Имперский миф Путина и укрупнение регионов

Высокая популярность Владимира Путина во время первого срока и триумфальное переизбрание на второй срок были неразрывно связаны с существовавшим в массовом сознании образе «путинской реставрации». Для электората фигура президента олицетворяла преодоление ельцинской смуты. С ним связывали надежды на восстановление имперского величия России, возврат к идеалам патриотизма и социальной справедливости. Одной из составляющих «имперского мифа» Путина стал проект укрупнения субъектов федерации.

Укрупнение — противоположность знаменитого ельцинского тезиса «берите суверенитета столько, сколько хотите». Целью реализации проекта было объявлено повышение управляемости страной, прекращение региональной фронды и ликвидация угрозы распада России.

В качестве потенциальных кандидатов на укрупнение в разное время назывались практически все регионы страны. В частности, говорили о возможном слиянии Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого АО с Тюменской областью, Таймыра и Эвенкии — с Красноярским краем, Москвы и Санкт-Петербурга — с прилегающими областями, а также о создании новых регионов на базе Ярославской, Ивановской и Костромской областей, Липецкой и Воронежской, Алтайского края и республики Горный Алтай.

К сегодняшнему дню Кремль добился успеха только в одном случае. В Пермской области и Коми-Пермяцком АО прошли референдумы, на которых население одобрило идею объедения. Если не случиться ничего экстраординарного, 1 декабря 2005 года на карте России появится новый субъект федерации — Пермский край. Но в других регионах идея забуксовала, натолкнувшись на объективные и субъективные трудности.

Возьмем имеющий долгую историю проект «Петербургской губернии» или «Балтийского края». В 1992 году законом РФ Санкт-Петербург был выделен из состава Ленинградской области, на город были распространены полномочия отдельного субъекта федерации. Окончательно разделение двух исторически тесно связанных регионов было закреплено конституцией 1993 года. Тем не менее, политики все время возвращаются к идее объединения.

Есть все основания полагать, что слияние в рамках Балтийского края пошло бы на пользу и городу, и области. Значительно уменьшится количество чиновников региональных и федеральных ведомств, понадобится меньше средств на их содержание. У Петербурга появятся необходимые территории для вывода из центра города старых предприятий и размещения новых, для массового жилищного строительства. Именно в этом специалисты видят возможность решения проблемы уплотнительной застройки. А Ленобласть получит возможность улучшить положение своих «бюджетников» за счет дополнительных средств на «социалку» (бюджет Петербурга значительно превосходит областной, расходы на каждого жителя в городе тоже выше). Наконец, исчезнут многочисленные спорные вопросы между двумя регионами: кто должен заниматься проблемами свалок, обустройством садоводств и т.д.

Сама идея создания Балтийского края была серьезно дискредитирована местными политиками, которые в зависимости от своих личных интересов выступали то «за», то против объединения. Эта тема всплывала в ходе каждой избирательной кампании, и порядком осточертела избирателям. К примеру, бывший губернатор Ленобласти Вадим Густов первоначально относился к ней весьма прохладно. Зато когда его взяли в российское правительство на пост вице-премьера, стал рьяным сторонником слияния регионов. Густов предвидел, что в правительстве надолго не задержится, и пытался с помощью объедения отодвинуть дату губернаторских выборов. Аналогичную эволюцию проделал экс-градоначальник Петербурга Владимир Яковлев. Сначала он был категорически «против». Но ближе к концу второго срока стал пытаться организовать референдум по вопросу объединения, желая остаться руководить новым субъектом федерации.

Последняя по времени объединительная инициатива принадлежит вице-спикеру Законодательного собрания Петербурга, эспээсовцу Юрию Гладкову. Пресса по этому поводу полнится слухами самого разного рода. В губернаторы Балтийского края прочат Владимира Яковлева, Сергея Миронова и даже Владимира Путина. Сам Гладков усилено намекает, что за ним стоят некие высшие силы в столице. Впрочем, непонятно, зачем политическим тяжеловесам и тем более президенту оглашать свои далеко идущие планы через скромного вице-спикера, да к тому же еще функционера провалившейся на выборах партии?

Представляется, что причины реанимации идеи объединения лежат совсем в других сферах. Во-первых, питерский СПС пребывает в состоянии глубокого разложения, и Гладков пытается хоть как-то привлечь внимание к правым и собственной персоне. А во-вторых, примечательно, что вице-спикер предлагает сформировать в новом регионе двухпалатный законодательный орган. Очевидно, разного рода влиятельным питерским структурам будет проще провести свих людей в парламент через областные округа, ведь в городе давно «все схвачено». Вот эти политические и экономические силы «второго эшелона», не удовлетворенные существующим положением вещей, могут стоять за инициативой Гладкова.

Реакция действующего руководства города и области на эти предложения оказалась сугубо отрицательной. Валерий Сердюков — давний противник идеи объединения. Еще бы: в случае, если таковое произойдет, пост главы региона ему явно не светит. А в Ленобласти он уже добился согласия местных депутатов считать нынешний второй сок первым, и теоретически сможет вновь баллотироваться в 2008 году. Спикер ОблЗакса Кирилл Поляков вообще назвал слова Гладкова «голословной болтовней». В том же духе на днях высказалась и Валентина Матвиенко. «В ближайшие несколько лет мы не будем готовы принять такое решение», — сказала Валентина Ивановна. Она заметила, что вопрос объединения Санкт-Петербурга и Ленобласти искусственно навязывается отдельными политиками.

Один из главных козырей противников создания Балтийского края и укрупнения регионов вообще — сложный механизм решения вопроса. Нужно либо менять конституцию, либо проводить референдумы в субъектах федерации. В случае положительного решения еще предстоит гигантская работа над законодательной базой, на которую может уйти несколько лет. Так что вопрос о Балтийском крае остается в подвешенном состоянии. Отметим, однако, что даже критики проекта говорят лишь о невозможности объединения лишь в ближайшей перспективе, с оглядкой на Кремль, где и будет приниматься окончательное решение.

Между тем, политическая элита, глядя на сильно затянувшиеся объединительные процессы, прелагает президенту разные варианты решения вопроса. Доведенная до логического конца идея укрупнения обозначала бы восстановление губерний по дореволюционному образцу. Губернское деление рассматривают как оптимальное ученые из Совета по изучению производительных сил. Разработанную ими схему укрупнения субъектов федерации недавно представил сенатор Александр Казаков, председатель комитета СФ по делам Федерации и региональной политике. Проект, по словам авторов, представляет собой первую попытку концептуального подхода к реформе административно-территориального устройства Российской Федерации. Он предусматривает разделение страны на 28 губерний, исходя из интенсивности экономических связей между сопредельными регионами. Сенатор отправил проект в администрацию президента, но о реакции пока ничего неизвестно.

Вряд ли губернское деление будет одобрено в Кремле. Путин дал понять, что не намерен изменять конституцию для реформирования административно-территориального устройства страны. Так что никакой империи у нас не будет. Недаром президент все чаще с гневом обрушивается на «великорусский шовинизм» и «имперские амбиции», которыми «страдает» большинство населения России. (Эти самые амбиции, между прочим, были заложены в основу российской государственности со времен Ивана Третьего, так что, пытаясь бороться с ними, власть рискует подорвать собственную легитимность в глазах народа).

«Имперский миф» Путина им же самим отправлен на свалку. И реализация проекта объединения регионов в масштабах РФ затормозилась, упершись в отсутствие политической воли у руководства страны и законодательный «бурелом». Знаковая ситуация для России, не правда ли?

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter