам. Его политические и идейные убеждения образуют гремучую смесь самых радикальных европейских левацких взглядов: он убежденный атеист, сторонник неограниченной миграции для беженцев, выступает за гомосексуальные браки и полную свободу абортов, поддерживает легализацию легких наркотиков на основе конопли и публично рассказывает о собственном опыте их потребления, наконец он причисляет себя к феминистам, подчеркивая, что при этом остается мужчиной.


Ценой своей лояльности к ЕС Австрия получила очередного «красного» президента – уроженца «Красной Вены» - неофициальное название столицы Австрийской республики до Второй мировой войны, исторически традиционно самого «левого» города в Австрии. Учитывая, что в настоящее время канцлером Австрии также является «красный» политик Кристиан Керн – представитель СДПА – можно заключить, что австрийцы согласились лучше прослыть «красными друзьями» ЕС, чем «предателями-нацистами».


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter